Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Здоровье«Когда рожать собираетесь?»: Как сексизм мешает построить карьеру в медицине

Каково быть женщиной-врачом в России

«Когда рожать собираетесь?»: Как сексизм мешает построить карьеру в медицине — Здоровье на Wonderzine

В медицине с сексизмом часто сталкиваются не только пациентки, но и женщины-врачи — и для тех, кто не вовлечён в эту сферу, это может звучать неожиданно, ведь большинство медицинских работников — именно женщины. Разбираемся, кто делит врачебные специальности на «женские» и «мужские», сколько врачей и медсестёр сталкивается с харассментом и что можно с этим сделать.

Текст: Евдокия Цветкова, врач-эндокринолог

«Бесстыдные бесполые создания»

В древности уход за больными и многие бытовые лечебные манипуляции были женской прерогативой — но как только началось становление медицины как профессии, мужчины объявили на неё монополию. Со времён античности к обучению искусству врачевания допускались только мужчины. Имена женщин, ставших исключениями — Мерит-Птах, Аспазия, Тротула, — можно пересчитать по пальцам, и известны они исключительно как гинекологи. Если их научные интересы и затрагивали что-то помимо родовспоможения, история не сохранила этих данных. До конца XIX века у женщин не было возможности получить высшее медицинское образование и претендовать на что-то большее, чем должность сестры милосердия или повитухи. Знания по акушерству и уходу за больными женщины передавали друг другу в религиозных общинах.

Нарушать традицию начали относительно недавно — пару сотен лет назад, и не всегда открыто. Так, урождённая Маргарет Энн Балкли прожила долгую жизнь, окончила Эдинбургский университет и практиковала как военный хирург под именем Джеймс Бэрри. Скрываемая женщиной тайна была раскрыта только после её смерти. Под своим настоящим именем первой получила медицинский диплом о высшем образовании Элизабет Блэкуэлл в 1849 году. Ректор Женевского колледжа отдал решение о её поступлении в университет на откуп студентам, с условием, что если хоть один из ста пятидесяти человек проголосует против, женщина принята не будет — и все проголосовали за.

В 1850 году был основан первый в мире женский медицинский колледж, Бостонский. Его учредитель Сэмюэль Грегори считал родовспоможение слишком простым для мужчин-докторов делом и создал женский колледж, чтобы избавить мужчин от этого занятия. Правда, программа учебного заведения не предусматривала полноценной квалификации и допуска студенток к клинической практике — а без неё полноценного медицинского образования не получить; колледж был вскоре расформирован. Упавшее знамя подхватил Пенсильванский женский медицинский колледж, куда стали приезжать женщины со всего мира. Газеты XIX века отзывались о женщинах, получающих медицинское образование, как о «бесполых бесстыдных созданиях, одним своим появлением порочащих благородное звание леди», но процесс было уже не остановить. 

В 2019 году эксперты сравнили особенности гендерной дискриминации в 187 странах
за прошедшие десять лет, и в общем рейтинге Россия заняла 121-е место

Первой русской женщиной-врачом стала Надежда Прокофьевна Суслова. Из-за правительственного запрета на посещение женщинами лекций даже в качестве вольнослушательниц она уехала из России и поступила на медицинский факультет Цюрихского университета. Через год после окончания университета Надежда вернулась на родину работать акушером-гинекологом. Варвара Андреевна Кашеварова-Руднева стала первой женщиной, получившей высшее медицинское образование в России, а не за рубежом, в 1863 году. Она же в 1876 году стала первой в стране женщиной, защитившей диссертацию. Правда, к практике она допущена так и не была и только помогала мужу-врачу в его работе. После смерти мужа Варвару Андреевну подвергли публичной травле — газеты издавали издевательские карикатуры и выпускали злобные статьи, после чего она переехала из столицы и до конца жизни работала сельским врачом.

В нашей стране первые женские врачебные курсы («Особый женский курс для образования учёных акушерок») открылись в 1872 году в Санкт-Петербурге, а в 1897 году был создан первый Петербургский женский медицинский институт. В 1917 году после смены власти изменилась и система подготовки медицинских кадров — и только тогда женщины стали обычным явлением в стенах медицинских вузов.

