Views Comments Previous Next Search

Хороший вопрос«Ты что, папу не любишь?»: Зачем люди меняют имя
и фамилию

Почему Ф. И. О. в паспорте — это серьёзно

«Ты что, папу не любишь?»: Зачем люди меняют имя
и фамилию — Хороший вопрос на Wonderzine

Саша Казанцева,
ведущая телеграм-канала «Помыла руки»

Многие из нас относятся к своему имени как к данности, которую «не выбирают». Здорово, когда собственное имя нравится, но что делать, если записанные в паспорте сочетания букв не нравятся, кажутся «чужими», а иногда и просто мешают жить? Мы поговорили с людьми, которые сознательно изменили имя, фамилию или отказались от отчества.

«Ты что, папу не любишь?»: Зачем люди меняют имя
и фамилию. Изображение № 1.

Саша Казанцева

Родители назвали меня Леной — но мне всегда казалось, что это «чужое имя», на которое мне почему-то необходимо отзываться. В детсадовском возрасте я мысленно играла в игру «Как бы меня звали, если бы...» — но никакой придуманный вариант не приклеивался надолго. В средней школе я решила проблему так: стала представляться по фамилии и просила, чтобы меня называли просто «Казанцева». Сильно расстраивалась, когда подруги и друзья переходили на «Лену». Думала: ну что такого сложного — обращаться ко мне так, как нравится мне самой?

Поскольку фамилия — это «многабукв», вскоре окружающие стали называть меня сокращённо «Ка». И мне очень понравился такой вариант! Большую часть сознательной жизни я прожила под этим именем и даже указывала его на визитках. Всё это время я размышляла, что делать с данными в документах? Понимала, что «Елена» там меня точно не устраивает, но и насчёт «Ка» не была уверена. Хотела записать в паспорт какое-то условно конвенциональное имя, которое сочеталось бы с отчеством. Тогда я ещё не знала, что отчество можно убрать из паспорта совсем.

Обо всём этом я думала лет десять, а потом случайно узнала, что коллега как раз недавно изменила имя в паспорте. Оказалось, что юридически всё не так сложно, как мне казалось. Я боялась, что при смене имени надо срочно бежать переоформлять документы на недвижимость, банковские карточки и ИНН — но выяснилось, что со всем этим можно не торопиться. Главное — держать при себе свидетельство о смене имени, которое выдают в загсе. Всё сложилось очень быстро: практически сразу я сообразила, что мне безумно нравится, когда девочек зовут Сашами — и решила, что и сама хочу быть Сашей Казанцевой. Сотрудницы загса оказались неожиданно приветливыми и свидетельство о смене имени мне выдали сразу. Меня рассмешила формулировка в графе «Причины» — там указали «желаю носить имя Александра». 

Новый паспорт я получила полтора года назад. Сейчас я уже совсем «разносила» новое имя и привыкла к нему. Мне нравится быть Сашей, нравится представляться этим именем, и я очень рада, что решилась на перемены.

Руслан Саволайнен

Сейчас меня зовут Руслан Александрович Саволайнен, а до этого я был Русланом Мехмановичем Петуховым. На третьем курсе университета я изучал генетику: чтобы получить зачёт автоматом, надо было составить своё генеалогическое древо. Пока я делал эту работу, выяснил, что моя бабушка была финкой, а её девичья фамилия — Саволайнен; в Ленинградской области даже есть заброшенное поселение Саволайнен Хутор.

Полгода я ездил по архивам Петербурга, посетил церковный архив в Ленинградской области и даже побывал в Финляндии — в месте, где предположительно жили мои предки. Наслушался историй о своём двоюродном прадеде Саволайнене и узнал, что он похоронен на Марсовом поле. Тогда я решил взять фамилию предков — сейчас я единственный в семье, кто носит её. 

