Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Хороший вопрос«Ой, а как же я?»:
Няни о том, как они расстаются с детьми

И стоит ли избегать привязанностей

«Ой, а как же я?»:
Няни о том, как они расстаются с детьми — Хороший вопрос на Wonderzine

Интервью: Елена Барковская 

Порой няни проводят со своими подопечными примерно столько же времени, сколько с собственными детьми. Одна лишь разница — с детьми клиентов рано или поздно приходится расставаться. Мы поговорили с пятью нянями о том, как они уходят из семей и какие чувства при этом испытывают. Некоторые имена изменены по просьбе героев.

«Ой, а как же я?»:
Няни о том, как они расстаются с детьми. Изображение № 1.

Вера

Я устроилась работать няней, когда мне было двадцать три года. Предложили знакомые, друзьям которых требовалась помощь: «Не хочешь попробовать? Мы тебе доверяем, не хотелось бы левого человека подсунуть ребёнку». Для меня слово «ребёнок» в тот момент означало кого-то шестилетнего: рисует, лепит, с разрешения берет конфетку, ест и спит, его периодически можно водить на кружки. Естественно, не пачкается, не шумит, не раздражается, не устаёт и не болеет. Поэтому я решила: почему бы и нет?

Накануне встречи с родителями мне объявили, что это пятимесячный ребёнок, и у меня был лёгкий шок — до этого возраст не сообщали, просто обозначили, что «маленький». Помню, я приехала на предварительный разговор и знакомство с родителями — думала, что мы договоримся, с какого числа я приступлю. Приезжаю, встречаемся у метро, стоит красивая девушка с коляской. Протягивает мне ключи и бумажку с адресом: «Я буду в десять вечера». У меня снова шок, отвечаю: «Нет, так не делается, подождите». И мы вместе пошли к ним домой.

Женщина работала через день, я должна была быть с Евой с девяти утра до десяти вечера. Первую неделю я приходила ненадолго: надо было приучить Еву к себе и себя к ней. Наверное, правильно говорят, что на должность няни лучше брать человека, у которого уже есть дети, причём подросшие. Потому что у меня, например, была куча вопросов о том, что делать.

Как оказалось, семья, в которую я устроилась, была офигенской. Я очень привязалась к девочке. Была золотая осень, мы с ней подолгу гуляли, устраивали пикники. Я знакомилась с такими же нянями, у нас создалась целая группировка. Я ходила в поликлиники, чуть позже — на развивающие занятия, массажи (на меня выписали доверенность). Я приучила Еву к горшку, она со мной в первый раз пошла — на прогулке отпустила руку, — у меня даже слёзы навернулись. Ева называла меня «нямня»: когда она начала говорить, то пыталась сказать «няня», но путала с мамой, и эта «нямня» закрепилась. 

Расстались мы, когда семья уехала. Я провожала их в аэропорту, они меня сами пригласили. Я расплакалась. Потом натыкалась на запасные детские носочки и думала: «Эх». Получается ведь, что полтора года 40 % времени я проводила с этой девочкой, стала другом семьи. Сейчас мы с ними изредка списываемся.

Ирина

Я стала няней из-за сложной материальной ситуации. Мне нужна была работа на два-три часа: сын был маленьким, часто болел и я не могла выйти на целый день. Мне позвонила знакомая, подруга которой искала няню среди «своих». Я спросила: «Сколько ребёнку?» — «Полтора месяца». Я ответила, что это не проблема, если малыш на искусственном питании. Заниматься девочкой надо было всего два раза в неделю по три часа: обычно мама кормила и уходила, мне надо было погулять, поменять памперсы, покормить и положить спать. Я проработала недолго — расстались, когда Нике было около двух лет.

Тут же мне подвернулся вариант рядом с домом: там надо было находиться с мальчиком уже целый день три раза в неделю. Матвею был год и восемь месяцев. И вот с ним я проводила много времени. Такие чувства тёплые к нему возникали — не могу сказать, что как к родному, но всё-таки целый день вместе, он обнимает, целует. Когда мы расставались, он кричал мне: «Ириночка, пока! Приходи в гости!» Его мама порекомендовала меня другим родителям, но у меня сын тогда пошёл в первый класс, поэтому я не согласилась. С родителями Матвея мы активно общались в соцсетях, я и сейчас поздравляю его с праздниками, днём рождения. Он уже в первый класс пошёл.

Когда идёшь работать няней, надо понимать, что это не твой ребёнок — а за чужого человека ответственность двойная. Если не любишь детей, делать на такой работе нечего. Да, и надо учитывать, что мама может ревновать. У меня со второй семьёй так вышло, что на праздники с Матвеем в основном ходила я, и мама однажды сказала в слезах: «Почему на всех фотографиях он с вами…» Понятно, что она это не со зла. 