Конечно, это не стало концом гендерной дискриминации в трудовой сфере (в том числе в медицине), которая существует по сей день. В 2019 году эксперты сравнили особенности гендерной дискриминации в 187 странах за прошедшие десять лет, и в общем рейтинге Россия заняла 121-е место. Рейтинг составлялся с учётом тридцати пяти критериев в различных сферах: труда, имущества и семейного права. Гендерное неравенство обнаружили в четверти исследованных стран. Средний глобальный рейтинг составил 74,71 из 100 максимальных баллов. Россия получила в рейтинге 73,13 балла и соседствует с Марокко и Угандой. По мнению Всемирного банка, проблемы связаны с оплатой труда и началом карьеры.

«Хирургия не для девочек»

Уже во время учёбы в медвузе на студенток оказывают давление в вопросах будущей специальности. «Хирургия не для девочек», «Как вы заведёте семью с ненормированным графиком?», «Беременная женщина должна смотреть только на прекрасное — какой судмедэксперт?!», «Девочкам надо учиться на педиатров, чтобы потом лечить своих детей» — все эти фразы многие не раз слышали за время обучения. По словам врача-эндокринолога Анны С. (имена героинь изменены по их просьбе. — Прим. ред.), которая хотела стать оперирующим гинекологом и активно посещала кружки по топографической анатомии, под давлением преподавателей она выбрала другую — более «женскую» специализацию. Есть и те, кому удаётся игнорировать оскорбления, хотя это и непросто. Своим опытом поделилась хирург-колопроктолог Евгения Т.: врач рассказывает, как на дежурствах в хирургическом отделении и интернатуре по общей хирургии она постоянно подвергалась мизогинным высказываниям и шуткам в духе «Как ты будешь стоять у стола [операционного], побереги свои ноги — на них же никто смотреть не захочет», «Место женщины за кухонным столом, а не хирургическим» и тому подобным.

К сожалению, в представлении многих, в том числе врачей, специальности делятся на «женские» и «мужские». По результатам социологического исследования Марины Ковалёвой при написании диссертации «Гендерный статус женщины в современной медицине» выяснилось, что женщины-врачи испытывают больше затруднений в овладении профессией, чем мужчины. Причины этого видят как в полифункциональности «женской» социальной роли (неоплачиваемый домашний труд), так и в существующих в обществе предрассудках. На 2017 год женщины составляли только 19,2 % хирургов в США.

Помимо возможных трудностей в обучении, женщины-врачи в России часто сталкиваются с отказом в трудоустройстве из-за наличия детей или вероятности их появления. Конкретные данные здесь не привести: статистики, к сожалению, не ведётся. Но зачастую при собеседовании на работу вторым вопросом после «Какой институт окончила?» становится «Когда планируешь рожать?». По словам врача Александры К., у неё даже была ситуация, когда ей отказали в трудоустройстве, аргументировав это тем, что она — молодая женщина, — конечно же, планирует в ближайшее время обзаводиться мужем и детьми, а значит: «Ну зачем вы нам?»

Стеклянный потолок

В 1991 году конгресс США установил, что, несмотря на возросшее количество работниц, они по-прежнему недопредставлены на руководящих должностях. Комиссия, изучавшее это явление, в отчёте от 1995 года подтвердила искусственность возведённых барьеров, не дающих женщинам достигать управляющих должностей. Эти барьеры включают социальные (связанные с гендерными предрассудками и стереотипами), управленческие (связанные с недостаточным последовательным правительственным контролем за соблюдением прав гражданок страны), внутренние и структурные (обусловленные кадровой политикой учреждения). Комиссия также установила, что даже у женщин, занимающих руководящие должности, оплата была ниже, чем у их коллег-мужчин. Кроме того, выводы комиссии показали, что руководящие должности женщин в основном были представлены в областях управления кадрами и бухгалтерии (в России в 2018 году ситуация в точности такая же).

