Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Книжная полкаЖурналист и главный редактор журнала «Холод» Таисия Бекбулатова о любимых книгах

10 книг, которые украсят любую библиотеку

Журналист и главный редактор журнала «Холод» Таисия Бекбулатова о любимых книгах — Книжная полка на Wonderzine

В РУБРИКЕ «КНИЖНАЯ ПОЛКА» мы расспрашиваем героинь об их литературных предпочтениях и изданиях, которые занимают важное место в книжном шкафу. Сегодня о любимых книгах рассказывает главный редактор журнала «Холод» Таисия Бекбулатова.

ИНТЕРВЬЮ: Алиса Таёжная

ФОТОГРАФИИ: Екатерина Старостина

МАКИЯЖ: Фариза Родригес

Таисия Бекбулатова

Журналист и главный редактор журнала «Холод»

Обычно в книгах, как и в текстах, я люблю простоту и следование логике


 Я рано начала читать и всё детство провела за книгами. Сначала проглотила те, что стояли на полках дома, потом стала ходить в районную библиотеку. До сих пор хорошо помню эти полутёмные ряды, пахнущие старой бумагой, — я чувствовала себя среди них как на шоколадной фабрике: вокруг было столько интересного, что было сложно остановиться на пяти-шести книгах, которые разрешалось унести домой. Их мне едва хватало на неделю.

Моё чтение при этом было беспорядочным: примерно в одном возрасте я поглощала книжки из детской детективной серии «Чёрный котёнок» и впервые прочитала «Войну и мир». Тогда же пристрастилась к фантастике и фэнтези: от Брэдбери, Толкина и Урсулы Ле Гуин до Ефремова и Лема. «Гарри Поттера», едва ли не главную книгу для детей моего поколения, я почему-то так и не оценила. Стругацкие, впрочем, тоже оказались мне чуждыми. Когда заканчивались хорошие книги, я читала плохие: завалявшиеся тома малоизвестных советских авторов, фантастику в блестящих обложках с уличных развалов. Персонажи этих книг до сих пор живут где-то на задворках моей памяти и вызывают у меня непонятную нежность.

Конечно, любимым поэтом в детстве у меня был Лермонтов, а ассоциировать себя всегда хотелось больше с мужскими персонажами: у них было больше свободы выбора, и самые интересные приключения всегда выпадали тоже им. А быть байронической натурой женщинам вообще, как известно, не положено. Меня радует, что сейчас наконец начали думать о девочках как о читательницах: они с детства могут видеть, что главные герои не всегда мальчики. Я сама стараюсь помнить об этом как редактор: Россия — страна женщин с такими характерами и судьбами, что было бы с профессиональной точки зрения непростительно про них не рассказывать.

В старшей школе фэнтези мне заменили Фицджеральд и Хемингуэй, Лермонтова — Николай Гумилёв и Георгий Иванов. Если бы нужно было подобрать одно произведение, которое лучше всего отражает дух «Холода», я бы выбрала стихотворение про Пушкина на снегу и ледяную тьму с верёвкой.

Иногда я скучаю по этой детской манере чтения: когда поглощаешь книги увлечённо и без рефлексии, не цепляясь за несовершенный язык и не спотыкаясь то о сексизм, то об имперские фантазии автора. Я, конечно, за то, чтобы разделять писателя и его творчество, но некоторые вещи просто сильнее меня: например, перечитывать Толстого после чтения дневников его жены и дочери меня уже не тянет.

Во взрослом возрасте уже сложно найти книги, которые можно читать так же просто, как в детстве, без прищуренного взгляда и ожидания какой-нибудь подставы. Может быть, поэтому я так полюбила «Дом, в котором…» Мариам Петросян — за возвращение к этой простоте. Помню, как начала её читать в метро с экрана телефона, потом заказала книгу, но так увлеклась, что не дождалась и так и дочитала её с телефона. Наверное, её я бы взяла с собой на необитаемый остров, если бы мне предложили выбрать одну книгу. А если бы пришлось выбирать книгу для врага в такой же ситуации, назвала бы «Шатунов» Мамлеева.

Обычно в книгах, как и в текстах, я люблю простоту и следование логике: к примеру, написала в первом предложении что-то про полутёмные ряды и уже жалею — не люблю такие украшательства. При этом художественные книги я по-прежнему люблю больше нон-фикшна. Может, сказывается работа: реальность и так не даёт о себе забывать. В целом расслабленного чтения мне сейчас очень не хватает — очередная стопка книг раз за разом откладывается на отпуск. Утешаю себя тем, что тексты спецкоров «Холода» тоже, в конце концов, увлекательные.

