Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Книжная полкаЖурналистка
и редактор
Настя Красильникова
о любимых книгах

9 книг, которые украсят любую библиотеку

Журналистка
и редактор
Настя Красильникова
о любимых книгах — Книжная полка на Wonderzine

ФОТОГРАФИИ: Алёна Ермишина
ИНТЕРВЬЮ: Алиса Таёжная
Макияж: Настя Дзюба

В РУБРИКЕ «КНИЖНАЯ ПОЛКА» мы расспрашиваем героинь об их литературных предпочтениях и изданиях, которые занимают важное место в книжном шкафу. Сегодня о любимых книгах рассказывает автор телеграм-каналов «Дочь разбойника» и «Вашу мать!», журналистка и редактор Настя Красильникова.

 

Журналистка
и редактор
Настя Красильникова
о любимых книгах. Изображение № 1.

Настя Красильникова

журналистка и редактор

 

 

 

В школе у меня
не было ни одного одарённого педагога по этому предмету,
я до сих пор не могу увидеть волшебства в произведениях великих русских писателей

   

Мы с сестрой выросли в Африке: жили в разных странах в российских посольствах. На закрытых территориях было, мягко говоря, немного развлечений и ещё меньше сверстников, так что книги были лучшим (а иногда и единственным) способом провести время с удовольствием. Родители очень рано научили нас с сестрой читать — и все мои счастливые воспоминания о детстве связаны с книгами. Я сразу стала запойным читателем: меня вечно находили то с фонариком под одеялом, то в пять утра у лампы в гостиной.

Моя любимая детская книжка — «Рони, дочь разбойника» Астрид Линдгрен: в честь неё называется не только мой телеграм-канал, но и моя собака, которую я взяла в 2011 году из приюта. Собаку отдавали с другой кличкой, на которую она не откликалась — я сразу поняла, что дам ей имя Рони (собака быстро со мной согласилась). В детстве в книге меня поразили две вещи: то, что главной героине разрешали абсолютно всё, и то, что она приручила дикую лошадь (я обожала верховую езду и лошадей). Недавно я перечитала книгу и поняла, что в ней есть ответы вообще на любые жизненные вопросы. Рони — моя ролевая модель и сейчас: она свободная, отважная, искренняя и верная.

В том, как я читала, к сожалению, никогда не было системы — да и сейчас нет. Школьную программу я всегда изучала раньше, чем нужно было, и в большем объёме, обожала поэзию Серебряного века, а выпускное сочинение писала по Бунину. Сожалею, что литературу преподают у нас так, как преподают: в школе у меня не было ни одного одарённого педагога по этому предмету, я до сих пор не могу увидеть волшебства в произведениях «великих русских писателей». Вместо волшебства я вижу только зубрёжку, навязшие в зубах цитаты и «тему природы в творчестве Александра Сергеевича». Пару лет назад стала перечитывать «Войну и мир» и бросила, прочитав два тома: не вынесла женоненавистничества, которым сочатся все симпатичные автору герои. От Достоевского мне всегда становится плохо, в том числе и физически, я очень впечатлительная. На фоне этого роман «Бесы» меня поразил: там было две или три шутки, над которыми я смеялась в голос на весь вагон метро — может быть, не такие уж они были и смешные, но очень уж неожиданные. До сих пор иногда подбадриваю себя фразой: «Степан Трофимович воскрес и приосанился».

В универе (я окончила журфак МГУ) я стала ещё более неразборчивым читателем, зато читала постоянно. Я, разумеется, люблю бумажные книги, и наша с мужем домашняя библиотека давно не влезает ни в одну из съёмных квартир, но с рождением ребёнка пришлось перейти на киндл — его легче носить с собой, а любопытный младенец не сможет порвать страницы.

Я предпочитаю художественную литературу всему остальному — и научпопу, и мемуарам, и уж тем более селф-хелп-опусам. Литературу из разряда «помоги себе сам» я почему-то презираю: не понимаю, как можно тратить на неё время, когда в мире столько волшебных художественных книг. Мне до сих пор кажется, что чтение художественной литературы — лучший способ развить фантазию, и это нужно всем, чья работа хоть как-то связана с творчеством.

Я жалею, что мой неуместный снобизм долго не давал мне возможности прочитать поттериану: моя лучшая подруга Настя Чуковская на третьем курсе журфака блестела зелёными глазами, рассказывая о проблемах Гарри, а я с презрением фыркала: кому может быть интересна эта детская ерунда о волшебниках! Потом, когда я наконец дочитала «Дары смерти», я поняла, что это великая литература — до сих пор завидую нынешним детям, потому что они могут взрослеть с ней в обнимку.

Когда я наконец дочитала «Дары смерти», то поняла, что это великая литература — до сих пор завидую нынешним детям, потому что они могут взрослеть с ней
в обнимку

   

Журналистка
и редактор
Настя Красильникова
о любимых книгах. Изображение № 2.

 

Василий Аксёнов

«Московская сага»

Василий Аксёнов — какой-то непостижимо талантливый писатель, в его книги я всегда проваливаюсь, как под лёд, и в периоды, когда читаю его, не могу ни на чём больше толком сконцентрироваться. Роман-эпопею «Московская сага» стоило бы включить в школьную программу: он рассказывает о нас и нашем прошлом гораздо больше важных вещей, чем какие-нибудь «Недоросль» или «Левша». Сложно и больно читать о коллективизации, войне, лагерях и репрессиях, особенно у Аксёнова — так живо он всё это описывает, — но вместе с тем это чтение очень обогащает. К тому же это просто очень увлекательная литература.