Разрыв в размере заработной платы мужчин и женщин, по данным
на 1983–2000 годы, в США составлял 21 %. Согласно данным Министерства труда за 2018 год, зарплата женщин в мире в среднем на 16−22 % ниже мужской. В России этот показатель составляет 28 %. Правда, за последние годы разрыв сократился — в 2001 году мужчины получали в среднем на 37 % больше женщин. Вице-премьер Ольга Голодец на открытии форума «Роль женщин в развитии промышленных регионов» заявила, что средняя заработная плата женщин в России составляет 70 % от зарплаты мужчин. Голодец пыталась объяснить неравенство тем, что «женщины не достигают такого же уровня образования и карьерного роста, как мужчины».

Что касается медицинской сферы, то уровень образования у работников одинаковый — и разница в зарплате может быть обусловлена гендерной дискриминацией на рабочем месте или дискриминацией в отношении того, какую специальность или должность могут занять женщины. Результаты исследований также показывают, что работающие матери сталкиваются с дополнительным разрывом в оплате труда по сравнению с женщинами, у которых нет детей (около 7 %).

Хотя женщины составляют почти 78 % трудовых ресурсов здравоохранения,
в высшем и исполнительном руководстве сохраняется гендерный разрыв

По данным Американского колледжа руководителей здравоохранения (ACHE) за 1995 год, хотя женщины составляют почти 78 % трудовых ресурсов здравоохранения, в высшем и исполнительном руководстве сохраняется значительный гендерный разрыв (в руководстве здравоохранения 11 % женщин по сравнению с 25 % мужчин, в общем управлении 46 % и 62 % соответственно). Причём женщины-руководители, как правило, представлены в специализированных областях, таких как сестринское обслуживание, планирование, маркетинг и контроль качества, которые не относятся к обычным карьерным путям на руководящие должности. ACHE также сообщает о разнице в зарплате мужчин и женщин на руководящих должностях. При равном уровне образования и опыта работы в 2000 году разрыв в средних годовых зарплатах женщин и мужчин составлял 19 %.

В последующем отчёте ACHE в 2006 году отмечалось перемещение женщин в высшие эшелоны управления больницами (44 % женщин и 57 % мужчин). Но разрыв в заработной плате продолжал существовать, и женщины в целом зарабатывали на 18 % меньше.

Эпидемия харассмента

Со сложностями работы в мужском коллективе сталкиваются не только представительницы традиционно «мужских» специальностей. Мизогинные шутки среди коллег и руководства, по словам медицинских эксперток, частое явление. Как показывают социологические исследования, для формирования атмосферы важен общий настрой коллектива и руководителя. Так, при вливании в социальную группу, где подобное поведение считается приемлемым, даже те, кто не был склонен к сексизму, воспринимали местную норму терпимости к дискриминации. Особенно печальны полученные данные о том, что сексистские шутки способствуют формированию предрассудков и принятию стереотипов у женщин, работающих в коллективе.

Сексизм со стороны пациентов по отношению к женщинам традиционно «мужских» специальностей — это, например, просьба сменить хирурга c женщины на мужчину. По словам общего хирурга Екатерины П., однажды такое произошло с ней в самом начале карьеры, но, к сожалению, статистики в России никто не ведёт, так что достоверно утверждать о частоте таких случаев нельзя. О харассменте в медицинских учреждениях в нашей стране тоже практически не говорят, хотя в других странах речь идёт уже об «эпидемии харассмента в больницах».

Исследование 1995 года продемонстрировало, что 52 % женщин в медицине хотя бы раз подвергались сексуальному харассменту. По данным исследования 2016 года, включившего 1719 женщин, 62 % из их подвергалось домогательствам (из них 30 % — на сексуальной почве). Из подвергшихся сексуальному харассменту (150 человек) 40 % описывают тяжёлые его формы, а 59 % отмечали негативные последствия произошедшего в профессиональной деятельности. Врач-офтальмолог Инна С. рассказывает, что была вынуждена сменить место прохождения ординатуры, поскольку руководитель кафедры запирал её у себя в кабинете, отказываясь выпускать, пока она не согласится на секс.

