Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Личный опытЛюди не в фокусе:
Как я училась рисовать корректные иллюстрации

Люди не в фокусе: 
Как я училась рисовать корректные иллюстрации — Личный опыт на Wonderzine

Надя Снопек о своём опыте

Я делаю иллюстрации и продаю их на стоках. В двух словах стоки — это как инстаграм, только опубликованные тобой картинки можно продавать. Ты сам выбираешь, что и как рисовать: угадываешь актуальную тему — получаешь много скачиваний, не угадал — зря потратил время. Основные клиенты — это онлайн-медиа, коммерческие и некоммерческие проекты со всего мира.

Среди популярных стоковых тем — успешные менеджеры, новогодние открытки, Гарольд, фрилансеры с лэптопом у бассейна, с недавних пор ещё коронавирус. Всё это есть и в моём портфолио, но рисовать на популярные темы пресно, и конкуренция огромная. Мне хотелось найти нишу, в которой можно долго копаться, которая не выдохнется через пять картинок и в которой есть ценность. Я думала так: если определённым типажам уделяют так много внимания, есть ли кто-то, кто остался без него? Оказалось, на стоках всё как в жизни, и видимости не хватает всё тем же: людям с разным этническим происхождением и ЛГБТ-сообществу, людям с инвалидностью и другими особенностями. Можно было бы объединить их выражением «социально незащищённые», но раз уж мы про визуальный контент, то я назову их людьми не в фокусе. Как выглядят люди не в фокусе? Мой опыт говорит: не так, как вы думали. Я хочу рассказать о своих предрассудках и промахах в работе над этими иллюстрациями.

Текст и иллюстрации: Надя Снопек

Как-то я листала галерею стоковых картинок по запросу «ЛГБТ» и обнаружила, что кроме радужных флагов там ничего и нет. Любой тег вроде «любовь», «романтика», «свидание» выдавал исключительно цисгендерные гетеропары — не говоря о бытовых ситуациях вроде «пара выгуливает собаку» или «двое готовят ужин».

Я решила сделать ЛГБТК+ персонажей, которые живут обычной жизнью, ходят на свидания и прайды, работают, валяют дурака. Неохваченных сюжетов была масса, и в какой-то момент мои герои стали вытеснять в результатах поиска радужные флаги. Как-то я даже получила имейл от одного из стоков, что меня выбрали для участия в конкурсе на лучшее ЛГБТ-изображение: нужно было отправить работу и написать, почему именно я должна выиграть. Я отправила иллюстрацию и написала, что побеждать я, получается, не должна: я поддерживаю квир-движение, но я не квир. Как-то нечестно.

А потом мне пришло другое письмо. «Привет! Я часто использую твои изображения в работе и хотел сказать, что одно из них довольно сильно раскритиковали в инстаграме. Пользователям не нравится, как выглядит трансгендерная девушка в платье и с бородой, для них это обидно. Я бы посоветовал бороду убрать».

Я использовала образ «борода + платье», потому что он был простым и понятным: перед вами трансгендерный человек. Всё так, вот только думать в этой ситуации надо было не обо всех, кто увидит иллюстрацию, а о тех, кто может увидеть в ней себя. Как корректно изобразить трансгендерного человека? Не акцентировать внимание на том, что это трансгендерный человек с «особенной» внешностью. Я ответила: «Спасибо большое, теперь я вижу, как это неправильно», перерисовала работу и выложила её ещё раз.

Как корректно изобразить трансгендерного человека? Не акцентировать внимание на том, что это человек с «особенной» внешностью


Параллельно я рисовала на другие социальные темы. Одна из них — люди с инвалидностью: кресла, технологичные протезы, трости. И однажды получила такое письмо: «Привет! Нам очень нравятся твои работы, но мы переделываем твоё инвалидное кресло. От наших пользователей, передвигающихся на креслах, приходит много сообщений, что оно нарисовано неверно, такие обычно встречаются только в аэропортах и госпиталях. Персонаж сидит с прямой спиной, ноги под прямым углом — это означает, что он пассивен и ждёт, когда его покатят. Обрати внимание, что на парковочных местах для людей с инвалидностью иконки тоже переделывают из пассивных и прямо сидящих в активные: корпус наклонён вперед, угол, под которым согнуты колени, намного острее».

