Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Хороший вопрос«Конспектирование порно — не моё»: Кто и зачем пишет эротику в интернете

И почему фанфики не изжили себя

«Конспектирование порно — не моё»: Кто и зачем пишет эротику в интернете — Хороший вопрос на Wonderzine
«Конспектирование порно — не моё»: Кто и зачем пишет эротику в интернете. Изображение № 1.

наташа федоренко

Мы живём в мире, где порнографии стало невероятно много. Видо, в частности, справедливо критикуют — за эксплуатацию женских тел, за растущую зависимость от порнороликов и за объективацию, которая, помимо всего прочего, мешает освободиться от образов из порнографии в реальном сексе.

Казалось бы, порно со своей доступностью и откровенностью должно было вытеснить все остальные формы эротики, однако в интернете до сих пор очень популярны рассказы, где секс описывается во всех подробностях. Эротику пишут и фикрайтеры, и любители авторских рассказов — мы поговорили с ними и узнали, как текст не умер под натиском видео и почему читать о сексе интереснее, чем на него смотреть.

«Конспектирование порно — не моё»: Кто и зачем пишет эротику в интернете. Изображение № 2.

Владимир 

10 тысяч подписчиков на «Фикбуке»

Пишу я примерно с восемнадцати лет. Подвигли меня на это любовные романы, которые в изобилии были в больничной библиотеке. Я читал их и думал: «Пфе, я так тоже могу. Я даже лучше могу». Сперва это был милый гет (описание гетеросексуальных романтических отношений. — Прим. ред.), потом почитавший творчество друг-гей сказал: «А подари мне на день рождения рассказик, ну, ты понимаешь, про двух мальчиков». Я подарил, так и пошло-поехало.

Пишу в разных жанрах, преимущественно слэш (описание романтических отношений между мужчинами. — Прим. ред.), потому что тема отношений двух парней напрямую коснулась моей семьи. Можно сказать, что я пишу ради того, чтобы люди, которые читают, говорили: «Хм, про п***, а интересно, даже блевать не хочется». Чтобы люди понимали, что ничего плохого нет в отношениях, построенных на добровольности и согласии двух взрослых людей.

При чтении проще ассоциировать себя с героями, вызывать в памяти какие-то образы, мысленно подбирать голоса, представлять сцены. А порноролики — это тоже рамки, только то, что на экране. Фантазировать не особенно получается, мы чётко знаем вид персонажей, поведение, обстановку. Это возбуждает, но всё-таки чтение даёт больше ощущений.

В моих рассказах почти нет эротики — максимум рейтинг R (обычно такой рейтинг получают фильмы, на которые люди младше семнадцати лет могут приходить только под ответственность родителей. — Прим. ред.). Меня больше привлекает психологическая составляющая отношений: развитие чувств, действия героев. Конспектирование порнороликов — не моя сильная сторона. Читатели об этом знают и поднять рейтинг не просят. У нас с ними взаимопонимание: я пишу для них светлое, доброе и по их запросам, а они не спрашивают, где у автора откровенные сцены. Хотя сам я читаю и обычную литературу, и сетературу (сетевая литература. — Прим. ред.), а запросы разные: в закладках соседствуют романтика и БДСМ.

Торговец деревом

11 тысяч подписчиков на «Фикбуке»

В 90 % случаев я пишу ориджиналы (произведения с авторскими героями. — Прим. ред.), делаю это уже около семи лет. Обычно пишу в рейтинге NC-17 (запрещено для людей младше семнадцати лет. — Прим. ред.), а читаю всё, что советуют знакомые и читатели — ориентируюсь на сюжет. Зачем эротика? Секс в жизни человека занимает немало места, это один из важных этапов формирования любви.

На мой взгляд, чтение эротики напрямую связано с сексуальным возбуждением. Только нужно не забывать ещё о наслаждении души: когда между героями в рассказах объёма миди или макси (средняя или большая форма. — Прим. ред.) есть химия, то одна-две постельные сцены становятся вишенкой на торте. Я пишу то, что хотела бы прочесть сама. Поэтому моя аудитория делится на тех, кто разделяет мои взгляды, и на тех, у кого ещё не отхлынули гормоны.

Меня цепляет слэш — меня, безусловно, привлекает отсутствие женской психологии, а также уникальность персонажей в работах такого направления. Раньше это было неизбито и ново, а сейчас есть ощущение, будто завели машину и сломали тормоза.

