Views Comments Previous Next Search

Личный опытДевушка с бокалом: Как я жила с алкоголизмом

И почему зависимость может коснуться каждого

Девушка с бокалом: Как я жила с алкоголизмом — Личный опыт на Wonderzine

Интервью: Ирина Кузьмичёва

Кажется, образ современной девушки с бокалом вина в руке (то есть многих из нас) не имеет ничего общего с алкогольной зависимостью: многие думают, что с ней сталкиваются только те, кто рос в трудных условиях или попал в «плохую компанию». Так думала и Мария Махотина (имя изменено по просьбе героини) — она рассказала нам, почему стала пить и как справилась с зависимостью. 

Девушка с бокалом: Как я жила с алкоголизмом. Изображение № 1.

 

Начало

Девушка с бокалом: Как я жила с алкоголизмом. Изображение № 2.

 

 

Я была спокойным и грустным ребёнком из обычной советской семьи: папа —автомеханик, мама — бухгалтер. Из воспоминаний о детстве — только «Спокойной ночи, малыши» по чёрно-белому телевизору, всё серое, скучное. У моего папы алкогольная зависимость, он пил и пьёт почти каждый день, иногда с перерывами на неделю. При этом он работает и зависимым себя не признаёт. Папа в моей жизни участвовал, только спрашивая, как я учусь, как себя веду, какие оценки приношу из школы. У него были жёсткие меры воспитания: за тройку в дневнике не покупал новую вещь или неделю не пускал гулять, часто кричал по любому поводу, например если я долго моюсь в ванной. Несколько раз бил меня за то, что не так ответила или сделала что-то не то. Когда в доме что-то ломалось или терялось, всегда обвинял меня. Долгое время я его ненавидела. Мама меня выслушивала и вроде даже поддерживала, но чаще говорила: «Терпи, не обращай внимания».

Я никогда не чувствовала поддержки родителей, любви, понимания, не чувствовала, что я нужна им, а всё больше ощущала себя недостаточно хорошей, неуклюжей и одинокой. Любовь искала сначала в компаниях друзей, потом у мужчин. Мне казалось, что всё, что меня окружает, словно за стеклом, а я где-то не в этой жизни и не ощущаю её. Впервые я ощутила полноту жизни, когда напилась. В четырнадцать лет с друзьями в подъезде мы выпили какой-то сладкий дешёвый ликер. Это было счастье: всё яркое, красочное, друзья — самые лучшие, я — самая классная и красивая. Было очень весело. С той первой пьянки я ждала новой.

Повзрослев, пила «как все»: с подружкой по пятницам, по субботам в ночном клубе, по праздникам на работе и в семье. Постепенно алкоголь стал занимать не только выходные, но и будни. В понедельник с коллегой после работы, потому что начало новой недели и надо обсудить прошедшие выходные, потом — дома одна в среду, потому что так веселее делать уборку. 

 

Нет проблем

Девушка с бокалом: Как я жила с алкоголизмом. Изображение № 3.

 

 

До двадцати лет выпивать было весело, а потом я просто не знала, как по-другому. У зависимых, в отличие от других людей, всегда есть какие-то отношения с алкоголем. Я пила весёлая и грустная, одна и в компании, бутылка была моим другом, моим всем. Алкоголизм — хроническая, прогрессирующая болезнь. Думаю, что, став алкозависимым, невозможно научиться употреблять спиртное «нормально».

Последние два года употребления были адом. Я окончила юридический факультет и всегда работала по специальности: сначала помощником юриста, потом юристом и старшим юристом. Хорошо зарабатывала, ездила в отпуск в Париж, Болгарию, Черногорию. После института жила отдельно от родителей в центре Москвы, тусовалась в модных клубах, ужинала в ресторанах. Только внутри была пустота. Хотя внешне всё было хорошо, меня ничего не радовало.

 

Последние два года употребления,
я постоянно говорила, что всё плохо.
Я не хотела жить, просто смелости
на суицид не хватало

 

 

Из-за того, что я боялась одиночества, вокруг всегда было много мужчин, но у меня долгое время не было серьёзных отношений. Я хотела только получать любовь, внимание, подарки. И получала, но всё равно не видела смысла в жизни. Вот я хожу на работу пять дней в неделю, два дня я «веселюсь» — и что дальше? Счастья не было. Родители меня не понимали. Подруги были всегда, но я была склонна к мечтательности, фантазиям, а в более старшем возрасте много размышляла о смысле жизни — такие темы интересовали не всех, и я даже рядом с приятельницами чувствовала себя одиноко. Последние два года, когда я употребляла алкоголь, подруги не слушали меня, потому что я постоянно говорила, что всё плохо. Я не хотела жить, просто смелости на суицид не хватало. Мужчинам, как мне казалось, нужен был только секс. Даже когда я стала встречаться с однокурсником и всё было хорошо, меня не покидала беспричинная тревога, что всё испортится. Тогда я поняла, что сама не справлюсь с негативными эмоциями.

