Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Книжная полкаМладший креативный директор Stereotactic Юля Абрамова
о любимых книгах

9 книг, которые украсят любую библиотеку

Младший креативный директор Stereotactic Юля Абрамова
о любимых книгах — Книжная полка на Wonderzine

В РУБРИКЕ «КНИЖНАЯ ПОЛКА» мы расспрашиваем героинь об их литературных предпочтениях и изданиях, которые занимают важное место в книжном шкафу. Сегодня о любимых книгах рассказывает младший креативный директор Stereotactic Юля Абрамова.

ИНТЕРВЬЮ: Алиса Таёжная

ФОТОГРАФИИ: Алёна Ермишина

МАКИЯЖ: Любовь Полянок

Юля Абрамова

младший креативный директор Stereotactic

Ставишь в ряд три названия
и разгоняешь себе перед сном приключения.
Если сейчас всему придумывать названия, наверное, это можно назвать «book gazing»


Мою привычку к чтению сформировал не кто, а что. В детстве все взрослые в доме постоянно читали, собирали целые шкафы изданий. Один из таких шкафов, который стоял напротив моей кровати, и стал моим проводником в мир книг. Он находился в моей комнате, а в ней никогда не было темно: очень близко к окну был дворовый фонарь, он включался каждую ночь и давал такой тусклый свет. Поэтому всё детство последним, что я видела перед сном, были обложки книг. Я быстро усекла, что можно придумывать по их мотивам истории. Ставишь в ряд три названия, например «Гамаюн», «Моя жизнь», «Россия во мгле», и разгоняешь себе перед сном приключения. Если сейчас всему придумывать названия, наверное, это можно назвать «book gazing».

Не знаю, как так вышло, но в четырнадцать я конкретно подключилась к книгам о всяких контрдвижениях. Я стала интересоваться революцией и дошла до Герберта Уэллса, мемуаров Троцкого и Кропоткина. Если говорить о мечтах, то для меня путеводная звезда — идея низовых инициатив Кропоткина и вообще Пётр Алексеевич как личность. Есть прикольные ребята из Калифорнии. Мы познакомились в Афинах — они изучают Экзархию и пишут книги с очень гордыми названиями, например «На грани капитализма». Круто, что такое ещё есть. Жаль, что меня в этом нет.

А ещё с самого детства я нежно люблю фантастику. По долгосрочным свойствам она, наверное, полезнее всего, потому что в эти простые и легко запоминающиеся истории мастера умудряются вписать очень светлые и красивые нравственные конструкции.

В восемнадцать лет в мою жизнь пришёл буддизм, если об этом можно без смеха говорить в 2019 году. Но по-настоящему расследовать это всё я начала, когда жила в Китае. Мне запали в душу бодрые бабушки — я сама хочу быть такой, поэтому потихоньку начала заниматься цигуном. Дальше пошли книги по китайской натурфилософии и все замечательные даосские сказки. Чай тоже начала пить, разумеется.

Я читаю перед сном — не могу уснуть без этого, если сплю одна. И очень много читаю в путешествиях. Чем больше я сконцентрирована, тем больше могу читать: после сорока восьми часов наедине с собой я вхожу в состояние внутреннего штиля и могу погрузиться в книгу. Меня не выбрасывает из контекста, не хочется ничего скроллить, никакого инстаграма. А когда начинается классическая суета в городе, читать не получается, думать тоже — и это причиняет мне боль.

Когда начинается классическая суета
в городе, читать
не получается, думать тоже — и это причиняет мне боль


Винфрид Георг Максимилиан Зебальд

«Кольца Сатурна»

Я скажу так: Зебальд — это Шахерезада. И эта книга — плавание по миру памяти, как будто лежишь в лодке и смотришь на рябь воды. Куда переводишь взгляд, туда и проваливаешься. Это невероятное путешествие, её очень приятно читать вслух. Мне кажется, «Аустерлиц» того же Зебальда очень похож на Дэвида Фостера Уоллеса, хотя многие меня сейчас могут заесть за это сравнение. Очень интересно и тонко, но при этом не эмоциональный фастфуд.