Фантазии и эмоции от эротических текстов в совокупности куда ярче, нежели ощущения от не всегда удачной режиссуры банальной порнографии. Одно дело — «посмотрел и забыл», другое — «а вот сейчас я реально им завидую, вот это огонь, вот это страсть». При чтении кажется, будто ты становишься одним целым с героями, а когда смотришь порно — словно за кем-то подсматриваешь. 

Vezuvian

895 подписчиков на «Фикбуке»

Я пишу фанфики более десяти лет, в том числе высокорейтинговые (с элементами эротики. — Прим. ред.). Предпочитаю либо слэш, либо фемслэш (описание романтических отношений между женщинами. — Прим. ред.) — они свободнее от гендерных ролей и стереотипов. В последнее время местами перехожу на гет, так как чувствую, что уже получается прописывать именно людей, а не социальные роли.

В эротике и в фанфикшене в целом привлекает свобода от жанровых рамок, от здравого смысла и норм морали — в «официальном» творчестве тема секса в основном табуирована или жёстко эксплуатируется. Так, есть «официальное» творчество, есть порнуха, а есть хитрые режиссёры, которые эротикой пытаются замаскировать отсутствие сюжета. В фанфикшене же грань стирается, и, наконец, в кои-то веки можно прописывать секс открыто, как часть отношений и жизни. Как нормальную часть, важную — но не единственную; без стыда, жеманства и «наутро они проснулись». Герои живут, борются с врагами, влюбляются, строят отношения и занимаются сексом как реальные люди. При этом я пишу эротику и даже порно только тогда, когда это важно для сюжета и взаимоотношений героев — я бы назвала это расширенным любовным романом. 

С порно проблема в том, что оно бесчеловечное, в нём полно объективации. В 95 % роликов актриса со стеклянным взглядом «соблазняет» или стонет невпопад — она совершенно не вовлечена в процесс, мы не знаем, о чём она думает. Ассоциировать себя с этим просто мерзко. Поэтому, мне кажется, девушки более падки на эротические фанфики — там герои хотя бы что-то чувствуют. Мы можем им сопереживать и чувствовать то же, что и они: от трепетного душевного волнения до жара во всём теле, который картинкой не особо покажешь. Но в то же время нужно понимать, что то, что читает человек, ничего о нём не говорит, потому что вы не знаете, что именно он там видит. В одном и том же фанфике можно наслаждаться горячей постельной сценой или плавным развитием отношений, элементами унижения или вообще описанием магии. У меня есть читатели — гетеросексуальные мужчины, которым слэш вообще никак. Но читают, потому что нравится сюжет.

Ещё фанфикшен безопаснее, чем порно, поскольку в нём не задействованы живые люди и можно реализовывать фантазии, плохо совместимые с биологией. Например, вампиризм или что-то с крыльями. Но порноиндустрия тоже не сидит на месте: появились хорошие актёрские работы, сюжет, конфликт и прочая атрибутика искусства. Думаю, в будущем, если мы не скатимся обратно в ханжество, грань между «официальным» искусством и порнографией сотрётся. А мостиком, приводящим к единому знаменателю, будет фанфикшен. Некоторые постоянные читатели говорили нам с соавтором, что именно благодаря фанфикшену научились относиться к сексу как к чему-то нормальному и вполне естественному. Я считаю это большой победой.

«Конспектирование порно — не моё»: Кто и зачем пишет эротику в интернете. Изображение № 3.

Лиэлли

10 тысяч подписчиков на «Фикбуке»

Сейчас я пишу в основном ориджиналы, а начинал с гета по фандому «Наруто». Но я быстро понял, что гораздо интереснее создавать собственных персонажей, чем пытаться писать о чужих. Раньше для меня это было серьёзным хобби, я хотел стать писателем, но с возрастом и накопившимся опытом стало очевидно, что всё не так просто. Сейчас создание собственных историй для меня — это отдушина и большая радость. Делать это легко и приятно, когда тебе действительно есть о чём рассказать и ты не пишешь текст ради текста, как многие фикрайтеры.

Я отношусь к писательству настолько серьёзно, насколько могу себе позволить. Я бы хотел создать такую историю, чтобы её не стыдно было отнести в издательство. К сожалению, идея для такого произведени у меня ещё не родилась. К тому же я столкнулся с очевидной проблемой: в России «пропаганда гомосексуализма» запрещена и я не могу послать в издательство рукопись, описывающую гомосексуальные отношения. Наверняка эта проблема волнует многих современных фикрайтеров-слэшеров. Поэтому приходится соответствовать запросам обширной российской аудитории и менять репертуар, иначе издаваться невозможно.

