Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Пора отменить«Окно Овертона»:
Как политическая концепция превратилась
в ширму для конспирологии

«Окно Овертона»:
Как политическая концепция превратилась
в ширму для конспирологии — Пора отменить на Wonderzine

История и проблемы самого популярного объяснения всего на свете

антон данилов

Даже самые странные конспирологические теории могут стать популярными, если подвести под них псевдонаучную базу. Когда аргументов вроде заговора масонов или нашествия рептилоидов с другой планеты уже недостаточно, в ход идёт сомнительная трактовка разных политических и социальных концепций, одна из которых — это так называемое «окно Овертона». В России с его помощью часто объясняют распространение либеральных идей, например, о том, что гомосексуальность нормальна: гомофобно настроенные люди предполагают, что существует некое «гей-лобби», которое хочет превратить всех людей планеты в гомосексуалов.

Впрочем, «окном Овертона» объясняют чуть ли не любое событие в либеральных странах, когда оно не укладывается в консервативные нормы морали. Разбираемся, как социологической и политической концепцией прикрывают теории заговора.

Появление «окна Овертона» (с ударением на первую «о») связывают с именем американского политического деятеля Джозефа Овертона. В упрощённой форме идея выглядит так: разные позиции, которые касаются одной и той же проблемной темы, можно разложить на спектр, где крайними точками будут ультраправые и ультралевые взгляды. Между ними можно выделить отрезок с наиболее приемлемыми для общества мнениями в конкретный момент, но этот отрезок с течением времени может перемещаться по горизонтали в силу разных причин. Те мнения, что попадают в «допустимую» часть спектра, политики могут поддерживать без опасений для карьеры, так как общество реагирует на них нормально. Высказываться в защиту других,  неодобряемых позиций, может быть опасно из-за непредсказуемой реакции. «Окно Овертона» в этом случае и пытается описать эти рамки дозволенного.

Джозеф Овертон предложил концепцию допустимости разных политических мнений в середине девяностых годов, когда работал в консервативном Макинском центре публичной политики в Мичигане. Овертон погиб в автокатастрофе в 2003 году, и тогда за работу над этой идеей взялся его коллега по центру Джозеф Леман, а после него — американский политический консультант и спичрайтер Джорджа Буша-младшего Джошуа Тревиньо. В 2006 году он предложил конкретную шкалу измерения допустимости разных идей, где нижняя грань — это «действующая норма», а верхняя — «немыслимо». В 2010 году вышла книга американского журналиста Гленна Бека «Окно Овертона» — политический триллер с теорией заговора в качестве двигателя сюжета. Предполагается, что именно тогда маргинальная политическая концепция вышла в мейнстрим и стала механизмом объяснения для любых общественных процессов.

Концепцией Овертона начинают прикрывать конспирологические теории, по сути, продавливать консервативные идеи
о недопустимости роста гражданских свобод

Новый виток популярности «окна Овертона» принесло избрание Дональда Трампа американским президентом. Республиканец с ярко выраженными правыми взглядами сменил на этом посту демократа Барака Обаму, предлагая в качестве политической программы популистские консервативные идеи. Политическая дискуссия в Белом доме резко устремилась в правую сторону за счёт радикальных предложений возвести стену на границе с Мексикой или запретить мусульманам из некоторых стран посещать США. Это смена дискурса, как считают некоторые политологи, может быть хорошей иллюстрацией «главного принципа окна Овертона»: для того, чтобы перенаправить мнение большинства, незначительных или поступательных мер недостаточно. Чтобы резко изменить отношение к непростым темам, необходимо практиковать радикальные подходы. По этой же логике «окном Овертона» оценивают не только американскую политику: правый разворот Великобритании и выход страны из Европейского союза, как считают, тоже вполне вписываются в концепцию «окна дискурса». В этом году «„окном Овертона“ в действии» называли ограничения, связанные с пандемией.

«Окном Овертона» описывали не только смену политического дискурса, но и рост популярности разных социальных движений. В 2011 году американский христианский активист Джо Картер этой концепцией объяснял дегуманизацию общества, что, по его мнению, проявлялось в праве на аборт, росте толерантности к ЛГБТ-людям, легализации гомосексуальных браков и увеличении числа атеистов. Картер рассматривает «окно Овертона» как технологию, с помощью которой можно направить общество на разрушение культуры поэтапно, превращая каждую идею из недопустимой в популярную. И хотя прямых указаний на то, кто бы мог этим заниматься, у него в тексте нет, концепцией Овертона начинают прикрывать конспирологические теории, а по сути, продавливать консервативные идеи о недопустимости роста гражданских свобод.

