Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Пора отменить«Соцсети ужаснулись»: Почему пора прекратить осуждать женщин за пластические операции

И почему хирургические вмешательства не противоречат идеям феминизма

«Соцсети ужаснулись»: Почему пора прекратить осуждать женщин за пластические операции — Пора отменить на Wonderzine

В конце января Ким Джонс представил свою дебютную кутюрную коллекцию для Fendi. Модные критики отмечают, что идеи для платьев Джонс отыскал в романе Вирджинии Вульф «Орландо» 1928 года, и хвалят коллекцию, в которой дизайнер объединяет свою любовь к уличной моде и искусство высокой моды. Таблоиды же писали о том, как «жертва пластики Деми Мур шокировала поклонников», намекая, что актриса и модель сделала со своим лицом нечто такое, из-за чего эти самые поклонники «буквально перестали её узнавать». «Бедная женщина! Покажите мне её пластического хирурга!» — цитирует российское издание Peopletalk анонимных комментаторов.

Так называемая неудачная пластика — одна из любимейших тем женских изданий, которая не теряет своей популярности: подобные материалы на сайтах многих глянцевых журналов публикуются из года в год. Подразумевается, что есть некие каноны красоты, которым женщины якобы должны соответствовать — и, видимо, некоторые из них так отчаянно к ним стремятся, что «перебарщивают» с операциями. Но этично ли делать оценку предметом обсуждения? Может быть, пластические операции не нужно делать вовсе, потому что они только укрепляют стандарты красоты? Разбираемся в непростых вопросах.

Антон Данилов

Каждый год американские пластические хирурги публикуют отчёт, в котором рассказывают, что происходит в их сфере. По данным за 2019 год, в Штатах провели почти два миллиона операций, самые популярные — увеличение груди, липосакция, коррекция век, ринопластика и подтяжка лица. При этом в отчёте отдельно отмечается, что в США сделали почти шесть миллионов восстановительных процедур: чаще всего американки и американцы удаляют новообразования, зашивают раны и убирают шрамы. К восстановительным операциям обращаются, когда нужно не изменить строение тела, а вернуть его исходное состояние: такая потребность может возникнуть, например, из-за пережитой автоаварии, пожара и других несчастий. Одна из самых популярных — это восстановление формы молочной железы после мастэктомии.

В обсуждении пластической хирургии одно из самых ярких заявлений сделала Наоми Вульф в книге «Миф о красоте». Сейчас эту работу критикуют за небрежное обращение с фактами, но заслуга Вульф именно в том, что она предложила обсудить бьюти-процедуры как ещё один способ угнетения женщин. Самым радикальным примером она называет именно пластические операции, которые, по мнению авторки книги, делают без объективных на то причин. «Раньше они [женщины] поголовно стекались к новым специалистам по „женским заболеваниям“ — истерии и неврастении, а также к врачам нетрадиционной медицины, практикующим нечто вроде „гипнотерапии“, а теперь столь же активно посещают клиники красоты. Так идеология даёт врачам возможность стоять в авангарде борьбы с женщинами, обманным путём навязывая им то, что выгодно обществу», — пишет Вульф.

Вульф не устаёт напоминать, что пластические операции несут потенциальные риски — и с этим утверждением невозможно не согласиться. Строго говоря, любое хирургическое вмешательство небезопасно: в таком случае врачи оценивают риски и потенциальную пользу, а потом принимают решение. Но в случае с пластической хирургией, если рассматривать именно заболевание как достаточную причину для вмешательства, необходимости в операции как будто бы нет: если тело функционирует так, как нужно, то зачем в нём что-то менять? Такой точки зрения придерживается писательница и исследовательница, но вряд ли можно сказать, что хейтеры в интернете или авторы многочисленных статей об «ужасной» пластике исходят из той же позиции: в их текстах — только абстрактное нарушение законов красоты и отсутствие чувства меры, которое якобы покидает знаменитых людей на операционном столе.

Заслуга Вульф именно в том, что она предложила обсудить бьюти-процедуры как ещё один способ угнетения женщин

Книга Наоми Вульф была опубликована в 1990 году, и с тех пор пластические операции стали ещё более обыденными, иногда даже рутинными: всё по тем же данным Американского общества пластических хирургов, число вмешательств растёт год от года. Эксперты объясняют этот рост влиянием нескольких причин, первая из которых — это социальные сети. «Если вы перенесётесь хотя бы на десять лет назад, не говоря уже о двадцати пяти, вы редко увидите себя на фотографиях, — цитирует издание Heathline докторку и писательницу Деннис Шимпф. — Может быть, день рождения или свадьба, обычно какое-то особое событие. Теперь с помощью мобильных устройств мы буквально видим сотни, если не тысячи фотографий самих себя, на которых запечатлены вещи, которые нам не нравятся в нашей внешности, а также процесс старения».

Сделать пластическую хирургию ещё более популярной помогают доступность процедур, невысокая цена и желание обрести уверенность в себе. Конечно, пластические операции могут избавить от комплексов, но рост их популярности — особенно среди самых юных пациенток — всё равно настораживает экспертов. Например, в Германии хотят запретить рекламу хирургических вмешательств для подростков: министр здравоохранения Йенс Шпан считает, что такая реклама вводит в заблуждение. «Сигнал, который наше общество обязано послать молодым людям, должен быть таким: с вами всё в порядке — именно такими, какие вы есть», — сказал он немецкой газете Tagesspiegel. В Южной Корее, которая занимает третье место среди стран по числу пластических операций, запретили рекламировать пластику в метро. Против рекламы пластики выступают даже сами хирурги: британские врачи отмечают, что эта сфера плохо регулируется.