В основном я пишу в жанре слэш и ставлю рейтинг NC-17. Довольно часто я делаю это, потому что целевая аудитория «Фикбука» любит высокие рейтинги — многие даже не открывают тексты, в описании которых указан рейтинг ниже. Но ещё мне неинтересно писать о персонажах, между которыми не искрит и отношения которых нельзя выразить в жаркой постельной сцене. 

Слэш меня привлекает тем, что писать о гомосексуальных отношениях интереснее, чем о традиционных. Вступая в однополые отношения, человек рискует показаться «неполноценным» и «лишним» в обществе. Соответственно, такой роман сложно поддерживать, ведь для героев существует гораздо больше препятствий — это ли не залог хорошего сюжета для любой истории? Все возможные преграды в гетеросексуальных отношениях уже описаны, в слэше же любые обстоятельства — будь то брак поневоле, похищение, пленение, рабство, обычные повседневные отношения — смотрятся гораздо интереснее. К тому же создавать мужские характеры лично для меня намного увлекательнее, чем женские. Мне нравится писать о властном, волевом, деспотичном персонаже, это оставляет простор для сюжета — всё-таки героини такого рода встречаются нечасто. 

В обычной порноиндустрии в конечном итоге всё сводится к механическому скучному сексу, независимо от того, какие фетиши и кинки персонажи пытаются изобразить. Более того, актёры не всегда соответствуют вкусу привередливого зрителя, а некоторые анатомические подробности могут вызвать скорее отвращение, нежели сексуальное возбуждение. При чтении эротики у человека есть возможность представить все интригующие и возбуждающие подробности самостоятельно, и именно последнее обстоятельство перевешивает в пользу печатной эротики.

Шеол

17 тысяч подписчиков на «Фикбуке»

Я публикую рассказы в интернете с 2012 года. Никогда не рассматривала это как способ заработать денег или как что-то большее, чем хобби. Для меня чистый лист бумаги как психотерапевт: я могу вывалить на него все переживания и проблемы, чтобы потом посмотреть на них под другим углом, найти новые пути решения. Иногда я вообще могу не заметить, как что-то из жизни проецирую на бумагу — понимаю это только намного позже. Так что творчество для меня — это не только самовыражение, но и самоанализ, и, в каком-то смысле, лейкопластырь.

Я работаю в широкой палитре жанров. Единственное — у меня не лежит душа к повседневным сюжетам, больше нравится что-то сверхъестественное. Рейтинговых и нерейтинговых работ у меня поровну, но если текст масштабный, то это точно высокий рейтинг. Совсем не обязательно, что эротических сцен будет много, но хотя бы одна найдётся. Секса в тексте должно быть ровно столько, что если его убрать, сюжет не развалится на несвязанные части. Я пробовала себя и в гете, и в слэше, и в фемслэше, но преобладает гет — с него я и начинала, но разнообразие тоже приятно.

В самом начале творческого пути эротические сцены были сугубо данью аудитории. Они значительно повышали интерес к твоей работе: люди приходили, и тогда ты уже мог рассказать им то, что действительно хочешь, а они втягивались и оставались. Уже потом я поняла, что сцены с высоким рейтингом — это действительно мощный инструмент для раскрытия героев. Я часто использую рейтинговые сцены, чтобы показать фундаментальные повороты в отношениях, позволить читателю проследить, как они менялись и к чему пришли. Некоторые склонны обесценивать эротические сцены в художественных текстах, но это действительно сильная и красивая вещь. Но каждый раз, когда пишу большую работу с заявленным высоким рейтингом, а соответствующих моментов долго нет, мне прилетают напоминалки от читателей. Иногда это немного раздражает.

Эротическая проза — это вообще не про сексуальное возбуждение. У секса есть своя очень мощная эстетика, а у этой эстетики — огромное количество ценителей, ищущих что-то не вульгарное, не слишком грубое и прямолинейное. Так что мне кажется, что когда люди приходят за высокорейтинговыми произведениями, они не снять сексуальное напряжение хотят — они в прямом смысле ищут что-то для души.

«Конспектирование порно — не моё»: Кто и зачем пишет эротику в интернете. Изображение № 4.

Это хорошо 

10 тысяч подписчиков на «Фикбуке»

Я пишу только ориджиналы — не люблю пастись на чужой полянке. Рейтинги обычно высокие, мне однозначно неинтересно писать без любовной линии. А если уж она есть, то просто грех не написать сексуальные сцены, которых мне всегда не хватает, когда я читаю книги. Я вообще пишу именно то, что сама хотела бы прочитать.

