Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Книжная полкаДоула Дарья Уткина
о любимых книгах

9 книг, которые украсят любую библиотеку

Доула Дарья Уткина
о любимых книгах — Книжная полка на Wonderzine

ФОТОГРАФИИ: Александр Карнюхин
ИНТЕРВЬЮ: Алиса Таёжная
МАКИЯЖ: Елена Казанцева

В РУБРИКЕ «КНИЖНАЯ ПОЛКА» мы расспрашиваем героинь об их литературных предпочтениях и изданиях, которые занимают важное место в книжном шкафу. Сегодня о любимых книгах рассказывает доула, психолог, эксперт UNICEF, cоздатель проекта онлайн-подготовки к родам MAMALA Дарья Уткина.

 

Доула Дарья Уткина
о любимых книгах. Изображение № 1.

Дарья Уткина

доула

 

 

 

Сейчас в книгах
я больше всего ценю смутно уловимое ощущение того,
как автор смотрит
на мир

   

Я не была читающим ребёнком, и все детские книги типа «Робинзона Крузо» прошли мимо меня. Осталась лишь история про маленькую меня, которая просила каждый вечер читать только «Буратино», всегда с самого начала. Летом в деревне у бабушки, которая заведовала аптекой, любимыми книгами были «Лекарственные растения Верхневолжья» и лекарственный справочник Видаль, особенно раздел о психиатрии.

Только в двенадцать лет я начала читать много и с удовольствием, благодаря маме подружки и её любви к Ремарку. В школе чтение было моим любимым занятием, и отвлекалась я только на самое необходимое: прогулки с подружками, любовные страдания и скучные уроки. Мне очень хотелось понять, как устроен мир, и писатели XX века мне в этом очень помогли. Я читала всё подряд: Кортасара и Замятина, Маяковского и Набокова, Цветаеву и Сильвию Платт, Сэлинджера и Воннегута, Пелевина и Кизи — в общем, весь набор приличного советского человека.

В университете был период, когда я поглощала научные тексты, читала Канта на фестивале Avant, Мелани Кляйн за завтраком и Винникотта с Выготским в любое другое время. Пруст навсегда ассоциируется с первыми месяцами материнства — друзья шутили, что надо родить, чтобы открылась чакра любви к такому занудству. Кортасар и компания стали моими проводниками во взрослый мир чувств, любви, дружбы, революций и быта. Выготский навсегда поменял отношение к культуре, «норме» и «патологии» и взгляды на развитие человека. Винникотт подарил идею, насколько целительным может быть простое принятие другого человека. Сапольски поддерживает сейчас.

Интересно, как одни и те же авторы меняются для меня по мере того, как я взрослею. Подростковое упоение Цветаевой, её хрупкостью и нежностью, сменилось гораздо менее восторженным и сложным отношением после знакомства с темой материнства. Сейчас в книгах я больше всего ценю смутно уловимое ощущение того, как автор смотрит на мир. Не только о чём, но и как он пишет: какими словами, насколько просто, с каким отношением к героям и ситуациям. Люблю, когда это созвучно с моим состоянием или напоминает, как ещё можно смотреть на других.

Я всегда любила книжные рекомендации моей научной руководительницы Марины Бардышевской, сейчас присматриваюсь к стопкам книг на столе своего психотерапевта. Читаю рубрику «Книжная полка» и обзоры нон-фикшна, а в фейсбуке — анонсы Павла Подкосова и рекомендации психологов Марины Юминовой и Полины Рычаловой.

Лучшее место для чтения для меня — это ванна, желательно на несколько часов. Или берег моря, чтобы греться на солнышке, читать, охлаждаться в воде и снова читать. Люблю читать книги быстро, запоем — но с двумя детьми и работой даже на пляже у меня редко есть такая возможность. Так что читаю за завтраком, перед сном, в такси и метро — всегда, когда есть время (и я не залипла в блогах).

Я долго не покупала бумажные книги, потому что они занимают всё пространство. Пробовала брать детские в библиотеке, а взрослые передавать другим — но у меня много редких книг, которые издавали малым тиражом, и я поняла, что не хочу с ними расставаться. На этот день рождения мне подарили пижамы и шампанское, и я поняла, что к такому набору гедониста просто необходима стопка бумажных книг. И снова разрешила себе закупиться, теперь делаю новые полки дома. А вообще я из тех, у кого дофамин от покупки новых книг шарашит сильнее, чем от платьев.