Важно уточнить, что иногда пластические операции делают для решения не психологических проблем, а физиологических — и именно поэтому сама идея пластики не кажется абсолютным злом. Женщины уменьшают грудь, потому что она слишком большая и мешает самым банальным вещам: спать, бегать, заниматься спортом. Причиной ринопластики может стать не «недостаточно красивая» форма носа, а проблема с дыханием. То же самое можно сказать про строение челюсти: положение зубов влияет на работу желудочно-кишечного тракта. Все эти и многие другие пластические операции должны улучшать самочувствие пациенток и пациентов, поэтому вряд ли у кого-то появятся сомнения в их необходимости.

Вероятно, именно поэтому спустя тридцать с лишним лет после публикации книги Вульф популярной становится другая идея: каждая женщина может делать со своим телом всё, что хочет, даже если это не очень «укладывается» в феминистскую повестку. Может ли женщина под скальпелем считать себя феминисткой? Этим вопросом задалась журналистка Марианна Майкэскью: женщина пишет, что всю жизнь мечтала исправить форму носа. «Феминистка во мне хочет активно бороться с навязанными мужчинами стандартами красоты и дать возможность другим женщинам делать то же самое, но мучительная неуверенность в себе никуда не исчезает. Она есть на каждой фотографии, где мой нос слишком заметный. Каждый раз я словно слышу отзвуки слов всех одноклассников, которые когда-либо называли меня уродливой», — признаётся она.

Докторка Ануджа Энтони считает, что стремление сделать пластическую операцию никак не противоречит идеям феминизма. Хирургиня написала об этом целый текст, смысл которого прост: пластическая хирургия даёт женщинам право выбора. «Суть феминистского движения сосредоточена вокруг равных прав и возможностей. Работа пластического хирурга дала мне возможность предоставить женщинам выбор: право выбирать, кем мы являемся в обществе, право контролировать своё тело и то, как мы выглядим. Хотя одна из моих самых приятных работ на сегодняшний день связана с реконструкцией груди после рака, я хотела бы воспользоваться моментом, чтобы поощрить терпимость для всех. Каждый из нас идёт своим путём, и хотя мы не можем выбрать один и тот же маршрут, мы можем выбрать понимание», — заключает она.

В этом смысле обсуждение чужого выбора — даже если он кому-то кажется «неудачным» — совершенно точно выбивается из феминистской повестки. Так было не только с Деми Мур, но и с Гвен Стефани: в январе прошлого года певицу обвинили «в увлечении пластикой», а её лицо якобы «ужаснуло соцсети». Пожалуй, самый известный пример — это изменения во внешности Рене Зеллвегер в 2014 году, когда актриса появилась на премии Elle Women in Hollywood. В ответ на «критику» Рене тогда говорила, что только рада, если люди считают, будто она выглядит иначе. «Я здорова и счастлива как никогда ранее», — рассказывала она. Но какими бы ни были причины пластических операций, принцип «моё тело — моё дело» здесь оказывается очень к месту: очевидно, что любой человек имеет право на любые перемены во внешности, даже если кому-то они не нравятся.

В этом смысле обсуждение чужого выбора — даже если он кому-то кажется «неудачным» — совершенно точно выбивается из феминистской повестки

С этой точкой зрения согласна ведущая телеграм-канала «бьюти-херобора» и редакторка раздела «Красота» «Афиши. Daily» Лизавета Шатурова. Она считает, что к обсуждению чужой пластики нас приучили «классические мизогинные медиа — сперва печатные, потом на место язвительных колонок пришли форумы, где круглосуточно перемывают кости известным людям. При этом на страницах таких изданий, как отмечает Шатурова, легко соседствуют статьи из разряда «Что она с собой сделала?» со списком причин, по которым нужно удалить комки Биша, уменьшить нос или сделать другие пластические операции.

«Эти же издания пропагандируют, как мне кажется, самую опасную установку, „идеальную естественность“ — образ девушки без изъянов, которая будто бы ничего для этого не делает. Мало того, что девушки обязаны соответствовать всем канонам конвенциональной красоты, так ещё и делать вид, что всё это не результат усилий, боли и денег. Если на оправдание „какой мужчина захочет видеть пластиковую девушку“ ещё можно забить, то давление изнутри женского сообщества часто принимает масштабы травли. Лично для меня обсуждение пластических операций — „неудачных“ или идеальных, то есть незаметных, — ничем не отличается от любого другого обсуждения внешности. Особенно странно подобные пассажи выглядят, когда комментатор пытается зайти со стороны добра: „Ей было так хорошо! Посмотрите и не повторяйте ошибок“. Да, большая часть косметических пластических операций навязаны обществом и физически существовать без них можно, но раздавать подобные советы — всё равно что говорить „просто полюби себя“ или „не грусти“. Чужие изменения во внешности — забота исключительно одного человека», — считает Лизавета.

ФОТОГРАФИИ: Getty Images

Рассказать друзьям
39 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.