Идея Картера прижилась в российском обществе. В 2014 году блогер @zuhel в Живом Журнале написал большой пост об этой концепции, и по смыслу он очень близок к убеждениям христианского активиста: с помощью «окна Овертона» некие силы «расчеловечивают» общество. В качестве аргумента он приводит теоретический процесс по легализации каннибализма, и ничем другим, кроме как конспирологией, этот текст не назвать. Ту же риторику поддерживают российские консервативные силы: на сайте Pravoslavie.ru этой концепцией описывают, как жителей западных стран якобы заставляют свыкнуться с мыслью о нормальности гомосексуальности.

Об «окне Овертона» говорят не только на тематических сайтах, но и на федеральных каналах. Например, Никита Михалков в своей авторской программе «Бесогон» пересказывал всё те же мысли о легализации каннибализма. Этот эпизод передачи вышел в 2014 году, но и сегодня отношение к политической концепции изменилось не сильно: «разоблачающие окно Овертона» видео в ютьюбе собирают миллионы просмотров и десятки тысяч лайков.

Сегодня эта концепция считается маргинальной
и ненаучной по нескольким причинам

Эту идею используют даже российские политики. Например, с её помощью в 2015 году экс-председатель комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов объяснял, почему декриминализация проституции немыслима. «У нас существует определенный конфликт интересов, мнений и представлений. Поэтому поднимать этот вопрос неправильно. Это будет неоднозначно восприниматься большим количеством наших граждан. Но учитывая, что организация представлена в России, и она уже публично об этом заявила, я не исключаю, что запущена так называемая технология „окно Овертона“, когда от радикального происходит переход в начале в допустимое, а после вообще регулируется на законодательном уровне», — сказал депутат от ЛДПР. Об «окне Овертона» говорили, например, на парламентских слушаниях «О предупреждении преступлений в сфере семейно-бытовых отношений», которые в октябре прошлого года организовал комитет Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. Там с помощью этой идеи указывали на недопустимость гей-пропаганды.

Сегодня эта концепция считается маргинальной и ненаучной по нескольким причинам. Учёные отмечают, что «окно Овертона» в его популярном варианте упрощает понятие фрейма в социальных науках, а оно, в свою очередь, описывает модель поведения, а не технологии по изменению этой модели. О превратности толкований концепции говорил даже её непосредственный создатель Джозеф Леман. «Она просто объясняет, как идеи входят и выходят из моды, — цитирует его The New York Times. — Так же, как гравитация объясняет, почему что-то падает на землю. Я могу кинуть в вас наковальню и объяснить это законом всемирного притяжения, но это не будет правильно. Но я также могу кинуть вам спасательный круг, и это было бы гораздо лучше».

В России против «окна Овертона» как главной силы разрушительных общественных перемен высказывалась политолог Екатерина Шульман. Шульман считает, что эта концепция близка к идее «симпатической магии», и что обсуждение проблемных вопросов — ещё не способ заставить человека принять неблизкое ему мнение. «Невозможно навязать обществу новую норму, если оно к этому не готово, — рассказывала она в прямом эфире на радио «Эхо Москвы». — На самом деле происходит обратное. В обществе начинает меняться социальная норма, и поэтому возникает обсуждение. Дальше да, те, кто это обсуждение проводит, особенно, если это люди, пользующееся авторитетом и высоко стоящие в социальной иерархии, они несут определенную ответственность, потому что к их словам прислушиваются. Но нельзя начать обсуждать приемлемость каннибализма. Вот попробуйте сейчас. В этой дискуссии просто никто не начнёт участвовать. Поэтому никакого расширения границ приемлемости таким образом не возникает. <...> Вообще под окном Овертона, как его употребляют, по-моему, подразумевают ящик Пандоры. Ещё из-за слова «окно». Вот откроешь окно, в него влезет какой-нибудь чужой и хищник, как из ящика Пандоры тоже повыскакивали всякие несчастья. Ничего этого не существует. Обсуждайте то, что вам кажется важным».

ФОТОГРАФИИ:  NARUEDOL — stock.adobe.com (1, 2, 3)

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.