Георг Зиммель

«Большие города и духовная жизнь»

На социологию я вообще очень откликаюсь. В этой книге много трезвых положений: Зиммель всё отлично понял про большие города и про их пустоту. Он такой древнегреческий стоик, учит выдержке и реалистичности. Я купила книгу в переплёте, а это для меня редкость. Другая очень хорошая книга о связи социологии и пространств для жизни — «Культура Два» Владимира Паперного.

Паоло Вирно

«Грамматика множества. К анализу форм современной жизни»

«Грамматика множества» — просто супер. Очень хотела бы, чтобы Вирно читал мне в институте лекции. Думаю, она всем зайдёт — понятие множества в принципе актуально не меньше понятия планетарности. С одной стороны, она для тех, кого пугает всё глобальное, с другой — для тех, кто всё же начинает понимать, что сила в… силе, брат. В дополнение к Вирно я бы вообще советовала регулярно читать журнал «Логос», у них есть пара классных номеров по поводу труда, социализма и левого движения. Это вообще не журналы, а чудо какое-то.

Марк Фишер

«Капиталистический реализм»

Невероятная по силе книга, но грустная. Фишер призывает стать современным героем — который всё понял про текущую неолиберальную и неоконсервативную повестки, но заставляет себя смотреть на реальность этой системы и не отворачиваться. Быть в этом. Это книга про наше общее гнетущее ощущение, что чего-то не хватает, и всё равно нужно стремиться к таинственному удовлетворению, что все мы узники тела без органов. Вторая книга Марка Фишера «Ghosts of my life» тоже невероятно интересная, он вообще красавчик.

Владимир Малявин

«Чжуан-цзы»

Малявин лучше всех переводит древние китайские тексты. Берите его переводы, он знает, что и как интерпретировать. Эта книга — очень древний текст даосского мудреца. Его мысли изящные, фразы короткие. Он смешной. Когда читаешь, попадаешь в тонкое состояние. Если поддать пафоса, то Чжуан-цзы и Лао-цзы — это настоящие Прометеи. Только они не несут огонь, а помогают искать середину.

Роберт Пёрсиг

«Лайла. Исследование морали»

«Лайла» — вторая книга Пёрсига из одной серии, первая — всем нам известная «Дзен и искусство ухода за мотоциклом». «Лайла» мне нравится даже больше. Она застаёт героя через много лет, когда он путешествует на лодке. Дихотомия статики и динамики, аристотелевские постулаты, ну и слоу-экшен — автор постарался. Наверное, для меня это ещё и захватывающий образ независимого героя.

Грег Иган

«Карантин»

Знаковая книга для меня. Когда глядишь на обложку, читать не хочется вообще — чисто Дарья Донцова. А при этом невероятно — скорее всего, вы не оторвётесь. Грег Иган — программист из Австралии, писавший научную фантастику. «Карантин» — это эзотерические конструкции, подкреплённые техническими умностями, но при этом совсем не назидательные. И в этом вся красота.

Питер Уоттс

«Ложная слепота»

Это тоже научная фантастика, которая уносит меня в космос. Вообще мне долго и помногу снятся сны про космос, как я там летаю. Питер Уоттс и Стругацкие для меня почему-то рядом, не знаю, с чем это связано. Наверное, выдаёт во мне полного профана в жанре, но мне всё равно.

Дженни Нордберг

«Подпольные девочки Кабула. История афганок, которые живут в мужском обличье»

Детективное расследование классной шведской журналистки, которая приехала в Кабул. Ей нужно было писать, как США выступает гарантом демократии и вообще всё супер, но она случайно узнала о группе женщин, которым по разным причинам разрешили жить как мужчинам. Дальше начинается розыск афганских девочек-мальчиков и рассказы об их свободной жизни до первых месячных. Потом происходит ад. В её очерках можно увидеть силу внутренней мизогинии и жестокости женщин к самим себе. Это очень-очень страшно.

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.