Views Comments Previous Next Search Wonderzine

ЗдоровьеПотеря обоняния
и цитокиновый шторм:
Что происходит в организме при COVID-19

Потеря обоняния
и цитокиновый шторм:
Что происходит в организме при COVID-19 — Здоровье на Wonderzine

И почему его пытаются лечить средством от малярии

О новом вирусе SARS-CoV-19 становится известно всё больше, а рекомендации по лечению COVID-19 постоянно обновляются. За новыми данными не успевают даже врачи, а до обывателя долетают отдельные факты, часто в изменённом виде или без объяснений. Правда ли, что коронавирусная инфекция лишает человека обоняния? Вызывает ли вирус тромбоз сосудов? Почему COVID-19 пытаются лечить средствами для лечения малярии, ревматоидного артрита и ВИЧ-инфекции? Попробуем ответить на эти вопросы.

ольга лукинская

Почему пропадает обоняние

Об аносмии (потере восприятия запахов) сначала упоминали как о возможном симптоме новой коронавирусной инфекции — можно предположить, что на фоне остальных жалоб исчезновение обоняния не казалось важным или врачи не задавали этот вопрос пациентам. Теперь, когда данных накопилось достаточно много, эксперты уже говорят, что внезапная аносмия может быть одним из характерных проявлений болезни.

Сейчас известно о двух белках, которые работают как рецепторы к новому коронавирусу — то есть помогают ему проникать в клетки. Учёные из Гарварда обнаружили, что в носу есть клетки, на поверхности которых находятся оба эти белка, — а значит, вирус легко их инфицирует. Эти клетки окружают обонятельные нейроны и занимаются их «поддержкой» — судя по всему, когда они перестают нормально функционировать, обоняние пропадает. Такая аносмия может продолжаться несколько недель, а в норму ситуация приходит вместе с общим выздоровлением от болезни.

Почему у детей болезнь возникает реже

Дети традиционно входят в группы риска разных инфекций, в том числе респираторных — тем удивительнее, что и заболеваемость COVID-19 в целом, и число тяжёлых случаев среди детей остаётся гораздо ниже, чем среди взрослых. В попытках объяснить, почему так происходит, учёные высказали несколько гипотез. Известно, что к тяжёлым осложнениям у взрослых приводит слишком сильная иммунная реакция на инфекцию. Возможно, детский иммунитет работает на оптимальном уровне интенсивности — то есть иммунный ответ у детей не слишком слабый и не слишком сильный. При этом у малышей он может всё же быть недостаточным: по данным одного китайского исследования, большинство тяжёлых случаев COVID-19 среди детей отмечались в возрасте не старше пяти лет.

Ещё одно возможное объяснение — повышенная готовность детской иммунной системы сражаться с коронавирусами. Это объясняют тем, что дети в школах и садах постоянно общаются с большим количеством людей и, как известно, часто болеют ОРВИ. Правда, у этой теории есть и противники — возможно, антитела к другим коронавирусам, наоборот, помогают SARS-CoV-2019 проникать в клетки, и тогда это не объясняет преимущество, которое явно есть у детей. Более редкие случаи COVID-19 у детей могут также быть связаны с тем, что у них меньше рецепторов под названием АПФ2, через которые вирус попадает в клетки лёгких (хотя и эта гипотеза противоречива). Как бы там ни было, важно помнить, что дети, даже очень маленькие, могут болеть COVID-19 и передавать инфекцию другим, а значит, должны соблюдать все меры гигиены и изоляции, которые применимы к взрослым.

Что такое болезнь Кавасаки и связана ли она с COVID-19

В последнее время появились сообщения о синдроме, возникающем у детей, возможно, в связи с SARS-CoV-2019. Синдром (или болезнь) Кавасаки — это редкое состояние, которое существовало и раньше. При этом в стенках сосудов развивается воспалительный процесс, поднимается температура, появляется сыпь, краснеют кожа и слизистые. Причины этого процесса точно не ясны, и вирус, судя по всему, может стать триггером таких проявлений — но сами по себе они, в отличие от вируса, не заразны.

Такие выраженные проявления, сопровождающие COVID-19 у некоторых детей, называют мультисистемным воспалительным заболеванием — оно схоже и с болезнью Кавасаки, и с синдромом токсического шока (наверняка вы слышали о нём в контексте опасности супервпитывающих тампонов). В тяжёлых случаях это может привести к осложнениям со стороны сердца. У детей также наблюдаются симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта: тошнота, рвота и диарея.