«Справедливо», — подумала я, переделывая кресло. И опять та же ситуация: я считала, что у меня широкие взгляды, но оказалось, в них хватает места штампам и стереотипам. Трансгендерные женщины — маскулинные и бородатые, люди с ограниченными возможностями — пассивные и беспомощные. Очевидно, чтобы точнее и аккуратнее работать с темой, нужно было хотя бы небольшое предварительное исследование, а лучше всего — быть в контакте с теми, кого собираешься рисовать.

С этими выводами я начала делать новых персонажей — разного этнического происхождения. Эта тема ещё сложнее, потому что общих правил в ней не существует. В одних культурах запрещено пить алкоголь, в других — иметь партнёра другой веры. В Калифорнии на двух соседних щитах вы увидите очень модную рекламу конкурирующих доставок травы, а еврейская ортодоксальная диаспора в Бруклине не пользуется смартфонами. Нейтральных символов здесь нет. Банан в зависимости от контекста — это и здоровое питание, и расистское оскорбление, и пошлый намёк. В общем, да, я знала про контекст и про важность деталей. И угадайте что — опять получила письмо!

«Привет! Нам нравятся твои персонажи, но мы вынуждены были переделать одного из них. Мы думаем, что прищуренные глаза-палочки могут быть обидны для людей азиатского происхождения». Если честно, я была сильно удивлена, но в ответ написала: «Привет, а можно посмотреть, как вы их переделали?» — «Да, конечно, смотри!» Смотрю. Вместо палочек они подставили кружочки. Теперь героиня стала просто девчонкой с цветными волосами. «Но это не девушка азиатского происхождения!» — пишу я.

И в ответ получаю вот это: «Дорогая Надя, я очень рада возможности вести диалог. В твоём профиле на сайте указано, что ты из России, и я понимаю, что везде разные культурные особенности. В США, например, есть давняя традиция изображать людей азиатского происхождения так именно в пренебрежительной манере. Две простые палочки, то есть ты подчёркнуто не тратишь на это время». Дальше был список ссылок на такие работы — например, антияпонские плакаты времён Второй мировой. А ещё был второй список — работы, где иллюстраторы пробовали по-другому нарисовать разрез глаз.

В общем, я опять была не права. Решение при этом лежало на поверхности. Палочка вместо глаза — как будто похоже, но некорректно. Кружок — корректно, но не похоже. А вот палочка с кружком — то, что нужно. На этом мы и сошлись.

У людей африканского происхождения абсолютно разные оттенки кожи, но мне как иллюстратору не пришло в голову отразить это на картинке


Последний случай произошёл буквально на днях. Мы с клиенткой работали над афроамериканскими персонажами для её спа-салона в Лос-Анджелесе. Было очень интересно, она присылала мне фото разных причёсок, я перепридумывала их в упрощённые векторные формы. Работа была почти готова, когда она написала мне: «А давай сделаем им разный цвет кожи: средний тон уже есть, ещё добавим светлый, на котором видно веснушки, потом карамельный и совсем тёмный». И тут я поняла, что опять смотрела, но не видела. Да, у людей африканского происхождения абсолютно разные оттенки кожи, но мне как иллюстратору не пришло в голову отразить это на картинке. Потом я посмотрела отрывок «Саус-Парка» про группировку Crips — он был совершенно глупым и несмешным, но меня впечатлило, что у всех афроамериканских персонажей был разный оттенок кожи, как в жизни.

Может показаться, что это относится к России опосредованно. Тренд на культурное и этническое разнообразие в рекламной индустрии активнее развивается в Штатах, многие считают, что для нас он как будто не актуален. Но вспомните советские плакаты про дружбу народов — там было много персонажей помимо условных «славян». Куда люди разного происхождения делись в современной России? Кроме как с плакатов — никуда.

Но вернёмся к стокам. За последние годы в коллекциях изображений значительно прибавилось разнообразия, а аббревиатуры «ЛГБТК» и «ЛГБТК+» наконец-то перестали принимать за орфографическую ошибку. Это большой прогресс, но он заставляет задуматься: а кто ещё остался не в фокусе? И что из того, что я знаю о них, всего лишь стереотипы?

После пяти лет работы над социальной повесткой в иллюстрации я уверенно могу сказать, что ещё миллион раз ошибусь и случайно задену кого-то, но я надеюсь, что на каждую такую ошибку я получу ещё по письму. Потому что люди, которые присылают такие письма, — как друг, который не ждал, пока само пройдёт, а сразу предупредил, что у тебя в зубах листик петрушки. Делают тебя лучше.

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.