Views Comments Previous Next Search

Личный опытПротив стереотипов:
Я вышла замуж в Турции

Елена Смирнова-Улусой о трезвом отношении к межкультурным бракам

Против стереотипов:
Я вышла замуж в Турции — Личный опыт на Wonderzine

Текст: Елена Смирнова-Улусой

Три года назад я переехала в Стамбул и написала об этом приключении. Сейчас я всё ещё в Стамбуле и всё ещё счастлива: продолжаю заниматься маркетингом, много путешествую и вышла замуж. Да, я замужем за турком — пришло время «сорвать покровы» с этой темы.

 

Исключение и правила

Когда я сказала мужу, что пишу этот текст, он удивился: «А что ты можешь рассказать? Я не типичный турок, и у нас не показательный брак». Похоже на правду. Мой муж — музыкант, диджей и продюсер. По образованию он социальный антрополог с дипломом Университета Анкары. Много ездил по миру и прекрасно говорит по-английски. Наконец, даже выглядит совсем нетипично: блондин с белой кожей и выдающейся рыжей бородой.

Наверное, поэтому мы никогда не смотрим на наш союз через призму национальностей. У нас нет разницы в образовании, понимании сексуальности и языкового барьера. Познакомились мы вполне «дедовским» способом: я зашла выпить кофе, он оказался владельцем кофейни, мы разговорились — и через два дня пошли уже на «официальное» свидание. С тех пор, собственно, и не расставались. Он предложил пожениться примерно через две недели, и это было так естественно и просто, что я согласилась. Полгода мы ждали окончания моего туристического вида на жительство, потом два месяца собирали документы и в итоге тихо зарегистрировались аккурат восьмого марта. Я принципиально надела брючный костюм, мой муж был в чёрном, а из гостей были его семья и две мои подруги. Брак мы заключили исключительно для себя и наших государств — чтобы никакие политические катаклизмы не помешали.

С семьёй Эврена я познакомилась в день регистрации. Было страшно, но меня с первой же секунды окружили такой искренней любовью и принятием, что я расплакалась от избытка чувств после свадьбы. У моего мужа спокойная любящая семья, родители ни разу не пытались откомментировать наш быт или планы на будущее. Хотя когда они приезжают в гости, я вижу, что мы для них как с другой планеты: у нас нет в гостиной четырёх диванов, как в типичном турецком доме, на кухне нет двенадцати одинаковых тарелок для гостей, зато на книжной полке стоит альбом Араки с раздвинувшей ноги девушкой на обложке.

Невмешательство семьи и наш не очень-то турецкий образ жизни помогают. Мы живём в самом европейском районе Стамбула, и атмосфера здесь другая — именно это позволяет нам жить относительно вне установок, которые определяют гендерные и семейные отношения в Турции.

 

 

Водители маршруток и российские жёны

Если мы исключение, значит, должны быть и правила. Но обобщить опыт иностранок, живущих с турками, крайне тяжело: я знаю много противоположных историй. В одной знакомой свекровь души не чает — а другой устроили бойкот, который длится больше трёх лет. Одна подруга жалуется, что у мужа с тридцати лет импотенция и их сексуальная жизнь на нуле — у другой всё ровно наоборот. Кто-то не может освоить язык и завести друзей, а кто-то мгновенно адаптируется. В общем, сколько людей — столько и ситуаций, и любую из них сложно назвать стопроцентно показательной.

Тем не менее стереотипы о российских женщинах и турецких мужчинах расцветают. Один из самых частых — что девушки едут в Анталью и там якобы выходят замуж за аниматоров и водителей маршруток. Романы с аниматорами и другими работниками сферы услуг — история распространённая: есть множество курортных романов на неделю, есть сотни историй о том, как подобные отношения длятся годами — каждый год во время отпуска. Но я не знаю ни одной смешанной семьи, которая образовалась именно так — наверное, и они найдутся, но их не большинство. Романтика под звёздами обычно заканчивается быстро, особенно когда Ромео и Джульетта не могут изъясниться на одном языке.

Большая же часть смешанных браков — это вполне прозаичные истории: вместе учились, вместе работали, познакомились в поездке и так далее. Чтобы не быть голословной, я провела небольшой опрос в местных группах в фейсбуке: «Русские в Стамбуле», «Русские в Анталии» и «Турция. Друзья». У выборки в восемьдесят человек получились такие результаты: у 25 % ответивших мужья — инженеры, ещё у 20 % — работники интеллектуального труда (преподаватели, переводчики, адвокаты), 15 % — владельцы малого и среднего бизнеса (не в строительстве или туризме). И только после этого с долей в 10 % — работники туристического сектора. Примерно такой же показатель у наёмных работников (не в туризме и строительстве). И примерно по 7 % у представителей творческих профессий и госслужащих. Конечно, это ограниченная выборка, но и она показывает, что у турецких мужей вполне разнообразные профессии.

