Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Личный опыт«Казалось, жизнь рухнула
в один день»: Как я живу
на карантине в Австрии

«Казалось, жизнь рухнула
в один день»: Как я живу
на карантине в Австрии — Личный опыт на Wonderzine

И как обстоят дела в Беларуси

Одной из первых европейских стран, решивших ослабить карантинные меры, стала Австрия. Уже с 14 апреля планируется открыть часть непродовольственных магазинов, а с 1 мая — торговые центры и парикмахерские. Карантин из-за пандемии коронавирусной инфекции был введён в Австрии с 13 марта по 4 апреля, а впоследствии его продлили до 13 апреля включительно. Сегодня тут зафиксировано более 12 тысяч заболевших COVID-19; умерли более 240 человек. Из-за карантинных мер безработица в Австрии побила свой исторический рекорд и составила более полумиллиона человек. Строгих мер вроде запрета выходить на улицу австрийское правительство не вводило, но закрыты школы, университеты, кафе и рестораны. О том, как проходит карантин в Вене, нам рассказала студентка Даша, которая живёт там уже четыре года.

Текст: Дарья Анисимова

  Впервые я услышала слово «коронавирус» за месяц до того момента, как в мире началась катастрофа. В конце января я ждала приезда подруги из Минска, и накануне она начала писать мне с вопросами о том, нет ли случаев заражения у нас в стране и городе. Я тогда даже не знала, что происходит, и впервые прочитала о том, что творится в Китае. Подруга запаслась масками, прилетела, и в общественных местах мы их надевали. Это выглядело странно: в конце января людей в защите было не встретить, а в новостных программах не говорили об опасности или случаях заражения. Помню, как вечером после моей работы подруга возмущалась, что в музее кроме неё в масках не было никого.

Новости о первом пациенте с новой коронавирусной инфекцией в Вене появились 27 февраля. Это был пожилой мужчина, болезнь протекала тяжело, и 12 марта он скончался. До 5 марта не было никакой информации от правительства о вспышке инфекции, было неясно, будет ли оно что-то предпринимать. Однако в какой-то момент всё стало развиваться стремительно: заведения стали закрываться, начались массовые увольнения, это было в десятых числах марта. 13 марта ввели карантин — закрылось всё, кроме небольших продуктовых магазинов, хотя жёсткого запрета на выход на улицу правительство не ввело.

В Австрии я живу уже четыре года, учусь в Венском университете на факультете театроведения, киноведения и медиа. В свободное от учёбы время работаю. У студентов в Австрии есть право на официальное трудоустройство на десять или двадцать часов в неделю. Я брала фрилансы и параллельно работала хостес в ресторане национальной кухни. Массовые увольнения из-за пандемии нового коронавируса коснулись почти всех, и меня в том числе. Весь коллектив нашего ресторана в один день попросили подписать увольнительные. Университет экстренно перевели на онлайн-обучение.

Круг замыкался всё стремительнее: у меня нет визы, работы, я не могу рассчитывать
на пособие по безработице

Своё пребывание в Вене я оплачиваю сама, и, конечно, я была в шоке и панике. Ситуация усложняется и тем, что я не могу подать документы на пособие по безработице — по правилам на него могут претендовать только те, кто проработал на одном месте 52 недели по двадцать часов, а я успела отработать только 31 неделю. Получилась такая картина: университет закрыт, меня увольняют с работы, всё это случается в один момент.

Сильно помогла поддержка от государства, мне почти сразу пришло письмо от профсоюза студентов с разъяснениями того, что происходит, с конкретными пунктами. Например, что делать тем, у кого накрылся выпускной, как оплачивать жильё и так далее. В случае если кто-то из студентов остался без денег, профсоюз предлагал свою помощь. Для этого нужно было выслать документы по списку: подтверждение учёбы в конкретном вузе, договор аренды квартиры и место работы. Честно говоря, это письмо и предложенная помощь меня очень поддержали.

12 марта я должна была забрать свою визу, но магистрат (офис иммиграционной службы Австрии) оказался закрыт на карантин. Было ощущение, что всё разрушилось в один момент. Круг замыкался всё стремительнее: у меня нет визы, работы, я не могу рассчитывать на пособие по безработице. Оставалось ждать. Я смотрела на людей вокруг и понимала, что в сложной ситуации оказались все, пыталась хоть этим себя успокаивать.

Через неделю я получила письмо от работодателя, что ресторан принял решение оставить меня в числе сотрудников, которым до окончания карантина будет выплачиваться 70–75 процентов от зарплаты. В таком статусе я буду находиться, пока ресторан не возобновит работу в прежнем режиме. Сейчас вся учёба проходит в режиме онлайн, всю информацию и задания нам отправляют через специальную студенческую программу, связанную с университетской базой данных. Не всегда это легко и беззаботно: да, мы сидим в пижамах у себя дома, но группы по 30–40 человек (это обычное количество людей на семинарах) связь не вытягивает, в итоге нам сбрасывают лекции в письменном виде, чтобы мы их читали сами. Сложно сказать, что будет с экзаменами. По данным, которые есть сегодня, предполагают, что учёба в школах может возобновиться с 4 мая, но многие университеты уже официально закрыты до сентября. Подписывается множество петиций, чтобы студентам хотя бы частично компенсировали оплату учёбы.

