Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Хороший вопрос«Мне казалось,
что никого лучше
я не встречу»: Девушки
о первой любви

И о том, как она повлияла на дальнейшие отношения

«Мне казалось,
что никого лучше
я не встречу»: Девушки
о первой любви — Хороший вопрос на Wonderzine

Интервью: Ирина Кузьмичёва

В манифесте к поэтическому сборнику 1912 года «Пощёчина общественному вкусу» Владимир Маяковский и Давид Бурлюк утверждают: «Кто не забудет своей первой любви, не узнает последней». Но если отбросить в сторону романтику, это чувство (иногда приятное, иногда совсем наоборот), пожалуй, не стоит забывать хотя бы для того, чтобы узнать себя получше. Мы попросили разных девушек вспомнить свою первую любовь и рассказать, как она повлияла на их отношения с другими людьми.

Алина

Вспоминая первую любовь сейчас, когда прошло восемь лет и можно спокойно оценить ситуацию, я благодарна за то, что она случилась. Хотя тогда я так не думала. В десятом классе у нас была небольшая компания: двое ребят и мы с подругой. Мы проводили много времени вместе и в январские каникулы решили навестить бывшую одноклассницу в другом городе. Несмотря на то что я ужасно замёрзла в кроссовках и без шапки, поездка получилась превосходная. Мы гуляли по набережной, смеялись, а когда у меня замёрзли руки, он их грел — это было очень мило.

На обратном пути мы шли в сторону моего дома, было уже темно. Он решил произвести впечатление и прочитал стихотворение Блока «Ночь, улица, фонарь…» — но знал только первую часть, а я продолжила вторым четверостишием. Он улыбнулся и сказал, что мы отлично дополняем друг друга. Спустя пару дней он предложил мне стать его девушкой и гордо взял за руку прямо в школе при всех. Я отличница, а он даже не хорошист — все были удивлены, что мы вместе. Учителя советовали взвесить все за и против, но я уже не слышала никого. Летом мы ходили на пляж, читали вместе книги, готовились к одиннадцатому классу, думали, куда поступать, — всё было изумительно.

Через семь месяцев он сказал, что наши взгляды слишком разные, что я его тяну не в ту сторону — было безумно больно, мне казалось, что моя жизнь рухнула. На носу Первое сентября, я рыдала дома в подушку, постоянно пила успокоительные. Родной Томск превратился в сплошное напоминание о нём, так что у меня была одна цель — уехать как можно дальше. В июле я прошла на бюджетное отделение в университет в Иванове. Я визжала от радости: новый город, миллион возможностей.

Я окончила магистратуру с красным дипломом, как и планировала. Вернулась домой, и меня взяли на работу, о которой я даже мечтать не могла, когда уезжала. Благодаря работе я встретила новую любовь. Если бы у меня не было тех первых отношений, я смогла бы не уехать в другой город, не получила бы прекрасное образование и не нашла бы работу — и даже не познакомилась бы с моим нынешним партнёром. Тогда, в одиннадцатом классе, я считала эту любовь несчастной, но она обернулась для меня счастливым билетом в новую жизнь.

Ольга

Моя первая серьёзная влюблённость после Николая Дроздова, который запал мне в душу лет в пять, случилась в старших классах — это была моя подруга по летнему лагерю и подготовке к олимпиадам. Она была невероятно умной, училась в другой школе, увлекалась баскетболом, писала мне красивые записки и загадочно улыбалась, пока я не поняла, что просто дружить ни ей, ни мне уже недостаточно.

Отношения продлились полтора года. Первые несколько месяцев было классно, потом в основном нервно и неловко: с одной стороны, было круто, что у нас есть «запретный» роман, о котором мы не рассказываем родителям и друзьям, с другой — было очень неудобно постоянно что-то придумывать, прятаться, не держаться за руки на улице и так далее. У нас обеих не было опыта романтических отношений, тем более гомосексуальных, зато была куча нереалистичных ожиданий и представление, что партнёрша должна сама догадываться, что тебе нужно. В итоге мы начали уставать друг от друга, всё чаще ругаться, устраивали друг другу молчаливые бойкоты и во время ссор швырялись предметами — слава богу, до драки ни разу не дошло.