 

 

Страна разделена на два лагеря. Первые видят семью «традиционно»: женщина покрыта платком, ведёт уединённую жизнь и зависит от мужчины. Вторые — либералы в вопросах семьи и брака, признают равноправие партнёров

 

 

Ещё одно часто встречающееся мнение — что выйти замуж за турка может только женщина «без моральных принципов», шансы которой найти пару в России якобы невелики. Одна моя знакомая призналась, что, приезжая в Россию, просто не говорит мужчинам, что живёт в Турции: «У них такое лицо, как будто я их лично оскорбила и со мной „всё понятно“». Это знакомый ход: обесценить твою внешность, ум и моральные качества. О том, что турки в основном абсолютно обычные мужчины, я уже писала — с женщинами из России та же история.

Многие считают, что российская жена — предел мечтаний любого турка. Несмотря на все истории о магической власти славянок над местными мужчинами, подкрепляемые историей султана Сулеймана и Роксоланы, это миф. Из моих друзей-турок двое женаты на финках, один — на хорватке, третий — на француженке и один на нигерийке. И это не считая тех, кто женат или в отношениях (удивительное дело!) с турчанками. Статистика это только подтверждает: среди турецких невест в 2017 году всего 3,7 % иностранок, и россиянки только на пятом месте — 1147 регистраций за год. Вот тебе и «всё отдам за русскую жену!».

Ещё один стереотип — что турецкие мужчины — это «секс-машины» и «животная страсть». Боюсь разочаровать, но они такие же, как и остальные: у них разное либидо, разная сексуальность и разный подход к сексу. Да, есть те, кто часто хочет секса, но много и тех, у кого проблемы в половой сфере: турки — жуткие трудоголики, плюс они склонны к депрессии, что не может не сказываться на всех сферах жизни.

 

 

Контрасты и трудоголизм

Турки очень разные. Греки, армяне, арабы, грузины, курды, балканские славяне, даже французы, немцы и англичане — здесь все смешались. В зависимости от корней у турок может быть абсолютно разная внешность, менталитет и взгляды. Плюс страна делится по политическим взглядам. Часть — сторонники традиционного уклада, религиозные и консервативные (их представляет правящая партия ПСР и президент Реджеп Тайип Эрдоган). Другая половина — это так называемые кемалисты, сторонники идей Ататюрка, отца современной Турецкой демократической республики. Они выступают за светское государство, эмансипацию, за то, чтобы интегрироваться в мировое сообщество. Первые, соответственно, видят семью «традиционно»: женщина покрыта платком, ведёт уединённую жизнь и зависит от мужчины. Вторые — либералы в вопросах семьи и брака, признают равноправие партнёров. Они живут бок о бок, и это как будто две параллельных Турции. Надо внимательно смотреть на бэкграунд избранника, чтобы не попасть «не по адресу».

Турецкие мужчины — страшные трудоголики. Шестидневная рабочая неделя — норма: это касается большинства частных компаний и части госучреждений. Рабочий день начинается в восемь-девять утра и длится не восемь часов, а до упора. В субботу укороченный день — до трёх-четырёх часов. А у турков, приезжающих по контракту в Россию в строительные компании, часто вообще один выходной в две недели. Тем, кто владеет отелем, магазином или любой офисной конторой, свойственно проводить там дни (и ночи), и хоть интенсивность их труда часто вызывает вопросы, факт остаётся фактом — свободного времени у них нет.

Это не кажется проблемой, пока привычным состоянием не становится постоянное одиночество и бесконечное ожидание. В моей жизни был прекрасный мужчина, и почти год я ждала завершения его контракта в Алжире, где он проектировал крупный завод. Контракт каждый раз продлевали, он каждый раз соглашался, мотивируя это хорошими деньгами, рассказывал мне это, приезжая на три дня между этапами стройки, я плакала и ждала. После третьего раза, проревев весь день, я решила, что так невозможно.

 

 

Турецкий мужчина — это не обязательно вечный праздник, а «солнечная Турция» не может магически сделать партнёра более стрессоустойчивым и жизнелюбивым

 

 

При этом сами турки склонны к меланхолии и депрессии. Моя подруга, прожившая здесь пять лет, твердила о «турецкой депрессии» как аксиоме. Я отмахивалась, но прошёл год, и я пришла к мысли, что она права. Это подтверждает и сухая статистика: например, с 2005 по 2010 год употребление антидепрессантов выросло на 65 %.