 

 

Сергей Довлатов

«Филиал»

Когда мы учились на младших курсах, мы обожали Довлатова. Все мечтали писать как он, с его наблюдательностью и остротой: так же лаконично, точно и убийственно. По ночам — мы тогда ещё созванивались по городскому телефону — мне звонил лучший друг и однокашник Илья Захаров и читал Довлатова вслух. Модно было любить «Соло на ундервуде», «Заповедник» и «Чемодан», но я больше прочих люблю повесть «Филиал». Там, как и всегда у Довлатова, много уморительных наблюдений, но после прочтения остаёшься печальным — может быть, потому, что в отношениях главных героев легко узнать дисфункциональные отношения из собственной юности.

Джон Стейнбек 

«Гроздья гнева»

Это, пожалуй, лучшая книга о том, как оставаться человеком в тёмные времена: роман рассказывает о жизни людей во время Великой депрессии в США. Ещё в «Гроздьях гнева» самый чудовищный и при этом самый прекрасный финал на свете — дочитав роман, я потом несколько дней дышать не могла. Вообще, это настолько мощная по эмоциональному воздействию книга, что я, наверное, никогда не смогу её перечитать.

 

 

Филип Пулман

Трилогия «Тёмные начала»

Филип Пулман считается детским писателем, но это тот случай, когда произведения детского писателя следовало бы прочитать всем — знаю даже нескольких людей за семьдесят, которым это могло бы быть полезно. Это замечательная трилогия о волшебном мире, главная героиня которой — девочка Лира (я питаю слабость ко всем книгам, где в центре внимания героиня, а не герой, но их до сих пор удручающе мало).

У всех людей в этом волшебном мире есть деймоны. Деймон, который обычно существует в форме какого-нибудь животного, — воплощение души хозяина; по правилам этого мира, человек не может быть разделен с деймоном. Мне кажется, что это трогательная и красивая метафора — и да, я бы с удовольствием пожила в таком мире. «Тёмные начала» раскрывают что-то очень хорошее и светлое внутри — и переносят в место, где вам гарантированно будет классно.

Николь Краусс

«Хроники любви»

В начале десятых было принято читать романы Джонатана Сафрана Фоера и восхищаться ими. Я их тоже трепетно люблю, но куда большее впечатление на меня произвёл роман Николь Краусс, его жены (сейчас они, кажется, разошлись) — «Хроники любви». Это книга в книге, при этом сюжет выстроен очень тонко, без зауми. В «Хрониках любви» невероятной силы метафоры, которые перечитываешь и потом ещё долго вертишь в голове, немного сожалея о том, что не ты их придумала. В общем, настоящее наслаждение литературой как искусством.

 

 

Роберт Мартин 

«Как мы делаем это. Эволюция и будущее репродуктивного поведения человека»

Если бы я могла заново выбрать, чем заняться в жизни, я бы пошла учиться биологии: мне кажется, это страшно увлекательно. Книга Роберта Мартина о размножении интереснее любого детектива, в ней зашкаливающее количество важной информации о том, как работает репродуктивная система человека. Изложено очень доступно, местами даже весело, и прекрасно запоминается. Моя любимая глава — о биологических отличиях мозга мальчиков и девочек (спойлер: их почти нет!), я читала и буквально прыгала до потолка: я что-то подобное всегда подозревала, а тут дорогой Роберт наконец подтвердил это ссылками на исследования. Ещё у книги очень яркая разноцветная обложка, а я обожаю всё разноцветное.

Эдуард Лимонов

«Это я, Эдичка»

Ну, что тут скажешь? Это великая книга о любви.

 

 

Анастасия Изюмская и Анна Куусмаа

«Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию»

До того, как родить ребёнка, я не представляла, каково это и как меняет всё внутри и вокруг. Выяснилось, что материнство совсем не похоже на «настоящее женское счастье», которое всем девочкам обещают с детства. Напротив, это тяжёлый труд и огромное испытание для психики. Поэтому я искренне советую всем, кто собирается рожать ребёнка (или недавно родил и всё никак не может нащупать то самое обещанное счастье), прочитать книгу «Мама на нуле» — она помогла мне осознать, что со мной всё нормально, я не «бешусь с жиру», не «придумываю» и не «преувеличиваю». Оговорюсь, что у меня есть к этой книге ряд стилистических претензий, но зато ни одной по содержанию.

Артём Ефимов

«С чего мы взяли. Три века понять Россию умом»

Эту книгу написал мой муж, он историк. Это книга о людях, благодаря которым у России есть её история — жизнеописания тех, кто создавал русскую историческую науку. Я, конечно, необъективна. Представляете, я живу с человеком, который написал научно-популярную книгу! У меня до сих пор это не укладывается в голове — и иногда, вспоминая об этом, я прихожу в детский восторг. И ещё у меня от него ребёнок! И всё же: это классная книга, она лихо обращается с нашими представлениями о России и её истории — если у вас есть знакомый патриот, выйдет отличный подарок. 

 

 

Рассказать друзьям
8 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.