Через какое-то время я уехала учиться в Москву, и мы продолжили ругаться в сообщениях «ВКонтакте», по переписке же и расстались. Хотя это случилось скорее по моей инициативе, после разрыва всё равно было тоскливо: девушку звали Варвара, поэтому в течение нескольких недель я пила вино и слушала одноимённую песню «Би-2» о том, как «грустно и очень обычно всё вышло». Хотя в отношениях мы обе наделали кучу ошибок, это был важный опыт: во-первых, я окончательно поняла, что мне нравятся девушки, и начала позиционировать себя как бисексуалка, во-вторых, уяснила, как важны в отношениях ясная коммуникация и обсуждение принципиальных вопросов на берегу.

Катя

Моя первая любовь случилась в девятом классе — он учился в параллельном потоке. Однажды на перемене он просто сел рядом на диван, я посмотрела на него и сразу влюбилась. В начале десятого он вдруг начал ухаживать за мной. Это было неимоверное счастье, хотя мои подруги не понимали, как я вообще могла в него влюбиться, и считали его глупым. Он странно ко мне относился, мог сказать: «Ты не должна ничего говорить, сейчас говорят мальчики», — но я не обращала на это внимания.

Через какое-то время я узнала, что он просто с кем-то поспорил, что разведёт меня на секс — хотя у нас ничего не было, я тогда даже не могла подумать о сексуальных отношениях, я была маленькой девочкой. Мы постоянно то сходились, то расходились — до начала одиннадцатого класса это происходило раз пять. Первый раз он бросил меня перед новогодней школьной дискотекой, и все каникулы я была в трауре — а ему просто стало неинтересно, когда он понял, что не добьётся своей цели. Но через какое-то время мы снова начали встречаться, я всё ещё была в него влюблена.

Однажды мы разошлись потому, что он сказал моей подруге, что я для него что-то несерьёзное и у него уже есть суженая. Летом перед одиннадцатым классом он исчез, мы вообще не общались. Потом он вдруг позвонил: «Я сейчас у друга, приходи». Я позвонила подруге, рассказала, что пойду к нему и если что, скажу родителям, что ночую у неё. Она ответила, что если я это сделаю, то она заложит меня родителям. Я тогда страшно обиделась, но оглядываясь назад, думаю, что она уберегла меня от ошибки.

Закончилось всё тем, что мы в очередной раз расстались, и я поняла, что больше не готова это терпеть. Я горько плакала, потому что всё равно была в него влюблена — успокоилась, только когда мы окончили школу, и больше я его не видела. Через пару лет после окончания школы я узнала, что его посадили в тюрьму. По официальной версии, он избил полицейского, но возможно, было что-то ещё: я слышала, что он занимался автомобильными подставами.

Евгения

Мне было двадцать четыре года, я только призналась себе в своей бисексуальности. На тот момент я встречалась с мужчиной, за которого впоследствии вышла замуж. У него была однокурсница — высокая, андрогинной внешности, талантливая скрипачка в модной дорогой одежде и мужских ботинках. Несколько лет мы общались в тесной компании общих друзей.

Я мечтала о лесбийских отношениях — и нашла их с этой девушкой. Моя любовь к ней была смесью влюблённости, сексуального влечения и сострадания — она мечтала построить семью с партнёршей. Она тоже говорила, что любит меня, но на деле всё время пыталась подавить мою личность. Для меня любовь — это свобода: дарить возможности, давать партнёрше ресурсы идти по выбранному пути и пространство для развития. Для неё любить означало полностью растворяться в партнёрше. Наши отношения строились не только на сексе, творчестве и поддержке (у неё гомофобная семья), но и насилии. Она помогала мне в творческой работе — но параллельно внушала, что я без неё не справлюсь. Через год совместной жизни мне стало страшно за себя и мы расстались. Это было сложно, она ещё долго присылала мне проклятия в соцсетях — но в итоге стало понятно, что взаимопонимания между нами нет.

