Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Здоровье«Отработать съеденное»: Личные истории о спортивной булимии

Как формируется зависимость от спортзала

«Отработать съеденное»: Личные истории о спортивной булимии — Здоровье на Wonderzine

В марте 2017 года популярное американское ток-шоу «The Doctors» выпустило сюжет о женщине, испытывающей зависимость от физических упражнений. В прошлом профессиональная легкоатлетка, Эрин тренировалась по восемь часов в день. Чтобы успевать совмещать работу с занятиями спортом, Эрин спала всего два с половиной часа в сутки. Со слезами на глазах женщина рассказывала, что зависимость от тренировок полностью подчинила себе её жизнь и она боится, что однажды не выдержит ежедневных нагрузок.

Компульсивная физическая активность, которую также называют спортивной булимией, гипергимназией и атлетической анорексией, такое же опасное и разрушительное расстройство пищевого поведения, как нервная анорексия и булимия. Всем этим расстройствам свойственна зависимость самооценки от фигуры и массы тела. Только если при классической булимии человек, чтобы «очиститься» от съеденного, вызывает рвоту, то при спортивной «очищением» становятся чрезмерные физические нагрузки, которые выступают наказанием за каждый съеденный кусок. Физическая активность полезна, но если мысли о тренировках приобретают навязчивый характер и вы чувствуете вину каждый раз, когда не получается потренироваться в обычном режиме, если ради занятий в спортзале вы жертвуете друзьями и близкими, если ни одна причина, включая болезнь, не становится поводом для того, чтобы пропустить тренировку, это повод насторожиться.

Мы поговорили с двумя героинями о том, как их увлечение тренировками переросло в зависимость, и расспросили эксперта, какой подход к тренировкам стоит считать не слишком здоровым.

Текст: Алина Коленченко

Виталина

24 года

  Я в спорте с шести лет. Сначала я занималась танцами, потом к ним добавился волейбол. Каждый день я с удовольствием ходила на тренировки, мне нравилось двигаться и весело проводить время. После девятого класса меня отправили учиться в лицей-интернат, где уроки длились с девяти утра до шести вечера. Так у меня не осталось времени на спорт, и о тренировках пришлось забыть. В старших классах пришёл пубертат, у меня случился гормональный сбой, и из стройной танцовщицы я превратилась в огромного колобка. В семнадцать лет, на выходе из лицея, я весила 82 килограмма. Тело казалось мне ужасным, огромным, и я решила, что надо что-то с этим делать. Так начались эксперименты с питанием, всевозможные диеты: кефирная, гречневая. Параллельно я начала заниматься степ-аэробикой на физкультуре в университете.

С нами работал тренер сборной России по этому виду спорта, и я поставила себе цель пробиться в неё. Как-то на занятии тренер сказал: «Слушай, если хочешь войти в сборную — надо худеть. Ты огромная, такие девочки не выступают». Мне было обидно, ведь я считала, что моя физическая форма позволяла мне участвовать в соревнованиях. Я начала тренироваться во втором составе три раза в неделю по четыре часа. Это были очень жёсткие тренировки, и там нас откровенно гнобили по поводу веса, запрещали есть — кажется, это стандартная тема такого вида спорта. В сборную я так и не попала, но мне предложили тренировать чирлидеров. Я стала вести тренировки и параллельно заниматься в тренажёрном зале. Я считала, что мне не нужны ничьи советы, сама составила себе программу: три раза в неделю я занималась силовыми тренировками, каждый день перед сном делала полтора часа кардио. Сейчас я понимаю, что мой организм находился в глубочайшем стрессе, но тогда меня всё устраивало — в зеркале я видела результат, который мотивировал заниматься ещё больше и усерднее.