Хотя официального запрета выходить на улицу нет, всё жёстко контролируется, полиция останавливает даже двух людей, которые идут рядом. По правилам можно прогуливаться вдвоём только с тем, с кем живёшь вместе. Штраф за сидение в парке на скамейке — пятьсот евро. Очень помогает сознательность самих людей: все говорят одно и то же, что нужно сидеть дома и соблюдать правила, ведь так велели по телевизору. Все максимально изолировались. Не обошлось без паники: поход в магазин пару недель назад выглядел так, будто наступает цунами. Люди бегали, суетились и скупали всё подряд, хотя федеральный канцлер Себастьян Курц постоянно обращался к населению и доносил, что проблем с продовольствием нет. Хватали всё: мыло, крупы, туалетную бумагу, — даже я поддалась панике и нахватала продуктов, которые обычно не ем. Но к кассе успокоилась, выложила упаковки замороженного мяса и спокойно пошла домой. Многие магазины выдают на входе маски, люди соблюдают дистанцию между собой. На днях меня без маски просто не пустили в магазин. Министерство социальных дел незадолго до Пасхи утвердило указ, по которому на похоронах не может присутствовать больше десяти человек, на свадьбах — больше пяти.

В Австрии мы в курсе всего с самого начала пандемии: сколько заболевших, сколько умерших. Курц постоянно уведомляет обо всём у себя в фейсбуке, мне внушило доверие и официальное заявление президента, я слежу за данными на официальных страницах в инстаграме. В Австрии люди доверяют тому, что им говорят. Ощущения, что тебя обманывают, не возникает.

В социальных сетях создали много платформ, где можно оставить свой номер телефона, адрес, попросить о помощи соседей или волонтёров. В моём подъезде повесили форму, где можно написать номер квартиры, чтобы соседи-пенсионеры могли попросить тебя сходить в магазин или выгулять собаку. На улицу я выхожу примерно раз в день — в магазин или вечером на пробежку. Пока этого делать не запрещено, но парк постоянно патрулирует полиция и следит, чтобы люди были далеко друг от друга. Дома я перебрала все шкафы и стараюсь радовать себя готовкой, усердно читаю учебную литературу, пишу дипломную работу и готовлюсь к выпускным экзаменам.

Мой друг заболел, и вполне возможно,
что это была коронавирусная инфекция: симптомы были похожие, намного тяжелее, чем при обычной простуде или гриппе

Искать какие-то плюсы в сложившейся ситуации очень сложно. Трудно реагировать на шутки и мемы, которые я вижу в социальных сетях, потому что мне не смешно, а страшно. Вся моя семья и близкие друзья находятся в Беларуси, я далеко от них и не могу до конца оценить, что там происходит. Ещё пару недель назад мне звонили мои подруги и спрашивали, всё ли действительно настолько серьёзно. Люди продолжают ходить на работу, хотя на сегодня по официальным данным там заболели 634 человека. Тут, в Австрии, вся привычная жизнь перевернулась, а в Беларуси словно другая реальность. Волнение усугубляется пониманием того, что карантин не введут. Мой близкий друг в Минске не может перейти на удалёнку и ездит каждый день на работу в общественном транспорте. Ещё в конце зимы его коллега вернулся из Италии, из Бергамо. Мой друг заболел совсем скоро после встречи с коллегой, и вполне возможно, что это была коронавирусная инфекция: симптомы были похожие, намного тяжелее, чем при обычной простуде или гриппе. Была сильная боль в груди, но тест на коронавирус в поликлинике не взяли и сказали, что это обычная простуда. Просто чудо, что он выздоровел и сейчас чувствует себя хорошо.

В Вене я снимаю квартиру с двумя девочками, одна из них из Бурятии, а другая тоже из Минска. Раньше мы редко пересекались, приходили просто ночевать, каждая со своих работ и занятий. Теперь мы периодически организуем совместные завтраки, недавно готовили суши и смотрели все вместе кино. Стараемся жить мирно, лучше узнавать друг друга, поддерживать. Сложно сказать, какой будет жизнь после пандемии, пока я очень хочу верить, что мои близкие будут себя беречь и постараются оставаться дома. Хочется, чтобы все государства предприняли как можно больше усилий, защищая людей.

На следующей неделе в Австрии частично планируют возвращаться к обычной жизни, и пока нет данных о том, что карантин будут продлевать. Сообщили, что с 14 апреля начнут открываться непродуктовые магазины, с мая — торговые центры и отели. Все массовые мероприятия запрещены до середины июля. Хочется верить, что это всё возможно и скоро нам всем удастся вернуться к обычной жизни. Хотя вместе с тем правительство не исключает, что международные перелёты нужно будет отменить вплоть до 2021 года.

Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.