Отчество поменял заодно с фамилией. Во-первых, старое мне не нравилось, во-вторых, оно досталось мне не от отца. С отцовским же именем всё сложно: его зовут Аль Джунди Набиль Абдель Хафиз Джабара. Поэтому в загсе я просто вписал первый пришедший в голову вариант — Александрович. Впрочем, отчество в современном мире я воспринимаю как рудимент и очень не люблю, когда ко мне по нему обращаются. При этом не все люди, с которыми я знакомлюсь, верят, что Саволайнен действительно моя паспортная фамилия, а не шутка и не псевдоним. Некоторые говорят, что она «не вяжется» с моей смуглой кожей, потому что «все финны светлые». 

Поменяв документы, я почувствовал себя комфортнее психологически. Сейчас я очень люблю, когда меня называют по фамилии, и напрягаюсь, когда кто-то вспоминает мои старые данные.

Нико Черченко

У меня длинная история с самоназваниями. Лет до двадцати пяти я использовала своё полное на тот момент имя Вероника и не терпела никаких сокращений. Сильно возмущалась, когда меня пытались называть Викой, Верой, Никой или Роней. Потом я сменила страну проживания и завела фейсбук — при регистрации использовала уже короткий вариант «Ника». От длинного имени я к тому времени устала, а Никой меня в детстве называла мама, и эти воспоминания вызывали нежные чувства.

Позже я сама сделала каминг-аут самой себе как агендерный человек, а через два года решила взять взять гендерно нейтральные имя и фамилию. Об отчестве я тогда не думала. Первое, что сделала, — переименовалась в фейсбуке. Взяла имя Нико (мне важно было не сильно отрываться от «исходника») и добавила бабушкину девичью фамилию Черченко. К моему удивлению, я не смогла переименоваться в сети «ВКонтакте»: система затребовала паспорт, который я ещё не обновила. Мне кажется странным и не клиентоориентированным, что российская социальная сеть не даёт возможности свободно вписать себе новое имя. Для агендерных и трансгендерных людей, как я, это проблема.

Через какое-то время я написала письмо коллегам о том, что теперь ко мне надо обращаться по-новому. Сменила визитки, стала иначе представляться. Всё это случилось не в один день, и я не могу сказать, что было просто: первое время я жутко стеснялась. Смена «названия» — очень прикладная вещь для меня самой, но для других людей оно отражает мою идентичность, а я вообще не очень люблю что-то кому-то объяснять про свою личную жизнь. Мне самой и людям вокруг потребовалось время, чтобы привыкнуть и понять, что новое имя — это всерьёз. Конечно, до сих пор не все знакомые освоились с изменениями. Я на них не давлю: когда люди понимают, что мне важно новое имя, то постепенно перестраиваются.

В этом году я наконец собралась поменять документы и заодно решила заменить отчество на одну букву — Н. Загсы не любят иметь дело с «необычными» именами: меня посылали из одного учреждения в другое, отправляли к разным сотрудницам, задавали много вопросов. И если смена фамилии проблем не вызывала, то о других данных пришлось долго разговаривать. Начальница загса утверждала, что имя Нико — мужское, а значит, брать его мне «нельзя»: «Как же люди поймут, какого вы пола?» Я поясняла, что пол у меня указан в отдельной графе паспорта и там всё остаётся по-прежнему. В итоге за одну ночь я нашла десяток примеров использования имени «Нико» как женского в разных культурах (например, в Японии). И на следующий день это помогло мне переубедить начальницу загса, ссылавшуюся на справочник русских имён 1970 года издания. При этом в загсе мне сказали, что если я напишу заявление на получение «однобуквенного» отчества, то мне гарантированно откажут. В итоге я остановилась на варианте полного исключения отчества, законодательство позволяет это сделать. 

В день, когда я подала документы в загс, я испытала такую эйфорию! Подумала: «Боже, почему я так долго на это решалась? Ведь можно было жить с именем, которое мне близко, уже много лет!» Бабушке понравилось сочетание моего нового имени и её фамилии — особенно её развеселило, что их можно рифмовать. А вот папе о смене документов я пока не говорила и, если честно, опасаюсь его реакции. Боюсь, что он может воспринять мой отказ от отчества близко к сердцу. Но я к этому готова: расскажу ему, что это не влияет на моё отношение к нему, а отражает мои ценности.