Вскоре я начала работать на ресепшен в фитнес-клубе и полностью погрузилась в захватывающий мир «фитнесмании»: атмосфера качалки, куда люди приносят с собой контейнеры со спортпитом, а потом убиваются на тренировке, была по-настоящему заразительной. Как-то один из тренеров, посмотрев на меня, сказал: «У тебя хорошая база. Давай подготовим тебя на „бикини“ (Women’s bikini fitness, «фитнес-бикини» — спортивная дисциплина для женщин, выделенная в отдельную соревновательную категорию Международной федерацией бодибилдинга и фитнеса в 2010 году. — Прим. ред.). Разумеется, я загорелась этой идеей, но на первом же занятии тренер сказал: «Конечно, для „бикини“ ты жирновата, да и мышц у тебя нет. Давай ты сначала полностью похудеешь, посмотрим, что останется, а потом уже начнём готовиться к соревнованиям». Так я едва не дошла до анорексии. Я казалась себе огромной и поэтому тренировалась каждый день: в неделю у меня было четыре силовых тренировки, одна функциональная, одна танцевальная и один день отдыха. Но даже в выходной я не позволяла себе расслабиться — казалось, что нужно обязательно потренироваться, поэтому я полтора-два часа занималась кардио. Любое занятие в зале я тоже обязательно заканчивала кардиотренировкой. При этом я жёстко ограничивала себя в питании: сидела на диете, при которой разрешалось потреблять не более 100 грамм углеводов в сутки. Мой рацион был очень скудным: овсянка, курица, салат, огурцы, иногда чуть-чуть гречки. Я исключила фрукты, все молочные продукты и старалась есть как можно больше белка.


В больнице мне поставили диагноз «пиелонефрит». Оказалось, от большого количества белка у меня перестали как следует работать почки

Однажды ко мне подошёл кто-то из тренеров с вопросом: «Ты вообще себя в зеркало видела?» Я поняла, что похожа на призрак: у меня была серая кожа, впалые глаза и щёки, — но мне всё равно казалось, что надо ещё чуть-чуть похудеть, поэтому я продолжала тренироваться каждый день. Как-то утром я проснулась от того, что мне было очень плохо: озноб, температура сорок, я бредила, но при этом ничего не болело. Я испугалась и вызвала врача, и в больнице мне поставили диагноз «пиелонефрит». Оказалось, от большого количества белка у меня перестали как следует работать почки. Когда после лечения от моей «сухой» фигуры не осталось и следа, начался дикий срыв: я ела всё подряд, ведь терять было уже нечего.

Едва оправившись от болезни, я вернулась в клуб, где мой тренер спросил, как я смогла так «разожраться» за такой короткий промежуток времени, и посоветовал снова начать интенсивно заниматься. Он сказал, что понял, что у меня с пропорциями, и теперь мы будем тренироваться на массу. Я привыкла худеть, поэтому психологически мне было сложно перестроиться. С набором массы мне опять начало казаться, что я толстая, захотелось снова начать «сушиться», но я понимала, что организм не выдержит очередной жёсткой диеты. Я решила разобраться со своим питанием, поэтому пошла учиться на нутрициолога. Это помогло мне понять свой организм, я осознала, сколько вреда ему причинила, и решила, что больше не буду истязать себя диетами.

Я отказалась от идеи выступать на соревнованиях, но появилась новая идея фикс — кроссфит и гимнастика; одновременно я начала учиться на тренера. Я не учла того, что организм физически не был готов к подобным тренировкам. Визуально у меня были мышцы, но это была просто объёмная картинка — не было ни силы, ни выносливости. Я тренировалась вместе с профессионалами, и мне постоянно казалось, что надо бегать ещё быстрее, поднимать ещё больше, тренироваться ещё интенсивнее. Я снова начала всё свободное время проводить в спортзале и заниматься при любом удобном случае. Учёба отнимала много времени, поэтому я спала по два часа в сутки, с утра выпивала литр американо и снова бежала в спортзал.

Сказать, что мой организм был в шоке, — это ничего не сказать. Тогда я в первый раз в жизни поняла, что такое перетренированность. Это состояние, когда ты просто не можешь встать с кровати, всё болит, нет ни сил, ни желания что-либо делать. Я пролежала так два дня, на третий день у меня поднялась температура и началась жуткая ангина посреди лета. Это был первый звонок, но я не обратила на него внимания — выпила лекарство и пошла тренироваться дальше. Но когда у меня сбился менструальный цикл, я всё-таки поняла, что с организмом что-то не то.