«Ой, а как же я?»:
Няни о том, как они расстаются с детьми. Изображение № 2.

Глеб

Я работал в нескольких семьях. Начинал у бывшей подруги, которая вышла замуж, родила дочку, но потом её муж устранился и больше не появлялся. Я же сохранял с ней дружеские отношения, приходил, втянулся и стал сидеть с ребёнком. Потом мне стали оставлять девочку и платить за это. Так я и стал няней.

Моя самая продолжительная работа — пять лет с перерывами, я тогда занимался с тремя детьми своей одноклассницы. С этой семьёй мы общаемся до сих пор. Я привязался к детям, скучаю по ним, но так как моя дочка с ними дружит, мы встречаемся.

Заканчивалась моя работа обычно или из-за того, что график становился неудобным, или семья переезжала. В основном я работал у знакомых, с большинством которых так или иначе общаюсь до сих пор. Одно из самых трогательных воспоминаний — маленький мальчик, с которым я вроде бы проводил не так много времени, выбежал из комнаты, когда я уходил, и сказал: «Ой-ой-ой, а как же я?»

Ольга 

Первой, для кого я стала няней, была годовалая Ира — я её называю «первая внучка». Мы с ней гуляли, я её укладывала спать, приходилось даже на руках убаюкивать. Мы расстались с ней и её родителями, когда ей было три года. Помню, как посадила их в машину, и когда они отъехали, почувствовала себя такой опустошённой… Я очень скучала. Она ведь узнавала меня, бежала навстречу, могла и в щёчку поцеловать. Но, как няня, я знала, что нужно «отодвигать», чтобы таких моментов (поцелуев, например) не было — всё-таки я постороннее лицо. Я старалась корректно себя вести.

Самое продолжительное время я работала с Данилой. Я была с ним постоянно, утром могла прийти в шесть, а уйти в десять вечера. Ездила с ним на отдых, остальные члены семьи жили в этом же доме, но у нас был свой режим. Семья редко брала нас куда-то с собой. У Данилы была привычка: он любил подойти к маме, потереться о её бок, но мама рукой давала знак «отстань», бабушка тоже: «Не висни на мне, ты знаешь, я это не люблю». И тогда он шёл ко мне. Бабушка даже смеялась: «Только Ольга может тебя приласкать». Я руками разводила: «Я по долгу службы». Хотя на самом деле это было не так. Было жалко мальчика, потому что он пережил развод родителей. И так получилось, что я своё тепло ему отдавала. Мой ребёнок даже ревновал, хотя был взрослым. Я приходила с работы, он спрашивал: «Чем вы сегодня занимались?» Я рассказывала. Он отвечал: «Со мной ты этого не делала!»

Как расстались? Вот тут как раз была проблема. Даниле не хватало общения с мамой. Он как-то сказал: «Оля, я хочу, чтобы ты была моей мамой». Я говорю: «Ну как ты можешь, у тебя такая хорошая мама». «Мама со мной не хочет быть, а ты всегда со мной». И это для меня был не то что звонок, а удар колокола: мне надо уйти. Я не знала, куда уйду, но решила, что это последний год.

У меня ведь все разговоры были о Даниле. Я себя потом уже останавливала — не всем это интересно, — но любая тема меня приводила к этому ребёнку. Я очень переживала. Первый год боялась с ним видеться — наверное, у меня была какая-то душевная травма. И за несколько лет с тех пор, как мы расстались, я ни разу его не видела. Но до сих пор вспоминаю Данилу как важный момент жизни.

Саша

Я работаю няней больше десяти лет, живу в Барселоне. По образованию я психолог-педагог: ещё с института у меня интерес к детской психологии и к детям в целом.

Обычно я работаю с детьми недолго, не более месяца — чаще всего речь о семьях, которые приехали в Барселону на отдых. Есть детишки, с которыми я занимаюсь уже год-два, но не постоянно, а присматриваю за ними пару раз в неделю: остаюсь вечером и ночью, когда родители уходят на мероприятия, или гуляю днём. Я легко нахожу контакт с детьми, всегда открыта и дружелюбна к ним — это чувствуется, так что нам удаётся построить доверительные отношения.

Не могу сказать, что сильно привязываюсь к детям, но всегда переживаю за них и интересуюсь у родителей, как там дела, даже когда работа закончилась. Для детишек я в первую очередь друг, я не стараюсь быть им мамой или бабушкой, как это делают многие няни, считаю это неправильным. Поэтому при расставании ни у меня, ни у детей не бывает грусти. Я всегда настроена на то, чтобы общаться и дальше, но пока что такого опыта не было. Основной возраст детей, с которыми я работаю, — два-четыре года, они не успевают сильно ко мне привязаться и быстро переключаются на новых людей.

 

ФОТОГРАФИИ: Smallable (1, 2)

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.