Views Comments Previous Next Search

Книжная полкаГлавный редактор «Секрета фирмы» Дарья Черкудинова
о любимых книгах

10 книг, которые украсят любую библиотеку

Главный редактор «Секрета фирмы» Дарья Черкудинова 
о любимых книгах — Книжная полка на Wonderzine

ИНТЕРВЬЮ: Алиса Таёжная 
СЪЁМКА: Алёна Ермишина 
МАКИЯЖ: Ирен Шимшилашвили

В РУБРИКЕ «КНИЖНАЯ ПОЛКА» мы расспрашиваем героинь об их литературных предпочтениях и изданиях, которые занимают важное место в книжном шкафу. Сегодня о любимых книгах рассказывает главный редактор «Секрета фирмы» и соведущая подкаста «НОРМ» Дарья Черкудинова.

 

Главный редактор «Секрета фирмы» Дарья Черкудинова 
о любимых книгах. Изображение № 1.

Дарья Черкудинова

главный редактор «Секрета фирмы»

 

 

 

Подростком
я увлеклась фэнтези и готова была читать всё что угодно,
если одним из главных персонажей была отважная женщина с мечом

   

Меня учили читать мама и дед, мамин отец. Оба были довольно требовательными учителями и преуспели: читать я начала года в четыре и так полюбила, что скоро им пришлось говорить, чтобы я не сидела по ночам, укрыв пледом себя, книжку и настольную лампу. Так я проводила время с циклом «Волшебник Изумрудного города» Волкова, романами Джека Лондона и Роберта Стивенсона. Подростком я увлеклась фэнтези (после того, как прочитала «Властелина колец», конечно) и готова была читать всё что угодно, если одним из главных персонажей была отважная женщина с мечом. В детстве мне нечасто удавалось найти в книге героя, с которым хотелось бы ассоциировать себя, — и особенно не нравилось, что женские и девичьи персонажи часто проигрывали мужским по моральным качествам, без конца влюблялись и страдали, пропускали самые интересные приключения и часто плакали. А в жанре фэнтези царило равноправие. 

Классе в восьмом мне наконец надоело читать про мечи и магию, но с тех пор осталась привычка читать несколько однотипных книг подряд. Это полезно, потому что у меня никудышная память. Однажды я взялась за очень приятный роман «Назову себя Гантенбайн» Макса Фриша, дошла до середины, и вдруг поняла, что уже однажды читала его. Обиднее всего, что я тут же в подробностях вспомнила конец. Чтобы такие разочарования происходили пореже, я люблю «закрепить материал»: посмотреть экранизацию, прочитать всё что можно об авторе и книге, почитать что-то на ту же тему, если речь о нон-фикшне.

Сейчас у меня период увлечения воспоминаниями и дневниками. Перед этим был период нон-фикшна и популярной литературы о медицине. Из него вынесла две книги: «Ньютон и фальшивомонетчик» Томаса Левенсона о том, как учёный был главой монетного двора и воевал с мошенниками, и «С ума сойти! Путеводитель по психическим расстройствам для жителей большого города» Дарьи Варламовой и Антона Зайниева. По работе я часто просматриваю деловую литературу, но, к сожалению, эти книги довольно однотипны и предсказуемы, хотя могут иногда мотивировать или дать полезный совет о продуктивности. 

 

Главный редактор «Секрета фирмы» Дарья Черкудинова 
о любимых книгах. Изображение № 2.

 

Гектор Мало

«Без семьи»

Это первая толстая книжка, которую я прочитала сама (мне было около шести лет). Потом перечитывала много раз, всегда заливаясь слезами. Книга старая, она принадлежала сестре моей прабабушки, в предисловии говорится о проклятых капиталистах, эксплуатирующих рабочий класс, и о том, как тяжело жилось людям в Европе. На самом деле это прекрасный приключенческий роман-путешествие с отличным сказочным концом. Такая диккенсовская история про скитающегося сироту, которому судьба воздаёт должное за храбрость, справедливость и смирение. Вместе с главным героем путешествуют три пса и обезьянка — именно они были моими любимцами.

 

 

Морис Метерлинк

«Синяя птица» и «Обручение» 

В детстве я читала пьесу как сказку об ожившем хлебе, сахаре и других предметах. Было весело следить за перепалками Души Воды и Души Огня. Потом стало понятно, что это притча о счастье, за которым не нужно долго гоняться — оно с тобой каждый день, нужно только научиться видеть и чувствовать. Мои любимые картины из «Синей птицы» — те, что обычно не ставят в театре: «Сады блаженств» и «Царство будущего». Считается, что пьеса «Обручение» слабее, но мне она нравилась едва ли не больше.

Малкольм Гладуэлл

«Переломный момент. Как незначительные изменения приводят к глобальным переменам» 

Гладуэлла мне подсунул Николай Кононов, с которым мы работали вместе, чтобы объяснить, как придумывать темы и компоновать сюжеты. Это действительно полезное чтение для журналиста, помогает настроить оптику и понять, что любое привычное явление можно с интересом разглядывать под неожиданным углом. В книжках такого типа всегда много занятных историй, которыми можно щегольнуть в компании или в заметке, хотя и передёргиваний тоже достаточно — и об этом полезно помнить. 