Тем не менее эти отношения помогли мне исследовать свою ориентацию, благодаря им я погрузилась в теорию полиамории, квир, ЛГБТ, феминизма. Сейчас говорю о себе «бисексуалка» и «полиаморка»: я замужем и продолжаю быть открытой другим людям. Теперь мне сложно представить себя без той истории: я стала давать больше свободы тем, кто мне нравится, и ничего не требовать взамен.

Даша

Это было 31 декабря. В этот день по уже сложившейся традиции мы с подругой детства встретились в центре нашего родного Ярославля, чтобы обменяться подарками. На улице к нам подошли познакомиться симпатичные молодые люди. Знакомство продолжилось в кафе — он, его приятель и мы с подругой рассказывали друг другу о себе; так мы узнали, что они приехали на пару дней в Ярославль из Москвы. Мы обменялись номерами и попрощались. Через некоторое время общение продолжилось: раз в месяц «ВКонтакте» мы рассказывали друг другу новости, иногда могли обсуждать что-то несколько дней. Мне нравилось, что мы понимаем друг друга и одинаково смотрим на мир. Я ощущала интерес и с его стороны, решила принять его приглашение и приехать к нему встретиться в Москву.

Я купила билеты, предупредила его — но мы так и не встретились. Он исчез: страницы в соцсетях заблокированы, номер недоступен. Я решила, что в этой истории можно ставить точку, но у вселенной оказался другой вариант: на Арбате мы познакомились с весёлыми ребятами, обменялись телефонами и договорились о встрече. Оказалось, что у одного из них в списке друзей «ВКонтакте» есть исчезнувший «герой моего романа». Оказалось, что мой виртуальный друг попал в беду и на неопределённое время покинул Москву. Никаких координат, новых номеров телефона, никакой другой информации у ребят о нём не было, зато я была уверена, что это судьба и я должна его найти. Благодаря упорству и удачным обстоятельствам, я наткнулась на адрес его прописки и отправила письмо по почте. Спустя две недели он написал мне «ВКонтакте», рассказал о чёрной полосе, поблагодарил за письмо и предложил продолжить общаться.

Я окончила четвёртый курс колледжа культуры Ярославля и готовилась поступать в университет. Выбрала Москву: верила во взаимность и не сомневалась, что мой переезд сделает нас счастливыми. Но он к этому оказался не готов, и мечты остались мечтами. Я всё же поступила в Московский институт культуры, а в конце второго курса познакомилась с будущим мужем — снова на улице. Иллюзии о прошлом развеялись, сейчас мы женаты, и у нас чудесная дочка. С тем молодым человеком мы до сих пор общаемся как приятели, поздравляем друг друга с праздниками, делимся новостями. 

Настя

Мне было семнадцать, ему двадцать. Я только поступила на первый курс университета, считала себя очень крутой и взрослой. Никогда не думала, что со мной такое может произойти, но увидев его, я сразу почувствовала симпатию: мы были в общей компании, он меня тоже заметил. Познакомились, пообщались, выпили — и стали целоваться на глазах у друзей. После этой вечеринки мы много общались онлайн, пару раз ходили на свидания. Была зима, гулять холодно, а тусоваться в кафе бедным студентам не по карману. Зато каждые выходные мы веселились на вписках у друзей. Я ждала от него заветного «объявляю нас парой», но этого так и не происходило. Со всех сторон доносилось «как вам повезло найти друг друга», вот только парой мы не были, и меня это раздражало. Мне хотелось больше времени проводить вместе, любви как в кино. И тут-то случился апокалипсис.