Когда я вижу, что кто-то начинает ходить в спортзал как на работу, я стараюсь убедить человека, чтобы он пересмотрел свой подход к занятиям спортом

Когда я пришла к врачу, первым делом он попросил меня рассказать, как я живу, какой у меня режим. Я рассказала, сколько кофе пью, сколько сплю и сколько тренируюсь — и врач указал мне на необходимость восстановления режима отдыха и порекомендовал пока отказаться от физических нагрузок. Я его не послушала и ещё три месяца прожила в обыкновенном режиме, пока однажды во время попытки сделать гимнастический элемент не почувствовала острую боль в ноге. Я купила обезболивающее в ближайшей аптеке и побежала по делам, а вечером, уже дома, увидела на ноге огромную гематому. Я поняла, что случилось что-то с мышцей, но решила, что раз могу ходить, то травма несерьёзная, и не стала обращаться за помощью. Массажист, увидев мою ногу, посоветовал временно прекратить тренировки, и, на удивление, я послушалась: три недели не ходила в зал. А когда вернулась, на первой же тренировке почувствовала боль в ноге и увидела, как образуется гематома. Я позвонила знакомому хирургу, сказала, что хотела бы приехать на консультацию, но он сказал, что срочно надо ехать в травмпункт. Там врачи диагностировали несколько надрывов мышц.

После периода покоя и восстановления я начала работать тренером групповых программ. Таких тренеров в фитнес-сообществе называют «одноразовые люди», потому что работать приходится на износ. Перерыв между тренировками составлял двенадцать часов — это очень мало. В одну из недель я за три дня провела пять таких тренировок, и на четвёртый я просто не смогла встать с кровати. Ноги болели так, что я не смогла сделать ни шага. В больнице на МРТ мне сказали, что в ногах у меня дикое воспаление и всё очень плохо. Я не хотела в это верить, ведь это означало, что мне придётся уйти из тренерской деятельности минимум на несколько месяцев. На обследовании у хирурга выяснилось, что у меня полностью оторвана длинная головка бицепса бедра. Врач спросил, сколько мне лет. Я ответила: «Двадцать три». — «Ну, значит, другую профессию успеешь освоить. Тебе теперь вообще нельзя заниматься спортом».

Мне пришлось пройти длительный и дорогой курс реабилитации, во время которого я наконец-то осознала, что слишком интенсивные физические нагрузки действительно не приводят ни к чему хорошему. Я продолжаю работать тренером, но теперь строю свой график так, чтобы успевать и восстанавливаться, и отдыхать. Я стараюсь доносить до каждого клиента, как важно бережно относиться к своему телу. Когда я вижу, что кто-то начинает ходить в спортзал как на работу, я стараюсь убедить человека, чтобы он пересмотрел свой подход к занятиям спортом. Сейчас я работаю над собственным онлайн-проектом, в котором учу людей адекватно подходить к тренировкам , а не превращать фитнес в смысл жизни, и верю, что мой горький опыт поможет другим избежать подобных ошибок.

Катя

27 лет

  В детстве я активно занималась спортом: каталась на горных лыжах и сноуборде, пробовала танцы и бег. Ещё я несколько раз участвовала в соревнованиях по конному спорту, но никогда не стремилась заниматься этим профессионально — просто нравилось. Сейчас я вспоминаю, как это было здорово: заниматься для удовольствия, не задумываясь, как бы сжечь побольше калорий. Я никогда не комплексовала по поводу своей фигуры, но однажды, просматривая фотографии с пляжной тусовки с друзьями, мой тогдашний парень начал шутить, что у меня из купальника чуть-чуть торчит живот. После этой шутки я всерьёз задумалась, что надо похудеть.

