Views Comments Previous Next Search

Личный опыт«Мне предлагали
приват в противогазе»:
Как я работала стриптизёршей

Бывшая танцовщица московского клуба о гостях, заработке и приватах

«Мне предлагали 
приват в противогазе»: 
Как я работала стриптизёршей — Личный опыт на Wonderzine
«Мне предлагали 
приват в противогазе»: 
Как я работала стриптизёршей. Изображение № 1.

наташа федоренко

В стриптиз я пришла через полтора месяца после своего совершеннолетия. До этого я встречалась с мужчиной, который любил молоденьких девочек — но к тому моменту мы расстались, а я уже привыкла тратить по десять тысяч рублей в день, и мне было некомфортно, когда их не стало. Я знала, за чем шла — за деньгами. 

Забила в поисковике «хороший стрип-клуб Москва» и сходила на собеседования по первым пяти адресам. Выбрала клуб, где можно было начать работать сразу после собеседования: умение танцевать было необязательным. Поначалу я чувствовала себя чужой: у меня не было своей полки в раздевалке, в загруженные дни я переодевалась в туалете или на скамейке рядом с менеджерами. Потом стало получше. 

«Мне предлагали 
приват в противогазе»: 
Как я работала стриптизёршей. Изображение № 2.

 

Портрет в кабинете

Художественный руководитель клуба нами не занимался, обычно он просто орал на планёрках. Но это не имело значения. Можно хорошо зарабатывать, танцуя как на сельской дискотеке, а можно быть профессионалкой и унести 700 рублей за ночь — раз на раз не приходится. Хорошо танцевали единицы — у них были заранее поставленные номера. Остальные просто держались одной рукой и ногой за шест — я была одной из таких.

Гости обычно смотрят на фигуру. Одна девушка заработала целый миллион на приватных танцах, а её потрет висел в кабинете у директора. На мой взгляд, она была глупой, не особенно симпатичной, зато у неё был шестой размер груди, и мужики проплачивали ей по десять приватов (приватных танцев. — Прим. ред.), чтобы посмотреть, как она прыгает, приседает, лежит, или чтобы потрогать её за грудь. Были и девочки, полностью «сделанные» (так было модно в нулевых), с огромной грудью и губами.

 

 

Секс и консумация

У меня довольно обычная внешность, поэтому я быстро научилась сочувственно молчать, чтобы получать чаевые — от них клубу отходит всего 30 %, и это довольно выгодно. Главное понять, у кого из клиентов действительно есть деньги, а то можно всю ночь просидеть рядом с нищебродом за 500 рублей — он ничего не закажет в баре. Стриптизёрши получают процент от заказа со стола, где они сидели, — это называется консумацией. В клубе, где работала я, заказы начинались с пятнадцати тысяч рублей.  

Остальной заработок ты должна была делить поровну с клубом. «Крейзи меню» — это список неприватных услуг. За доплату можно было, к примеру, посмотреть на имитацию лесбийского секса в основном зале или слизать соль с сосков стриптзёрши. Приватными танцами зарабатывали все, в том числе официантки, барменши и администраторша клуба. Для этого много ума не надо — просто нужно пять минут извиваться в чём мать родила. Приват обычной девочки стоил 1400 рублей за пять минут, роковые красотки стоили в три-четыре раза дороже.

Сексом с клиентами можно было заниматься только в ночь с 31 декабря на 1 января — цену назначали сами девушки. В другое время интим был запрещён под страхом увольнения: клиенты не могли касаться нас в зоне бикини, а мы не могли снимать с них штаны. Повсюду стояли камеры — иногда охрана подглядывала в приватные кабинки, проверяя, всё ли в порядке (кстати, во многих других клубах сексом заниматься разрешают). Попасть к своим вещам после выступления можно было только голой и без обуви — раньше девочки прятали «чай», чтобы не делиться с клубом, поэтому всех стали досматривать.

 

«Мне предлагали 
приват в противогазе»: 
Как я работала стриптизёршей. Изображение № 3.

 

«Девочка в коробке»

В самом начале работы я решила заняться сексом в обход клуба, но случилась дурацкая история. 40-летний мужик пригласил меня к себе на дачу на Рублёвку — обещал дать 20 тысяч рублей. Сели в такси, я задремала и проснулась уже в деревне под Волоколамском. Мужик упоролся каким-то жёстким наркотиком, лежал на диване и что-то бубнил. Я проторчала там весь следующий день, потому что московские такси отказывались забирать меня оттуда, слишком далеко — уехать удалось только под вечер. В процессе я встретила его маму, которая кинулась на меня с кулаками. Конечно, никаких денег я не получила и теперь беру сумму вперёд, чтобы мужик не обещал то, что не исполнит. 