Исследование 1995 года продемонстрировало, что 52 % женщин
в медицине хотя бы раз подвергались сексуальному харассменту

Согласно данным движения #MeToo, медицинские сёстры и женщины-врачи нередко подвергаются харассменту не только со стороны коллег (часто занимающих более высокую должность — руководителей, преподавателей), но и со стороны пациентов. Он может включать настойчивые приглашения к встрече в неформальной обстановке, попытки дарить дорогие вещи с уговорами на последующие отношения, попытки физического контакта, предложение профинансировать научные исследование в обмен на секс. Кристина П., врач-эндокринолог, вспоминает, как однажды пациент узнал её адрес и дежурил под дверью с цветами; о преследовании со стороны пациента рассказывает и врач-психиатр Александра К. Медицинские сёстры и ординаторы клиники поделились историями, как их домогались в одноместных палатах, отрезая путь к выходу; медицинская сестра Любовь Н. рассказала, как однажды на дежурстве к ней пришёл пациент в нижнем белье с просьбой поспать в сестринской вместе с ней.

В этом отношении очень показательно видео медицинского канала Med2Med, полное стратегий того, как «избежать харассмента»: вместо огласки действий агрессора предлагается вести себя «невызывающе», избегать агрессора, не оставаться с ним наедине. Как показало исследование 2018 года, гендерная дискриминация и харассмент на работе, достоверно влияет на психическое и физическое здоровье женщин.

Дискриминация в науке

Врачи бывают не только практиками, но и учёными, а работать могут не только в больницах, но и на университетских кафедрах. По данным Статистического инструмента ЮНЕСКО, на 2018 год доля женщин в мировой науке составила 28,8 %, В России, по данным Росстата, в 2016 году в науке работали 370 379 исследователей, из них 40 % женщин. До сих пор в представлении многих сохраняется разделение науки на «женские» и «мужские» специализации. Общая картина занятости женщин в сфере исследований и разработок остаётся стабильной на протяжении последних двадцати лет, хотя в целом сдвиг в сторону «возмужания» науки всё же отмечается. Так, в 1995 году доля женщин-исследователей составляла 48,4 %, а в 2016 году она сократилась до 40 %.

Среди дисциплин, объединяемых в англоязычной среде в группу STEMM (science, technology, engineering, mathematics and medicine — наука, технология, инженерия, математика и медицина), мужчины по-прежнему заметно превалируют. В новой работе исследователи из Мельбурнского университета в Австралии проанализировали 9,7 миллиона статей из баз данных PubMed и arXiv. В автоматическом режиме удалось определить гендер 1,18 миллиона авторов 538 688 статей, опубликованных с 1991 года. Из 115 рассмотренных дисциплин в 87 доля женщин составляла меньше 45 %.

Женщины, работающие в научной сфере, получают зарплату в среднем на 26 % меньше, чем мужчины (данные на 2015 г.). В преподавании мужчины зарабатывают в среднем на 16,3 % больше, чем женщины. На постах управленцев в науке и образовании женщин явное меньшинство: 13,3 % — среди ректоров вузов Минздрава. Средний доход женщин — директоров институтов составляет 66,9 % от мужских зарплат, а ректоров — 89,2 %.

Что можно сделать

Реализуемая в США государственная программа позволяет постепенно сокращать разрыв в зарплатах мужчин и женщин. А в Китае недавно запретили расспрашивать женщин о семье и детях при приёме на работу и убрали тест на беременность из списка обязательных анализов для прохождения медицинской комиссии. У нас говорить о помощи от государства пока не приходится, но кое-что сделать мы можем — например, не поддерживать мизогинных шуток и сексистской атмосферы в коллективе и предавать гласности случаи харассмента.

При попытках дискриминации при приёме на работу можно отказаться от обсуждения личных вопросов (о семье, замужестве, наличии детей или планах их завести), записать интервью на диктофон (предупредив о желании сделать запись, поскольку в ходе обсуждения могут всплыть персональные данные или информация, являющаяся государственной или коммерческой тайной), внимательно изучить трудовой договор и при необходимости обсудить внесение изменений. Работодателя можно привлечь к ответственности в суде из-за незаконного отказа в трудоустройстве. И, пожалуй, самое главное — говорить о проблеме. Ведь это как со здоровьем — если мы будем скрывать свои «жалобы», то «диагностики» с «лечением» нам не дождаться.

Фотографии: Piman Khrutmuang — stock.adobe.com, Joytasa — stock.adobe.com, New Africa — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
7 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.