Близкая подруга давно говорила, что волнуется за меня, и предлагала обратиться к психологу. Я долгое время не решалась позвонить, думала, всё само наладится. У меня не было и мысли, что у меня проблемы с алкоголем. Психолог оказалась очень хорошим специалистом и через несколько встреч поняла, что я химически зависима. Поскольку она не работала с такими пациентами, то направила меня к коллеге. С ней мы виделись на общей терапии, она мне понравилась, и я была не против продолжить. Она тоже сразу поняла, что я зависима от алкоголя, и посоветовала прийти в сообщество «Анонимных алкоголиков». Но я ещё полгода отрицала, что у меня есть проблема.

Девушка с бокалом: Как я жила с алкоголизмом. Изображение № 4.

 

Страх за жизнь

Девушка с бокалом: Как я жила с алкоголизмом. Изображение № 5.

 

 

За месяц до того, как прийти в сообщество, я поехала в отпуск в Испанию одна. Как обычно, в аэропорту купила алкоголь, чтобы пить в самолёте. Прилетела и сразу купила ещё, пила каждый день с утра, вечером в ночных клубах. У клуба познакомилась с мужчиной — я тогда употребляла «дискотечные» наркотики, он обещал достать их. В следующую встречу он повёл меня в горы, с собой взял вино. Мы проходили мимо ресторана, там сидели женщина и мужчина, у них был романтический ужин при свечах. А я, с высшим образованием, в отпуске, красивая, лезу в горы с каким-то незнакомцем, который мне даже не нравится —  только для того, чтобы он дал мне наркотики. Там же я познакомилась с русскоговорящими парнями из Германии, у них была трава, и с ними я чувствовала, что не одна. С одним из них у меня был секс, хотя он мне тоже не нравился.

Каждый день я напивалась. При этом могла лечь спать в четыре утра, а в шесть уже ехать на экскурсию — создать иллюзию, что со мной всё в порядке, я культурно отдыхаю, я такая же, как все. Хотя на самом деле у меня была депрессия, я устала от пьяного веселья, от чужих людей, чужих мне мужчин. Внутри была чёрная тоска и безысходность, отчаяние, одиночество.

 

Парни оказались строителями, жили
в Подмосковье в бараке. Я вернулась домой через сутки, в рваных чулках,
с трясущимися руками и хотела покончить с собой

 

 

Потом, уже после отпуска, был день рождения коллеги. Она праздновала в клубе — всё как я люблю. Я пришла в платье, с макияжем и укладкой, но настроение было плохое — я планировала уйти часа через два. Но вместо этого зачем-то стала пить водку, хотя с неё никогда не начинала. Я пьянела, ругалась с гостями, предлагала какой-то паре секс втроём, спрашивала у бармена, где можно купить наркотики. Потом я расплакалась, и охрана меня вывела из клуба. Рядом оказались какие-то парни, я сидела с ними на скамейке, жаловалась на жизнь и в итоге поехала к ним. Они оказались строителями, жили в Подмосковье в бараке. Я вернулась домой через сутки, в рваных чулках, с трясущимися руками и хотела покончить с собой.

После этого я поняла, что вообще не контролирую себя, что у меня одни планы на жизнь, а у спиртного — совсем другие. Моя жизнь в опасности. Меня могли обокрасть, изнасиловать, избить, убить, и чудо, что ничего этого не случилось. Из-за страха за свою жизнь я пришла в сообщество «Анонимных алкоголиков» (международная программа, появившаяся в тридцатых годах прошлого века, функционирующая во многом как группа поддержки; большая часть методики заключается в полном отказе от алкоголя. Эффективность «Анонимных алкоголиков» неоднократно изучали; данные последних исследований говорят, что их эффективность примерно равна эффективности других групп для борьбы с алкогольной зависимостью. — Прим. ред.).

 

Главный подарок

Девушка с бокалом: Как я жила с алкоголизмом. Изображение № 6.

 

 

Мне повезло, что я пришла рано, в двадцать пять лет. Сюда приходят абсолютно разные люди. Кто-то моложе восемнадцати, кому-то за шестьдесят лет, есть бездомные, которые всё потеряли, есть очень богатые. На собраниях я слышала истории женщин, которые так же, как я, думали, что у них нет серьёзных проблем, но они «просто любят алкоголь».