Отчасти можно винить семейный уклад. С одной стороны, любой турецкий мужчина — это бывший турецкий ребёнок, заласканный и облюбленный. С другой — он чувствует огромную ответственность за собственную семью и детей. Сочетание на практике убийственное: «Я должен, все могут положиться только на меня» должно уживаться с «Мне кажется, я живу не своей жизнью» и «Я живу только для других». Я думаю, что с подобным внутренним конфликтом сталкиваются многие мужчины и женщины, и национальность здесь не имеет решающего значения. Но важно понять: турецкий мужчина — это не обязательно вечный праздник и «солнечная Турция» не может магически сделать партнёра более стрессоустойчивым и жизнелюбивым.

Турецкие мужчины очень прихотливы в быту. Это не значит, что они общаются с женщинами в духе «принеси-подай». Но, например, здесь настоящий культ чистоты. Как написала в фейсбуке моя знакомая, «стать турчанкой — это когда ты понимаешь, что не просто помыла окна, а помыла их три раза, причём ещё и дистиллированной водой». Здесь всё делается именно так. Мой муж убирает дом сам, причём каждый день — мне с моим халатным отношением, видимо, не доверяет.

Привередливы турки и в плане еды. Если кто-то верит, что турка можно накормить борщом и пельменями и он впадёт в экстаз — увы, нет. Большинство не станет есть еду, приготовленную иностранкой, тем более если это не турецкая пища, а что-то из зарубежной кухни. Про русско-украинскую кухню вообще ходят легенды, что мы везде (даже в шоколадные конфеты!) добавляем свиной жир. Вариантов два: либо смириться и просто заказывать еду (с доставкой проблем здесь нет), либо освоить турецкую кухню.

Что касается алкоголя, то, не считая традиционно религиозных людей, турки вполне себе не против выпить. Правда, и здесь они консервативны и считают, что человечество не изобрело ничего лучше ракы — анисового бренди. Поэтому как минимум к запаху аниса придётся привыкнуть.

 

 

Отношения и дети

Турки верят в романтическую любовь. Да, это может звучать наивно, но это действительно сильно отличает их, допустим, от большинства европейцев. Мои подруги, живущие в Европе, в один голос утверждают: отношения и тем более брак здесь — это в первую очередь социальное партнёрство. И только во вторую, а то и в пятую — романтика, страсть и весь сопутствующий антураж. В Турции идея любви в классическом её понимании витает в воздухе, о ней мечтают, её пестуют, а любовь считают незаменимой и необходимой частью жизни. Хорошо это или плохо — судите сами. С одной стороны, выходить замуж по любви вроде бы приятнее, чем просто договорившись, что так удобнее жить; с другой — любовь приходит и уходит, а брачный контракт остаётся.

При этом турки очень любят детей. Хотелось бы сказать, что и семья в целом для них святое, но, увы, не всегда. А вот дети — точно. Об этом подробно написала моя подруга Лиза Биргер: «На контрасте с российскими „образцовыми отцами“ это, конечно, умиляет и подкупает. И если вы чётко понимаете, что не мыслите счастливой семейной жизни без детей, то отец-турок — это, возможно, самый лучший выбор». Внимание, искренняя радость, деньги наконец — турецкий папа не будет на это скупиться. Да и турецкий трудоголизм — это тоже частично следствие этой гиперответственности. Но дети так же легко могут стать инструментом манипуляции в отношениях, если семейная жизнь не сложится. Страшные истории о том, как турецкие отцы отнимают или крадут детей, надо делить на сто (в Турции хорошо работают законы, и в большинстве случаев они на стороне матери), но то, что детей используют для шантажа нервотрёпки, — вполне распространённый подход. 

Для турецкого мужчины жизнь в виртуальном пространстве часто интенсивнее и интереснее, чем события офлайн. Порой складывается ощущение, что реальные отношения — встречи, разговоры, быт, да даже секс — интересуют их значительно меньше, чем переписка в мессенджерах. Кто кому поставил лайк, кто кого добавил в друзья, имеет куда большее значение, чем реальные поступки или события. Например, даже мой спокойный муж выдал мне тираду, когда выискал, что из трёхсот лайков нашему свадебному фото один поставил мой бывший бойфренд. Я так и не поняла, что его так возмутило, но история вполне типичная — наверное, потому что турецкое общество всё же довольно зажатое. Мужчина всем что-то должен — работодателю, родителям, соседям, будущим поколениям, — вот и сбегает в виртуальный мир, создавая новую личность. Кстати, турки любят знакомиться в интернете и могут годами состоять в виртуальных отношениях — в случае с иностранками это вообще беспроигрышный вариант (жаль, что часто — параллельно реальной семье). Да, иногда и такие союзы заканчиваются браком, но лишних иллюзий питать не стоит.