Новый год мы отмечали компанией общих друзей у меня дома. Он приехал уже после боя курантов. Что-то быстро пробормотал, всучил цветы и подарок и прошёл в комнату. Я решила высказать всё, что так старательно скрывала и начала допрос с пристрастием: где был, почему опоздал, почему мы не вместе. Удивившись такому напору, он ответил: «Ну, значит, будем». На радостях я забыла все обиды и потащила его веселиться. Через полчаса он сказал, что уезжает домой поздравить родных, но, как Карлсон, обещает вернуться. Через четыре часа ко мне подошёл наш общий друг и сообщил, что мой новоиспечённый молодой человек поехал к своей бывшей. Дальше — как в тумане.

После такого предательства я отходила год: каждый день заходила на его страницы в соцсетях, любила его и ненавидела одновременно. Отношения начинала через силу и сама же прекращала. Это было адское время: я много пила, связалась с не лучшей компанией, встречалась с его близким другом, пыталась отвлекаться случайным сексом — не помогло. Мне казалось, что лучше него я никого не встречу.

Потом я встретила хорошего парня, и всё само собой разрешилось, хотя и не быстро. Я стала меньше думать о том, что было. И, конечно, внезапно встретила его на дне рождения приятеля. Через два часа после неловкой встречи он подошёл ко мне и извинился, сказав, что всё осознал, что я стала невероятно классной и он хотел бы попробовать всё сначала. Я так мечтала услышать эти слова! Но поняла, что передо мной стоит скользкий тип, которому всё равно, что и кому говорить. Я ему отказала. Только в тот момент меня по-настоящему отпустило. Самое опасное в этой истории — идеализация человека, с которым я хотела быть. В фантазиях об упущенном «лучшем парне на свете» я провела год и никому не желаю повторить это. 

Софи

Моя первая любовь случилась в начале десятого класса и дожила до первого курса университета. Я была новенькой и хотела со всеми подружиться. За мной в классе сидел парень в серой толстовке с капюшоном. Я решила заговорить первой и предложила сбегать на перемене в магаз, после чего мы стали много общаться, писали по сто эсэмэс в день, болтали обо всем на свете. Я влюбилась, и мне казалось, что он тоже. На переменах мы часто «случайно» пересекались. Однажды я увидела, как он болтает со своей подругой, почему-то приревновала и быстро прошла мимо, хотя слышала, как он меня зовёт. После уроков я в ужасном настроении поскорее ушла домой. Он позвонил, я бросила трубку. И он написал очень милое эсэмэс, в котором предложил мне с ним встречаться.

Мы друг друга любили, но были так неопытны, что не могли справиться с мелкими ссорами — а может, просто были другие приоритеты. Я по-прежнему ревновала к его лучшей подруге, он не понимал, почему домой после уроков я иду с друзьями, а не с ним и почему не хочу, чтобы он встречал меня после дополнительных занятий. Через несколько месяцев постоянных ссор мы разошлись. Потом мы поступили в университет: школьные обиды стали проходить, и мы снова стали встречаться. В конце декабря он сообщил мне, что встретит новый год с другом. Обидно было ужасно. И вдруг в час ночи телефонный звонок: «Выгляни в окно!» Под окном стоял он с коробкой шоколадных конфет и горящими бенгальскими огнями. Я оделась и вышла на улицу. Он сказал: «Я хочу встретить такой волшебный праздник с тобой». Мы весело гуляли по снежной Москве.

Мы часами катались в метро и слушали музыку, наши комнаты были украшены совместными фотографиями, он приезжал ко мне с коробкой сладостей перед моей операцией, дарил цветы. Было похоже на сказку. Несмотря на это наши характеры были несовместимы. Мне нравилось ходить на шумные мероприятия, а ему хотелось проводить время дома с другом. Из-за таких мелочей мы всё время ссорились. Устав от этого, мы расстались.