Я из тех, у кого дофамин от покупки новых книг шарашит гораздо сильнее,
чем от платьев

   

Доула Дарья Уткина
о любимых книгах. Изображение № 2.

 

Pam England

«Birthing from Within: An Extra-Ordinary Guide to Childbirth Preparation»

Когда я открыла эту книгу, оказалось, что на другом конце земли есть женщины, которые смотрят на роды так же, как и я. Это очень вдохновило и придало сил. Мы тогда только придумали свой формат подготовки к родам — курсы, на которые мне самой хотелось бы ходить. И, конечно, было понятно, что дальше предстоит долго искать методы и практики. А тут раз — и настоящий подарок: кто-то уже десять лет всё это осмысливал и думал в том же русле.

Впервые я взяла почитать эту книгу у подруги, а потом мне привезли уже экземпляр из Америки. После прочтения я отправилась учиться подходу «Birthing from Within» в Израиль и Штаты — это решение отчасти привело меня к работе доулой и поддержке женщин в родах. Спустя несколько лет появились книги, где заметно влияние подхода Ингланд. Например, в книге «Sacred Pregnancy» вдохновились красивыми церемониями для мам, а автор «Homebirth Cesarean» Кортни Джареки сделала сборник историй о том, как необходимое изменение плана родов может быть психологически травматичным для материНовая книга Пэм «Ancient Map for Modern Birth», на мой взгляд, менее сбалансирована и более радикальна относительно того, какие роды «хорошие» и как «правильно» рожать.

 

 

David Treleaven

«Trauma-Sensitive Mindfulness: Practices for Safe and Transformative Healing»

Читаю прямо сейчас. Работая с практиками осознанности, я вижу, что иногда они поднимают на поверхность травматичный опыт — и тогда нужна ещё и поддержка психолога. Учитывая, что примерно одна из пяти женщин имеет опыт сексуального насилия, травматичных ситуаций всплывает немало. Оказалось, что есть целая лаборатория по изучению побочных эффектов практик осознанности. А эта книга для специалистов помогает прояснить, как применять подход осознанности в близкой мне бережной манере.

Анна Куусмаа и Анастасия Изюмская 

«Мама на нуле»

Это первая книга, куда я написала целую главу. Всё произошло очень быстро и неожиданно для меня. Я сделала в фейсбуке группу «Бережно к себе» для поддержки мам в послеродовой депрессии, а Настя как раз писала книгу об эмоциональном выгорании. Мы как-то переписывались о том, чем всё-таки депрессия отличается от просто «мамы на нуле», и по итогам наших бесед Настя предложила мне написать об этом и в книгу.

Теперь я иногда хожу на презентации книги и отвечаю на вопросы родителей, что такое послеродовая депрессия, как её заметить и чем себе помочь. Надеюсь летом запустить проект онлайн-поддержки для женщин с расстройствами настроения после родов и потихоньку снимать табу с запретной темы про «плохую маму».

 

 

«Лекции для беременных» 1959 года

Моя находка с Ozon. Люблю эту книгу как антропологический артефакт. Она напоминает мне, как быстро меняются наши представления о том, что такое «нормально» в родах и материнстве. Половина книги — описания детских болезней, для каждой из которых в 2018 году есть вакцина. А другая половина — советы женщинам про роды. Моя любимая часть — глава про колхозный роддом. Фактически это то, что в XXI веке называется birth center. Место, где ведёт беременности и принимает роды не врач, а акушерка, которая каждой женщине оказывает особое внимание (birth center — распространённые в США и Европе родильные центры с более «домашней» обстановкой, чем в обычной родильной палате. Часто их устраивают при больницах, где есть реанимация, а пациенток допускают рожать там, только если беременность протекает спокойно и без осложнений. — Прим. ред.). Врачи из СНГ регулярно ездят перенимать опыт у коллег из Европы, а в реальности родильные центры вполне себе мирно существовали ещё семьдесят лет назад в России, просто назывались не так симпатично.

Penny Simkin

«The Labor Progress Handbook: Early Interventions to Prevent and Treat Dystocia»

Эту книжку мне отдала подружка, кажется. Это классика литературы для тех, кто готовится или готовит других к родам. Мне очень жаль, что Пенни Симкин мало переводят на русский. Она такая главная бабушка-доула всея Америки, придумала международную организацию доул DONA, где я сертифицируюсь в этом году. Подход Пенни мне нравится тем, что она совершенно не эзотерическая и очень, что называется, приземлённая, с внутренней опорой. Как-то её критиковали: с чего она вообще решила, что может писать книги о родах для родителей, да ещё и ссылаться исследования — она же вообще не врач. На это Пенни ответила: «Да, я не врач, но я умею читать».