Тем не менее эксперты пока осторожны и не говорят об однозначной связи синдрома с новым коронавирусом — например, в руководстве британской Королевской коллегии педиатрии и детского здоровья есть формулировка «педиатрический мультисистемный воспалительный синдром, по времени связанный с COVID-19». Лёгкие высыпания на коже или боль в животе без других симптомов (например, высокой температуры) не повод вызывать скорую, но за состоянием ребёнка стоит наблюдать.

Что происходит при пневмонии

Новый коронавирус повреждает так называемые цилиарные клетки лёгких (от латинского cilia — «ресницы»); на поверхности этих клеток находятся подвижные реснички, которые постоянно очищают лёгкие, «выметая» из них ненужные фрагменты, в том числе пыльцу, вирусы или частицы погибших клеток. Если они не работают, в лёгких скапливаются частицы и жидкость и человеку становится трудно дышать.

Когда иммунная система включается и начинает бороться с вирусом, интенсивность этого ответа может быть слишком высокой — и тогда повреждение тканей усиливается. В тяжёлых случаях процесс может оставить в лёгких следы, похожие по форме на пчелиные соты. Из-за воспалительного процесса повышается проницаемость мембран между альвеолами лёгких кровеносными сосудами — в итоге в лёгких оказывается жидкость, которая не даёт человеку дышать.

Что такое цитокиновый шторм

В тяжёлых случаях COVID-19 болезнь проявляется и за пределами лёгких: страдает печень (это видно по определённым показателям анализа крови), меняется число лейкоцитов и тромбоцитов в крови, падает артериальное давление, растёт вероятность тромбозов. Иногда развивается острая почечная недостаточность и остановка сердца — все системы организма просто не выдерживают нагрузки. Но это не значит, что все эти места поражает вирус. Причина — слишком сильная реакция иммунной системы.

Цитокины — это вещества, появление которых служит своеобразным сигналом тревоги, и в ответ иммунная система начинает привлекать клетки для борьбы с болезнью. Если бесконтрольно выделяется слишком большое количество цитокинов, иммунный ответ тоже увеличивается и атакует не только инфицированные, но и здоровые клетки. Такой выброс цитокинов называется цитокиновым штормом; он приводит к воспалению, ослабляющему стенки сосудов, жидкость из которых проникает в лёгкие.

Воспаление развивается в самых разных органах и в сочетании с нехваткой кислорода может привести к их недостаточности. Пока нет окончательного ответа на вопрос, почему у некоторых пациентов COVID-19 протекает так тяжело — отчасти это может быть связано с сопутствующими заболеваниями, хотя известно о тяжёлых случаях и у в остальном здоровых людей.

Почему назначают антибиотики и противомалярийные средства

На сегодня не зарегистрирован ни один препарат, который бы специфически действовал на SARS-CoV-2019, а в официальных рекомендациях на первом месте — поддерживающие меры. Они включают поддержку гемодинамики (сосудосуживающие средства в случае, если давление сильно падает) и дыхания (дополнительный кислород и разные виды искусственной вентиляции лёгких).

Хлорохин и гидроксихлорохин, ремдесивир, азитромицин, о которых сейчас много говорят, пока не рекомендовано применять за пределами клинических исследований — возможно, они эффективны, но это ещё не доказано. Антибиотик азитромицин может обладать противовирусным и противовоспалительным эффектами, а хлорохин — подавлять внедрение вируса в клетки, мешать его связыванию с рецепторами и снижать уровни цитокинов (веществ, усиливающих воспаление). Эти механизмы действуют в условиях лаборатории, но насколько они эффективны у пациентов с COVID-19, ещё предстоит понять. Противовирусные средства (те, что обычно применяют против ВИЧ-инфекции) в теории могут ингибировать какой-то из белков нового коронавируса, не давая ему нормально функционировать, — правда, пока результаты особо не вдохновляют.

Одновременно идут исследования иммунотерапевтических средств — от плазмы переболевших COVID-19 до различных антител, которые изучаются или уже зарегистрированы для лечения лейкозов, лимфомы, ревматоидного артрита. Эти препараты с названиями, оканчивающимися на -маб (от английского mAb, monoclonal antibody, то есть моноклональное антитело), обычно действуют на определённую мишень среди тех самых цитокинов, вызывающих воспалительный каскад. Одно или несколько из этих лекарств, возможно, помогут спасать жизни наиболее тяжёлых пациентов.

Фотографии: Ekaterina — stock.adobe.com, Iryna — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.