 

 

Куда бежать и что делать

Я хотела бы рассказать о своём самом первом романе с турком. Тогда я даже не думала о переезде, о современной Турции ничего не знала и потому неожиданно для себя «упала в любовь». Он был невероятно милым, порядочным, заботливым и щедрым и буквально положил Стамбул к моим ногам. Я уже мечтала о счастливой жизни, как неожиданно столкнулась с его семьёй — настолько традиционной, насколько это вообще возможно. Три брата, шесть сестёр — все женщины покрывают голову, и у каждой, несмотря на то, что они младше двадцати пяти, уже минимум по два ребёнка. И тут-то я поняла, что никогда, ни при каких условиях не смогу стать частью этого мира и жить такой жизнью. Не потому что она плохая, а потому что она не моя. А мой избранник по той же причине никогда не поймёт по-настоящему меня, моих друзей и мой образ жизни. Мы ещё пытались быть вместе, потом расстались — это было ужасно больно, но я рада, что всё решилось именно так.

В отношениях с любым иностранным мужчиной нужно заставить себя посмотреть на ситуацию трезво. Задавать прямые вопросы: о религиозных и политических взглядах, отношении к семейной жизни, источнике дохода, образовании и профессии. Если вы не можете полноценно общаться на одном языке, вам сложно обсудить фильм или события дня, а его круг общения вызывает недоумение — лучше возьмите паузу и крепко подумайте о перспективах.

Если вас всё устраивает и вы даже готовы переехать, то задайте себе вопрос, что вы будете делать в Турции (или любой другой стране) безотносительно мужа или бойфренда. Сможете ли вы найти работу, заниматься хобби, выполнять планы и мечты, не касающиеся отношений и семьи? Есть ли у вас хоть минимальный интерес к новой стране? Есть ли в вас энтузиазм и энергия, чтобы справляться со сложностями, заводить новые знакомства и начинать жизнь с чистого листа? Моё мнение — ни один мужчина не стоит того, чтобы переезжать и менять всю жизнь только ради него. Отношения и семья — это важная, но далеко не единственная часть жизни.

 

 

Если вы не можете полноценно общаться на одном языке, вам сложно обсудить фильм или события дня, а его круг общения вызывает недоумение — лучше возьмите паузу и крепко подумайте о перспективах

 

 

Наконец, если вы всё точно решили и уже переехали, запомните: в чужой стране вы всегда в уязвимой позиции. Иностранной бюрократической системе до вас нет особого дела (в плохом смысле), отечественной — тоже. Найти работу в новой стране сложно, потому что вы иностранка, на родине — потому что вы переехали. Наконец, рядом нет близких и семьи, которые помогут. В этой ситуации, конечно, очень соблазнительно стать «слабой женщиной» и поручить всю заботу о себе иностранному мужу. Но, на мой взгляд, это худшее, что вы можете выбрать за границей. Именно такие истории могут закончиться в крайнем случае домашней тиранией и абьюзом, а в обычном — просто скукой, апатией и нереализованностью. Соблюдайте простые правила: на базовом уровне разберитесь в миграционном законодательстве страны (чтобы точно знать, что вы здесь легально), всегда держите документы при себе или знайте, где они находятся (в сейфе у мужа на работе, а вы их не видели уже год — плохой вариант), следите и контролируйте миграционные процедуры, а не полагайтесь в этом на мужа (продление или замена вида на жительство, оформление виз и тому подобное) и наконец найдите собственный источник денег — если вы не работаете, пусть это будет банальная заначка или счёт в банке родной страны. Страшные истории о восточных мужьях-тиранах, которые тиражирует пресса, — это исключение из правил, но разумно всегда иметь отходные пути.

Ну и последнее: подумайте пятьсот раз, прежде чем заводить ребёнка. Если вы испытываете дискомфорт, если вас преследует мысль, что это не ваша жизнь, и тем более если есть насилие или абьюз — ребёнок может сделать вас заложницей ситуации ещё на долгие годы.

 

 

Против стереотипов:
Я вышла замуж в Турции. Изображение № 1.

Все мои наблюдения применимы, как мне кажется, к любым отношениям — не важно, какой национальности партнёр. Просто брак с иностранцем и жизнь в чужой стране делают вещи более чёткими. Бюрократические проблемы, чужая культура, отсутствие общего языка, привычного круга общения и занятий обнажают и обостряют существующие проблемы. С другой стороны, если отношения строятся на взаимном уважении и единомыслии, давление может, наоборот, сплотить, помочь каждому раскрыться. Ну и, конечно, культурное обогащение никто не отменял.

Когда я писала этот текст, я попросила женщин из России из местных групп в фейсбуке поделиться историями. Я ожидала всю палитру — от восторгов до «не ходите, девки, замуж». И была очень удивлена, что мне прислали больше десятка счастливых историй. Из разных городов, из религиозных и нерелигиозных семей, с разными «приключениями» на пути к браку и от женщин разного возраста. И теперь я точно понимаю, что Толстой был прав, когда говорил, что счастливые семьи счастливы одинаково. К межнациональным семьям это точно так же относится.

 

Рассказать друзьям
23 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.