«Ты что, папу не любишь?»: Зачем люди меняют имя
и фамилию. Изображение № 2. 

Лайса Цагарова

Путаница в именах у меня началась прямо с рождения. Когда мама была мной беременна, то объявила всем, что я — Лиза. Не Луиза, не Елизавета, а только Лиза. Все согласились, и с тех пор никак иначе близкие ко мне не обращались. Когда пришло время делать свидетельство о рождении, на дело отправили моего папу — как человека надёжного. Когда папа вернулся, мама заглянула в документ и увидела, что вместо родной Лизы там значится некая Лайса. «А такое имя вообще есть?» — спросила мама.

Сейчас мои паспортные данные знают разве что сотрудники банков и визовых центров, а также врачи и преподаватели. Причём у большинства из них возникают серьёзные трудности с прочтением и написанием. Так, я много раз оказывалась Цагоевой, Загаровой, Цагараевой и в основном Ларисой, но почти никогда — Лайсой Цагаровой с первого раза. Для окружающих я всегда уточняла, что мне комфортнее обращение «Лиза», но если человеку очень нравится имя Лайса, то не имею ничего против. Однако на улице вряд ли отзовусь, если окликнут Лайсой — просто нет привычки. 

Вторая фамилия «появилась» во время моей первой работы на радио. В то время все ведущие эфира брали псевдонимы, и я решила: чем я хуже? Тем более что у меня был фактически готовый: к имени Лиза добавилась мамина фамилия Волохова. Мне всегда нравилось, как это звучит! Позже я ушла на телевидение, но менять уже привычное имя посчитала странным. Самое важное для меня — то, что у Лизы Волоховой никто не спрашивает, какой она национальности, а у Лайсы спрашивают постоянно. Диалог, который повторяется всю жизнь, стоит мне представиться «по паспорту»:

— Наверное, ты из Прибалтики? 
— Нет.
— А что за имя такое странное?
— Я наполовину чеченка.
— Ого…

Дальше есть варианты. В лучшем случае человек отвечает: «О, прикольно». Не понятно, что именно прикольно, но это просто универсальная и ничем не окрашенная реакция. Остальные варианты, как правило, достаточно неловкие. Например: «А чем занимается твой папа?» Тут я всегда немного теряюсь, потому что папа архитектор-строитель — но, кажется, интересующийся ждёт какого то более интересного ответа. И, пожалуй, мой самый «любимый» вариант: «Понятно. Я вот лично вообще считаю, что плохих наций не существует, есть плохие люди». Спасибо, ребят, это реально то, что мне сразу же хочется обсудить после того, как я представилась (нет).

Все мои близкие друзья и коллеги знают о моих корнях и нетривиальном имени, и сама я сильно привыкла к нему за двадцать семь лет. Только недавно я выступила в публичном поле как Лайса Цагарова. Сейчас я стараюсь отождествлять себя с этим именем, но меня очень фрустрирует мысль о смене электронной почты, аккаунта в фейсбуке и всего такого. Кажется, что разговоры об имени, которых я избегала всю жизнь, произойдут неминуемо и все сразу. Но надо с чего-то начинать, поэтому я согласилась рассказать свою историю тут.

Настя «Сойка» Нойманн

В свидетельстве о рождении я была записана как Настя Гусева, а сейчас взяла фамилию Нойманн. Я пользуюсь паспортными данными только в официальных ситуациях, а в дружеских и неформальных кругах предпочитаю представляться как Сойка. Но смена фамилии всё равно стала одним из лучших решений в моей жизни.

В школьные годы меня травили одноклассники, давали обидные прозвища, в том числе образованные от фамилии. А после развода родителей мама использовала мою фамилию, чтобы в негативном ключе сравнивать меня с отцом и его семьёй. И наконец, преподаватели обращались ко мне по фамилии именно тогда, когда хотели сказать что-то неприятное.