Сейчас я редко читаю — для человека, который значительную часть своей жизни поглощал книги как топливо, это странно. Но, когда ты работаешь редактором, усваивать дополнительный текст после работы становится почти невозможно. Я берусь в основном за книги, которые посоветовал кто-то из близких. Например, сейчас читаю «Опасную Россию» Юрия Афанасьева и «Президентскую власть и нынешних президентов» Ричарда Нойштадта, которые мне подарила мой друг и научный руководитель Людмила Реснянская — человек, которому я во многом обязана тем, что стала политическим журналистом. На днях начала читать и «Безлюдное место» Саши Сулим — моей подруги и бывшей коллеги по «Медузе». Историю ангарского маньяка я знаю довольно хорошо, поскольку мы в «Холоде» делали вместе с Сашей об этом второй сезон подкаста «Трасса 161» — но тем не менее уверена, что в книге всё равно много интересного.

Я берусь в основном за книги, которые посоветовал кто-то из близких


Дэвид Ремник

«Могила Ленина»

Невероятно увлекательные хроники распада гигантской империи и готовый учебник по журналистике. Редкий пример книги иностранца, который действительно понимает, что такое Россия и её политическая жизнь. Советую всем студентам журфаков, а сама собираюсь отправить её своему другу Ване Сафронову в СИЗО.

Анатолий Кононов

«Особое мнение судьи Кононова»

Судья КС в отставке Анатолий Кононов, который подарил мне после интервью эту книгу, был белой вороной в Конституционном суде задолго до того, как тот окончательно превратился в приложение к вертикали власти. Книга — подборка его «особых мнений», по числу которых он в какой-то момент стал рекордсменом в КС. Ценный документ и хроника деградации российской судебной системы от по-настоящему независимого российского судьи.

«Москва. Осень-93. Хроника противостояния»

Очень ценю эту книгу, которая является, по сути, сборником документов, сопровождавших один из важнейших кризисов в истории страны. Внутри интереснейшие расшифровки заседаний КС, Верховного совета и другие редкие источники. Подробно изучала её, когда работала над профайлом председателя КС Валерия Зорькина; очень полезный для журналиста источник.

Кристиан Крахт

«Faserland»

Дебютная книга швейцарского денди Кристиана Крахта. Люблю его язык, да и хочется иногда окунуться в мир бирюзовых «Порше» и курток Barbour, где главной проблемой становится скука и выбор места на вечер. С удовольствием прочитала и его роман «Я буду здесь, на солнце и в тени» — не лишённое остроумия повествование из параллельной реальности о Швейцарской Советской Республике, погрязшей в войне между коммунистами и фашистами. «Минные поля. Запустение. Холод. Трупы подо льдом» — идеальная аннотация, чтобы заставить меня прочитать книгу.

Роберт Грейвс 

«Белая Богиня»

«Потому что оттуда солнце не светит, но ветер приносит оттуда снег; только мёртвые солнца могут пребывать на холодном полярном севере». Разве можно не любить книгу, написанную таким языком? «Миграция диких гусей на север связана в легенде бриттов с переселением душ проклятых или душ некрещёных младенцев в ледяной северный ад» — и другие познавательные факты. Увлекательная и, кстати, по-настоящему феминистская книга, хотя научная ценность её и невелика.

Генрих Харрер 

«Семь лет в Тибете»

Автобиографический рассказ австрийского путешественника Генриха Харрера, который, мечтая изучить Гималаи, попадает сначала в плен к англичанам в Индии (события в книге разворачиваются в 1940-е годы), затем сбегает из заключения и много дней в тяжелейших условиях скитается по горным перевалам, пока наконец не достигает тогда еще нетронутого Тибета. В Лхасе он проводит несколько лет и становится другом молодого далай-ламы; параллельно в книге разворачиваются исторические события, связанные с вторжением коммунистической армии Китайской Народной Республики в Тибет. Захватывающая книга.

Георгий Иванов

«Распад атома»

Про эту книгу сложно что-то сказать — её нужно просто читать. Георгия Иванова вообще стоит читать всем, кто хочет что-то понять про Россию.

Эрве Гибер

«Призрачный снимок»

Одна из книг, выпущенных любимым мной крошечным издательством «Колонна», которое специализируется на малоизвестных произведениях зачастую маргинальных авторов. Несколько лет назад подруга подарила мне на день рождения целую стопку книг издательства, и это до сих пор один из моих любимых подарков.

Брук Баркер

«Грустные факты о животных»

Купила эту книжку в один из тех периодов, когда совсем не было сил читать. Зато можно было поразглядывать картинки и узнать, что у медуз нет сердца, осьминоги не выходят из дома без лишней необходимости, а голуби умеют прокрастинировать. Интересно обнаружить в себе немного осьминога и голубя. Печальнее только продолжение книги — «Грустные факты о детёнышах».

Лоренс Даррелл

«Александрийский квартет»

Переплетение сюжетных линий и яркие персонажи на фоне Александрии в период перед Второй мировой войной, когда в Египте находились британские военные. Одна из тех книг, которые хочется, как в детстве, прочитать под одеялом с фонариком, лишь бы не прерываться.

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.