Сейчас я вспоминаю это время с улыбкой, но тогда было очень больно: любить, но понимать, что компромисс невозможен. Самым сложным оказалось найти поддержку. Однажды я прочла на одном иностранном сайте о «Breakup Recovery: surviving the end of a relationship» — лучшего помощника для самоанализа я и не встречала. Обычная девушка описывает все этапы, которые она прошла после тяжёлого расставания. Я прочитала несколько раз, и у меня было ощущение, что она переживает вместе с мной, помогает и понимает, как никто другой.

Маша

Первая любовь случилась со мной в девятнадцать лет. Мой избранник в первую очередь покорил меня внешностью (что делать, я визуал): татуировки, модные шмотки и чуть ли не первый в Москве скутер, на котором мы рассекали по ночам с тусовки на тусовку. Я тогда и поверить не могла, что такой парень обратит внимание на меня — маленькую неопытную девушку с кучей комплексов. Оказалось, что за внешней брутальностью скрывается добрая и чуткая натура. Я была окружена заботой и вниманием, но у меня не было опыта, и я не смогла это в достаточной степени оценить — и после пяти лет прекрасных отношений выбрала свободу. Расстались мы по моей инициативе и по совершенно банальной причине: он хотел семью и детей, а у меня были совсем другие планы на жизнь — учёба за границей, интересная работа. Уверенности в том, что мой первый мужчина должен стать единственным, не было.

Несмотря на то что расставание было очень болезненным, спустя десять лет нам удалось сохранить добрые приятельские отношения. У нас по-прежнему много общих друзей, мы ставим друг другу лайки в инстаграме. Хотя мы общаемся только виртуально и нечасто, он остался для меня близким и родным человеком. Я рада, что о первой любви храню исключительно приятные и нежные воспоминания. И всегда буду ему благодарна.

Юлия

Я впервые влюбилась, когда мне было одиннадцать лет. Это был друг моего брата, он пришёл к нам в гости — это было чувство с первого взгляда. Поскольку он был другом брата, а я была совсем маленькой (у нас разница в три года, но в том возрасте это много значило), я даже не думала, что это возможно — но всё равно не упускала возможности с ним пообщаться, он тоже мной интересовался.

Шли годы. Я с самого детства увлекалась музыкой и писала стихи — с тех пор как я его встретила, их большая часть была о нём. Я жила с мыслью стать достойной его, своего идеала — это подталкивало двигаться вперёд. У меня появилась группа, она просуществовала семь лет; мы исполняли эти песни, хотя, конечно, никто не знал, о ком они. Всё это время я почти с ним не виделась, но всё равно продолжала о нём думать. Я встречалась с другими, но считала, что это временно. Я думала найти его в соцсетях, но не смогла. Тогда нашла его одноклассника, и тот дал мне его номер. Мы не виделись много лет, начали переписываться и один раз встретились: гуляли, болтали, было классно — но после этого общение как-то загнулось. Он куда-то пропадал, а я очень скромная и не могу настаивать, если разговор заканчивается. Мы говорили раз в полгода — рассказывали, кто на какой концерт сходил.

Прошли годы — и тут он снова объявился в моей жизни: начал помогать моей маме с рабочим проектом. Во мне к этому моменту что-то сломалось, я перестала на него реагировать — и тут, как это обычно бывает, парень активизировался. Мы начали встречаться, и это было счастье. Не уверена, что многие такое испытывали — двенадцать лет предисловия всё-таки здорово повлияли. Но продлилось это счастье недолго — до первого скандала, который он мне устроил из-за ревности. Оказалось, что он другой человек — ревнивый и странный. Закончилось всё хреново: у меня сильно пошатнулось здоровье, я вышла из депрессии только в прошлом году, хотя мы уже четыре года не вместе. Мораль такова: идеальных людей не бывает, скорее всего всё закончится огромным разочарованием и психологической травмой.