Ситуации были разные. Мне предлагали приват в противогазе. Ещё был хороший парнишка, который красиво ухаживал, но из этого ничего не вышло — сейчас мы только поздравляем друг друга с праздниками в соцсетях. А был один мужик, который принёс в клуб коробку и сказал: «Я хочу, чтобы какая-нибудь уродливая тёлка посидела здесь пять минут». Девочка посидела в коробке пару минут и получила тридцать тысяч рублей на чай.

В стрип-клуб, как правило, приходят с друзьями или девушками. Последние иногда напиваются и лезут целоваться — одну из таких буквально пришлось оттаскивать от одной из девушек. И я понимаю, почему многим нравится стриптиз. Встречаться с проституткой как-то неловко, а со стриптизёршей всё кажется естественным. Она покрутилась — ты возбудился — можно заниматься сексом.

 

 

Страховка до 23:00

Я проработала в стриптизе полгода и обещанных трёхсот тысяч рублей не зарабатывала (столько собирали только топовые девушки). На деле выходило сорок-шестьдесят тысяч рублей в месяц за четыре рабочих дня в неделю. Было тяжело и физически, и морально: носить каблуки и уродливое платье, делать дурацкий макияж и по новой сжигать волосы плойкой (без причёски не пускали к гостям). По внутренним расценкам укладка и макияж обходились в восемьсот рублей, маникюр и педикюр оплачивались отдельно. При этом бывали дни, когда заработок был небольшим: один приват или тысяча рублей на чай. Ещё была обязательная страховка в 1500 рублей (гарантированная выплата клуба тем, у кого не получилось заработать на чаевых и приватах), если выходишь в зал до 23:00. Если нет — этих денег не получаешь.

О моей работе узнала вся моя группа в универе — от меня отвернулись все подруги на факультете, ходили ужасные сплетни. Но у меня были денежки, а грустить с ними гораздо легче, чем без них. Ещё меня выслеживали мужики в социальных сетях и писали о моей работе всем знакомым. 

Я бы никому не посоветовала идти на такую работу. Мне было некомфортно, и я не помню ни одной девушки, которой бы нравилось быть стриптизёршей. Были дамы, которые любили танцевать на пилоне, но раздеваться перед сотней мужиков, каждый из которых тебя презирает, они тоже не хотели. Ни о каком восхищении со стороны гостей в стриптизе речи не идёт.

Стрип-клубы — это плохо. Они предлагают модель, в которой мужчины могут  почувствовать себя «настоящими мужиками», только если женщины будут перед ними пресмыкаться и выполнять все их желания. Кто-то говорит, что дальше клуба это не выходит, но это не так. Власть дурманит, и человек, выходя из клуба, относится ко всем женщинам уничижительно. В идеальном мире стрип-клубов не существовало бы.

 

«Мне предлагали 
приват в противогазе»: 
Как я работала стриптизёршей. Изображение № 4.

 

Любимые туфли

К тому же много в стриптизе не заработаешь — гораздо выгоднее встречаться с мужчинами один на один, что я и делала параллельно с работой в клубе. Я очень уставала: в редкие выходные я лежала пластом, у меня всё болело и порой я не могла выйти на улицу. Сейчас я в секс-бизнесе. Во время работы стриптизёршей у меня была знакомая с собственными борделем и массажным салоном — она предложила пойти к ней и получать больше. Так в итоге и вышло. Из стриптиза я ушла со скандалом — мне не захотели отдавать заработок за ночь. Жаль только, что в клубе остались мои любимые туфли.

Когда-нибудь я уйду из секс-работы совсем, но вряд ли раньше, чем через семь-десять лет. Нужно пользоваться своей молодостью, как бы это ужасно ни звучало. Мои родители очень мало зарабатывают, а когда выйдут на пенсию, будут получать ещё меньше. А я считаю своим долгом помогать им: отправлять их на отдых, делать приятные покупки. Кстати, я делала перерыв, когда вышла замуж за одного из своих клиентов. Правда, ни к чему хорошему это не привело, наш брак распался, и сейчас я снова работаю.

ФотографииMihalis A. — stock.adobe.com (1, 2), ArenaCreative — stock.adobe.com

 

 

Рассказать друзьям
133 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.