Механическое описание секса, как правило, вторично. Больше интересны психология, эмоции, ощущения героев, собственно всё то, что и в других сценах. Секс — лишь эпизод, который позволяет ярче, полнее раскрыть персонажей. Предпочитаю слэш, потому что гет как-то приелся. Многие люди приходят именно за рейтинговыми историями, потому что джен (жанр без каких-либо романтических отношений. — Прим. ред.) можно почитать и у профессионалов, где гораздо выше гарантия того, что текст будет качественным.

Слэш часто считается подростковым увлечением, но это вряд ли правда. Сама я уже давно вышла из возраста девушки и приближаюсь к возрасту бабушки, а многие мои читательницы — взрослые женщины, которым всё ещё нравится этот жанр. Обычно выделяют две основные причины его популярности. Во-первых, два красивых мужика в постели лучше, чем один. Во-вторых, интерес к запретному плоду.

В одной из статей на «Фикбуке» (кстати, ее написал мужчина) я нашла интересную мысль о том, что отношения между однополыми партнерами изначально могут строиться на равноправии даже в чисто бытовых вопросах. Просто потому что нет исторически установившегося распределения ролей, которое присутствует в традиционных парах. Возможно, женщины пишут слэш-произведения и отыгрывают те осовремененные отношения, на которые согласились бы сами. Мысль, что женщины увлекаются этим в поисках равноправия и справедливости, не может не греть. Но, думаю, следует помнить и о более приземлённых версиях. Уверена, что в голове у каждой дамы, читающей или пишущей слэш, цветёт целый букет причин, поводов, желаний и так далее.  

Собственная фантазия может подарить гораздо больше эмоций и ощущений, чем чужая. А литературный текст как раз даёт для неё куда больший простор, чем видео, в котором всё однозначно. Во-первых, нечего додумывать, а во-вторых, слишком велик шанс не попасть. Не зайдёт даже какая-нибудь сущая мелочь в поведении или внешности актёров — и всё, эффект достигнут не будет. Есть и ещё один момент: литературные тексты дают не только саму сексуальную сцену, как большинство порно, но и сюжетную подоплёку. Думаю, мало кто будет спорить с тем, что ничем не замутнённое порно возбуждает куда меньше, чем сексуальная сцена, к которой зрителя или читателя подвели, рассказав о героях, об их отношениях, проблемах, любви или ненависти. Для меня чтение, да и написание эротических сцен с сексуальным возбуждением связано напрямую. И я не очень понимаю, как может быть иначе. 

Маниакальная Шизофрения

12 тысяч подписчиков на «Фикбуке»

Поначалу я фанфики читала: мне было шестнадцать и на них меня подсадила хорошая подруга. Не то чтобы мне это так сильно нравилось, скорее мне нравилась подруга и я искала общие темы для разговора. Потом, уже ближе к лету, мне стало совсем нечего делать, и от скуки я написала первый фанфик; попыталась выложить работу сначала на «Хогвартс.нет», но задолбалась ждать, пока первая глава пройдёт модерацию, и нашла «Фикбук». Там рассказ неожиданно зашёл публике, и я начала писать что-то ещё.

Искать собеседников в интернете для меня было не впервой, и я не сильно переживала за то, что выложу какую-то чушь на всеобщее обозрение. Как оправдание я придумала себе этот псевдоним — Маниакальная Шизофрения. Мне до сих пор пишут люди, чтобы сказать, что такого диагноза не существует.

Я читаю в основном слэш, по большей части от рейтинга R и выше. С такими же рейтингами и работаю. Не могу сказать, что я совсем «извращенка» — я скорее получаю эстетическое удовольствие. Хотя есть некоторые работы, которые довольно горячи, и зачастую я могу вообще пролистать рейтинговую сцену. Фемслэш я не читаю и не пишу, он слишком ярко напоминает мне о сердечных привязанностях к девушкам, и я очень не хочу ворошить прошлое. Я часть ЛГБТ-сообщества и считаю, что если у меня хорошо получается писать такие вещи, то это уже вклад в хорошее дело.

Девушкам нравится слэш, потому что они переносят себя на место одного из мужчин. Это происходит и из-за запретности таких отношений, и из-за того, что отношение к женщине, по крайней мере у нас в стране, никогда не будет таким же, как к мужчине. Не всем девушкам нравится быть априори пассивной в отношениях. Если ты сама знакомишься с парнем, проводишь с ним только одну ночь и так далее — тебя сразу заклеймят ш***. С противоположным полом такого практически не происходит.

Фотографии: Wikimedia Commons (1, 2, 3) 

Рассказать друзьям
8 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.