Вопреки расхожему заблуждению, сообщество не основано на религии. Программа объединяет людей разной веры и атеистов, на многих собраниях вообще запрещено высказываться по поводу вероисповедания. Программа лишь предлагает верить во что-то, что сильнее нас. Если это будет валенок — нет проблем. Цель объединения одна — оставаться трезвыми. Мы ищем выход не в том, чтобы воздерживаться от спиртного, а в работе над собой, благодаря которой отпадает желание изменять сознание. Новичку предлагают принять тот факт, что ему нужна помощь в том, чтобы справиться с алкоголизмом, что у него всегда будут сложные отношения с выпивкой. Нужно выбрать наставника, который проведёт по двенадцати шагам программы: в них входят, например, самоанализ, рассказ о его итогах, избавление от того, что привело к алкоголизму, возмещение причинённого ущерба. Работа по шагам с наставником — это отдельная задача двух людей, она ведётся не на собраниях в группе, а в свободное время.

 

Все знакомые разделились на друзей и соупотребителей. Первые видели, что у меня проблемы, и радовались, что я их наконец-то решаю. Со вторыми я перестала общаться

 

 

Как возмещать ущерб, тоже нужно решить вместе с наставником. Это девятый шаг, его обычно боятся, иногда к нему идут года три — это сугубо индивидуальная, почти интимная работа. Например, если украл в магазине, можно прийти и вернуть сумму. Конечно, нужно регулярно ходить на собрания, взять служение на групповых занятиях — это значит, например, вести собрание, мыть чашки после чаяделиться опытом трезвой жизни, то есть просто рассказывать обо всём, что происходит: перевели в другой отдел на работе, танцевала в клубе и общалась с «анонимными» друзьями, не напилась — обычная жизнь. Я очень хотела стать счастливой и найти что-то, что заполнит мою жизнь вместо алкоголя. И приняла условия программы.

С первого дня собраний я остаюсь трезвой. Не срываться помогали всё те же группы, общение и поддержка членов АА, работа по шагам. Первый год было тяжело, особенно на праздниках. Хотелось, как раньше, выпить и веселиться. Но те, кто выздоравливали дольше меня, напоминали, что того веселья уже не будет, только похмелье наутро, больная голова, незнакомый мужчина рядом. И я выбирала трезвые праздники и будни.

Первое время старалась быть поближе к «анонимным»: в сообществе вместе отмечают праздники, путешествуют по миру. Все знакомые разделились на друзей и соупотребителей. Первые видели, что у меня проблемы, и радовались, что я их наконец-то решаю. Со вторыми я перестала общаться — сначала чтобы обезопасить себя и оставаться трезвой, позже нам друг с другом стало неинтересно. Когда я перестала пить, расширился круг интересов. Раньше я жила от употребления до употребления, а трезвой стала ходить в театр, больше читать, гулять по паркам и усадьбам Москвы, куда раньше доехать не могла. Стала понимать себя, видеть внутренние, эмоциональные проблемы, училась справляться с неприятностями трезвой, получила новый опыт. Сумму, которую я раньше тратила на употребление, стала откладывать на покупку жилья.

 

Жизнь, конечно, не состоит из одних радостей. Бывают сложные периоды
и неприятные события, но мне больше не надо пить, чтобы их пережить

 

 

Я трезвая девять с половиной лет. В «Анонимных алкоголиках» я познакомилась с будущим мужем. Вышла замуж, родила двоих детей, у нас своя квартира. Самым большим подарком стала моя семья — то, о чём я мечтала всегда. Мне очень нравится быть с моими детьми, и хотя это рутина, она приносит много радости. Внутри меня всё поменялось, я знаю, для чего и зачем живу, всё наполнено смыслом.

Сообщество АА — не секрет для моей семьи. Мы с мужем посещаем его и не планируем заканчивать. Сейчас я сама наставник, хочу показать новичкам, что быть трезвым и счастливым реально. Старший сын знает, что мама и папа ходят на собрания. Когда придёт время, мы расскажем детям наши истории. Жизнь, конечно, не состоит из одних радостей. Бывают сложные периоды и неприятные события, но мне больше не надо пить, чтобы их пережить. В употреблении всё по кругу или как в тоннеле. А трезвая жизнь — это очень интересно.

Изображения: am54 — stock.adobe.com (1, 2)

Рассказать друзьям
16 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.