 

 

Норман Льюис

«Достопочтенное общество. Очерки о сицилийской мафии»

Случайно купила эту книжку перед длинной дорогой — смотрела в то время «Клан Сопрано» и решила, почему бы не почитать про мафию. Первой женой Льюиса была дочь адвоката сицилийской мафии; благодаря тестю журналист смог подробно рассказать историю сообщества, описать теневую экономику и методы борьбы, которые применяло итальянское, а позднее — американское правительство, чтобы бороться с мафиози. 

Дмитрий Шостакович и Соломон Волков

«Свидетельство» 

Книга о том, каково быть заложником. Шостакович честен и афористичен, иногда жесток в суждениях о других, но в первую очередь — к себе. Самое интересное в воспоминаниях для меня — узнавать, кто с кем дружил, а кто кого не переносил, как проходили вечеринки, о чём разговаривали великие люди. Шостакович, например, много пишет о Прокофьеве и Маяковском, Мейерхольде и маршале Тухачевском. Многим он видится обласканным советской властью композитором — тем интереснее узнать о цене такой близости к верхушке. О подлинности этих мемуаров до сих пор спорят, но сын Шостаковича говорил, что убеждения отца в книге переданы в целом верно.

 

 

Борис Пастернак

«Доктор Живаго» 

Я люблю русскую классику, но с «Живаго» мои отношения долго не складывались. Я не смогла прочитать его ни в школе, ни в университете — мне казалось, что герои странно себя ведут, придумывают проблемы. Почему Антипов не может простить Лару? Зачем Живаго отпускает её с Комаровским? Рада, что пару-тройку лет назад дала ещё один шанс и наконец поняла, что человек устроен чуть тоньше и сложнее, чем представление о том, как он должен быть устроен. 

Иво Андрич

«Мост на Дрине»

Ещё один способ тренировать память — читать в путешествии о местности, по которой проходит маршрут. Андрича я взяла в поездку по Балканам и осталась совершенно очарованной и Балканами, и книгой. Я люблю, когда героем произведения становится город или местность, а тут вышло ещё лучше: главный герой — мост через реку. Книга охватывает период в четыреста лет, мост за это время менял облик, города вокруг него богатели и нищали, переживали войны и катаклизмы, люди меняли веру, предавали идеалы, изобретали новую мораль — всё это очень интересно.

 

 

Айрис Мёрдок

«Сон Бруно» 

Помню, как была шокирована и немного раздосадована тем, что главный герой книги — умирающий старик. Мне было около двадцати, и старость казалась неподходящей темой для романа (тем более о любви), но скоро история захватила. Я люблю неторопливые романы об обычных людях, их отношениях и страстях, о том, как причудливо переплетаются судьбы, и как сильно иногда мы страдаем из-за мелочей, но стоически переживаем большие трагедии.

Антон Макаренко

«Педагогическая поэма» 

Мама рассказывала, как тайком читала «Поэму» с подружкой в восьмом классе на уроке биологии и они покатывались со смеху. Честно говоря, не верила ей: что может быть смешного в описании колонии для детей-беспризорников? Оказалось, есть и над чем похохотать (курьёзных ситуаций в «Поэме» описано предостаточно), и над чем погрустить. Удивительно другое: колония Макаренко в 1920-х годах живёт по принципу холакратии — это модная система управления организациями, впервые описанная, как считается, в 2007 году в США. Если коротко, холакратия предполагает, что ответственность распределяется между всеми членами команды. Колонисты Макаренко жили именно по такому принципу. Если вам нужно прочитать книгу про менеджмент и психологию организации труда — читайте Макаренко и учитесь у него управлять коллективом. 

 

 

Блейк Снайдер

«Спасите котика! И другие секреты сценарного мастерства»

Периодически читаю книги о ремесле — о том, как писать тексты, книги, сценарии. Во-первых, чтобы набраться уверенности в себе, которая иногда меня покидает: всё-таки чем больше ты читаешь учебников, тем вроде как лучше узнаёшь предмет. Во-вторых, чтобы освежить в памяти какие-то приёмы, 
в-третьих, чтобы чуть лучше объяснять авторам, чего я от них хочу, когда редактирую текст. Обычно я хочу, чтобы они рассказали историю, в их текстах должны быть поворотные моменты, кульминация, в конце концов, мысль и идея. К сожалению, часто есть соблазн написать хронологию, таймлайн жизни героя, особенно если он харизматичный и интересный: родился, учился, женился сделал то-сё, пятое-десятое, какой молодец.

Книжка Снайдера — одна из самых лёгких, но полезных по сценарному мастерству. Посложнее — «История на миллион долларов» Роберта Макки. Рекомендация для журналистов — «Автор, ножницы, бумага» Кононова, а для тех, кому нужно поверить в себя, прежде чем начать что-то писать, — «Человек, который съел машину» Натали Голдберг. В последней книге много упражнений, которые помогут победить страх чистого листа.

  

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.