Вероника

Мне было двадцать лет, я училась в Витебске — небольшом городе в Беларуси. Мне нравилось ходить на вечеринки в местный клуб. Запретов в этом месте почти не было, можно было быть кем хочешь. Особенно мне нравилось, что можно было курить в помещении, хоть и в специально отведённом месте — именно там я встретила Таню. Я подошла к ней, как загипнотизированная, — даже не помню, что сказала. Видимо, что-то дурацкое: Таня влепила мне пощёчину. Дальше всё как в тумане. В какой-то момент я ей сказала, что либо мы обязательно будем вместе, либо я разобью ей сердце — и что я найду её, где бы она ни была. Она ещё долго сидела у меня на коленях, а я нашёптывала ей на ухо свои и чужие стихотворения. А потом ночь закончилась. Я знала только её имя и то, что она из Минска.

Придя домой, я первым делом нарисовала её портрет, а потом начала страдать. Тогда я училась на первом курсе кафедры дизайна и хотела заниматься одеждой, но учёба стала невыносимой. Желание найти Таню стало манией: я больше ни о чём не могла думать. В итоге, сдав первую сессию и доказав себе, что я «могу», я бросила университет и уехала в Минск автостопом. Я сразу начала искать Таню: перезнакомилась с огромным количеством людей, вписалась в самые странные компании, посещала любые места, где могла встретить кого-то, кто знал бы о ней. И всем показывала тот портрет. Спустя три месяца мне повезло, и я встретила человека, который дал мне ссылку на её профиль в ВК. Очень странно сейчас это вспоминать, но у меня и мысли не было, что я могу навязываться. Я просто написала: «Я же говорила, что найду тебя». И, как ни странно, она ответила.

Мы стали встречаться — я испытывала море эмоций. Потом поняли, что не хотим расставаться, и стали жить вместе. В этот же период я рассказала близким об отношениях с девушкой. Потом стало сложнее. Для меня это был первый опыт совместной жизни с девушкой, она была ещё и старше меня. Таня была успешной и красивой — а я была юной, бросила универ, ничего не умела и была совершенно не подготовлена к жизни. Мы начали ссориться: я проецировала недовольство собой на Таню и наши отношения. Сначала это были ссоры по пустякам, потом серьёзные скандалы. В то время я начала переписываться с другой девушкой из Москвы и находила в этом отдушину. Однажды я решила уехать. Не знаю, о чём я тогда думала. Я обняла и поцеловала спящую любимую женщину, сказала, что вернусь в понедельник, и уехала в другую страну.

Спустя месяц я вернулась в родной город разбитой и с ощущением, что потеряла, возможно, самое ценное, что у меня тогда было. Мои вещи были уже у моей мамы. Спустя какое-то время я осмелилась написать Тане. Мы долго выясняли отношения, я оправдывалась, и она смогла меня простить. Мы съехались ещё на полгода, но всё было уже не так. Я не знаю, что она чувствовала, так как привычки обсуждать отношения у нас тогда не было. Всё как будто летело в пропасть, и однажды я ушла. Вернее, попросила уйти Таню. От «нас» ничего не осталось, и для меня это стало и остаётся по сей день огромной травмой. Такой чистоты и простоты в общении я больше не испытывала никогда. Позже я пыталась наладить с ней контакт, но тщетно. Я до сих пор считаю это одной из самых крупных ошибок в жизни.

Этот опыт стал для меня очень травматичным и сильно повлиял на меня. Я отчаянно искала во всех отношениях таких же эмоций и, не находя их, рушила. Со временем мои взгляды всё же изменились (чему я несказанно рада). Я стала проще смотреть на связь с людьми, перестала ожидать чего-то невероятного, и это значительно упростило взаимодействие с партнёршами. Но «первая любовь» так и останется «первой любовью».

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.