Около года назад мне потребовалось сменить паспорт, и я решила, что это отличный повод избавиться от старого «хвоста». Я загуглила «немецкие фамилии» — просто потому, что люблю этот язык — и выбрала ту, которая мне больше всего понравилась. Особых технических сложностей не было: понадобилось только найти человека, который привёз моё свидетельство о рождении из родного города, а затем убедить МФЦ, что я имею право переоформлять документы, даже не имея постоянной регистрации. В любом случае я была уверена, что лучше один раз побегать по учреждениям, чем всю жизнь терпеть что-то неприятное.

Самое ужасное, с чем мне пришлось столкнуться в периоде между «захотела сменить фамилию» и «получила новые документы», — это регулярное обесценивание моего решения окружающими. Серьёзно, худшее, что можно сказать человеку в такой ситуации, — это «да ладно тебе, классная же фамилия!» или «ты что, папу не любишь?». Больше всего отличился мой бывший, который пытался специально называть меня по старой фамилии, чтобы я её «полюбила». Тем не менее меня поддержали многие друзья. Больше всего я боялась того, как отнесутся к моему решению родители. Месяца три я не решалась рассказать маме, что получила паспорт с новой фамилией. А когда призналась, она только рассмеялась — мол, не переживай. Как отреагировал отец и его семья, мне неизвестно, со мной они об этом не говорили.

После смены фамилии мне стало намного легче. Как будто я отпустила груз, который был со мной очень долго. Изменилось и моё восприятие себя: теперь я вижу в зеркале не человека, который всю жизнь терпит унижения и вынужден жить не своей жизнью, а ту, у кого есть право голоса и может что-то изменить. Сложнее стало только то, что теперь некоторые интересуются моей национальностью. Этот вопрос меня всегда немного смущает.

Клои Куин

Я трансгендерная девушка, и в прошлом имени меня не устраивало абсолютно всё. Начиная с того, что имя было мужским, и заканчивая тем, что мне просто не нравилось, как оно звучит.

В восемнадцать лет я пошла в загс и написала заявление, чтобы изменить имя на Оливия, а вместо отчества взять своё второе имя — Скарлетт. Мне отказали практически с порога, даже несмотря на то, что я ссылалась на закон. Пришлось обратиться к юристам «Правовой помощи трансгендерным людям». Вместе с их адвокатом мы подали заявление в суд и доказали, что у меня есть право сменить имя, как и у любой гражданки или гражданина России. И ещё в тот раз я сразу взяла фамилию Куин — русифицированный аналог слова «queen».

Через девять месяцев после смены документов я поняла, что имя Оливия Скарлетт мне всё же не подходит, и решила взять уже своё теперешнее имя — Клои. Была одна проблема: отчество. Тогда я не знала, что его можно просто «вычеркнуть», и сильно переживала. В тот момент меня спас друг, который случайно обмолвился, что у него в паспорте вообще отчества нет — я обрадовалась и решила убрать своё тоже.

Пока я меняла имена, было несколько забавных ситуаций. Например, как-то на собеседовании ко мне обратились «Оливия Скарлетт», и я секунд десять не могла понять, о ком речь — потому что к тому моменту уже использовала имя Клои. Вообще же после окончательной смены имени я почувствовала себя намного комфортнее. Единственная проблема, как со всеми редкими и необычными именами, меня постоянно переспрашивают, как меня зовут, и не всегда могут запомнить моё имя с первого раза.

По поводу реакции родственников и друзей я не особо переживала. Многие уже привыкли к моим новым данным, а те, кто не привыкли, сделают это со временем. Я рада, что мой опыт вдохновил мою девушку тоже подать заявление на смену паспортного имени, с которым ей было некомфортно.

Фотографии: Kelly Paper, MLvtrade, bookybuggy – stock.adobe.com 

Рассказать друзьям
42 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.