Пенни написала ещё одну книгу, которую я нежно люблю, — «When Survivors Give Birth: Understanding and Healing the Effects of Early Sexual Abuse on Childbearing Women». Она о женщинах, которые подверглись сексуальному насилию в детстве, и их опыте материнства. Я мечтаю, чтобы книга появилась на русском, потому что это базовые вещи, которые стоит знать любому специалисту в области помощи в родах.

 

 

Rebecca Kukla

«Mass Hysteria: Medicine, Culture, and Mothers´ Bodies»

Книга автора со смешной фамилией — на самом деле исследование отношения к женскому телу во время беременности и в родах в зависимости от изменений в культуре. У меня в книге много любимых моментов. Про отчуждение женщины от знаний о собственном теле, когда другие люди или аппараты говорят ей о её самочувствии и состоянии ребёнка. Ещё очень классно прослеживается линия о том, как средневековые представления про вред ребёнку, который может нанести женщина, думая или делая что-то «неправильное», перекочевали в двадцать первый век и трансформировались в бесконечные рекомендации для женщин. Я люблю, когда в книге много фактов, ссылок на исследования и всяких любопытных деталей на тему, которой я увлечена.

Naomi Wolf

«Misconceptions: Truth, Lies, and the Unexpected on the Journey to Motherhood»

Книга о беременности и родах автора «Мифа о красоте» и «Вагины». В принципе, она о том же, только в контексте материнства. Мне жаль, что её не перевели на русский, потому что нам очень не хватает книг такого рода, которые были бы чем-то большим, чем просто рекомендации. И в ней тоже полно нюансов о материнстве, подтверждённых исследованиями. Например, как то, как женщина воспринимает беременность, влияет на результат родов, про гормоны и отношения — и всё это через призму личной истории автора. Заумные штуки хорошо сбалансированы стенаниями, как хочется печенья, не хочется секса и трудно выбрать подходящего врача на роды, особенно когда тебе почти сорок.

Книгу «Вагина» я всегда рекомендую прочитать участницам моего курса для специалистов по подготовке к родам. Хотя я вполне согласна с критикой текста за его попсовые представления о сексуальности, феминизме и связи с творчеством, я также вижу, что на русском нет ничего подобного. И эта книга реально меняет отношение женщины к своему телу.

 

 

Эмили Нагоски

«Как хочет женщина»

Обожаю и всегда рекомендую — потому что на русском нет, кажется, ничего лучше о сексуальных отношениях. Теория про «газ» и «тормоз», которые делают нас разными в силе влечений, такая простая и понятная и так классно подходит к ситуациям, когда после родов непонятно, как снова заниматься сексом. В книге все идеи нанизаны на истории трёх пар. И одна из них — молодые родители, которым предстоит путешествие к новой сексуальности. Мне нравится, что книга написана так, что будет понятной и специалисту, и далёкому от науки человеку. Ещё там очень классный раздел об анатомии в первой главе. Уж не знаю, дело ли в том, что мне не хватает знаний или там действительно много нового по сравнению со стандартными учебниками, но я прониклась.

Tom Hodgkinson

«The Idle Parent: Why Less Means More When Raising Kids»

Давно хотела прочитать и вот наконец-то добралась до неё. Смешная книга о том, как мы стараемся быть «хорошими» родителями, покупать всё больше игрушек и организовывать всё больше занятий для детей, для этого нанимаем няню и платим за садик и школу, чтобы иметь возможность ходить на работу — чтобы быть «хорошими» родителями. И как всё это не очень-то помогает детям вырасти теми самыми «хорошими» детьми, на которых мы рассчитываем, отправляясь в эту «гонку вооружений».

В книге Роберта Сапольски в общем-то о том же. Он как-то сказал, что у приматов, которых он изучал, есть удивительная способность откладывать удовлетворение потребности и делать что-то не суперприятное, понимая, что это приближает к желаемому результату. Но, конечно, эта способность у приматов не такая крутая, как у людей. Люди могут учиться в скучной школе, страдать в колледже, ходить тридцать лет на нелюбимую работу — и всё ради того, чтобы на пенсии расслабиться и полежать на пляже.

  

 

Рассказать друзьям
98 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.