Сначала я пробовала диеты вроде недели на гречке. У меня тогда не было особых знаний о правильном питании, и я старалась действовать по принципу «хочешь есть — попей водички». Но придерживаться этого правила постоянно было выше моих сил, поэтому иногда я срывалась и ела всё подряд, начиная себя за это ненавидеть. Сейчас о такой проблеме, как расстройства пищевого поведения, начали говорить, но тогда я даже не знала, что так бывает, и думала, что со мной всё в порядке. Я считала калории и ночью просыпалась от того, что мне снилось, как я ем. Постепенно я начала бояться любой еды и придерживаться ещё более строгих правил: например, фрукты ела только до двенадцати часов дня. Я часто нарушала самой же установленные запреты, и каждый раз, съедая яблоко вечером, испытывала ужасное чувство вины. Заметно похудеть не получалось, и чтобы улучшить эффект, я решила заняться спортом.

Занятия не приносили радости: например, бег на дорожке был настоящей пыткой, было ужасно скучно, но цель похудеть оправдывала затраченные усилия. Единственное, что приносило удовольствие, — это йога или растяжка. На занятиях тренер часто повторял, что философия йоги — ненасилие, когда ты делаешь примерно сорок процентов от возможностей своего тела. А я думала: «Как же так? Если ты будешь делать сорок процентов от возможностей своего тела, то не добьёшься никаких результатов». Поэтому я старалась делать упражнения на пределе своих возможностей, чтобы отработать всё съеденное. В моем случае это была погоня не только за внешней привлекательностью, но и за физической силой: хотелось быть в такой форме, которая, например, позволила бы пройти тридцать километров по горам.

Спустя два года групповых тренировок в зале я начала чувствовать боль в коленях во время занятий. Тогда я подумала: «Не может быть, мне всего двадцать три». Я не готова была в это верить, поэтому решила делать вид, что ничего не происходит. Мне казалось, что я не занималась слишком интенсивно, не поднимала большие веса — значит, ничего болеть не должно.


Спустя два года групповых тренировок в зале я начала чувствовать боль в коленях во время занятий. Тогда я подумала: «Не может быть, мне всего двадцать три»

Я поняла, что никогда не стоит заниматься спортом из ненависти к своему телу. Спорт не должен быть способом отомстить себе за съеденную еду или пропущенную тренировку. Когда ты любишь и принимаешь своё тело, не задумываешься о потраченных калориях, тренировки приносят гораздо больше удовольствия и приятных эмоций. Нужно относиться внимательно к сигналам организма во время занятий спортом: если ты чувствуешь дискомфорт или боль, это повод остановиться. К сожалению, часто приходится слышать, что если ты не вкалываешь на тренировке на пределе сил — ты безвольный слабак. Мне кажется, это неправильный подход, который подрывает здоровье и делает людей рабами качалки. Теперь я в полной мере осознала, насколько верными были слова моего преподавателя по йоге о ненасилии по отношению к своему телу.

Вначале колени болели только во время тренировок, но потом, когда я поехала путешествовать в Латинскую Америку и долго таскала тяжёлый рюкзак, через полтора месяца боль стала ощутимой при ходьбе. Несмотря на это я бегала: если с утра съела шоколадку, обязана была пробежать несколько километров. Чтобы облегчить боль, я купила эластичные наколенники и постоянно ходила в них. Однажды, накануне моего дня рождения, я почувствовала, что колени болят так сильно, что я не могу встать — меня это ужасно разозлило. В то время я жила через каучсёрфинг у парня, который был тренером, и он посоветовал обратиться к знакомому врачу. Врач не нашёл серьёзных проблем, прописал противовоспалительные уколы и посоветовал отдохнуть и не перенапрягаться. Мне приходилось лежать, и я очень нервничала, что не могу активно двигаться — я боялась, что растолстею, и эти мысли приводили меня в отчаяние.

В день своего рождения я проснулась в ужасном настроении: было грустно и одиноко в чужой стране, я злилась на колени, которые меня подвели. Я надела эластичные наколенники, сжимая зубы от боли, дошла до побережья и там несколько часов просидела в одиночестве, потом пошла в ближайший супермаркет и накидала себе в наколенники льда, чтобы как-то заглушить боль. В отделе спортивного питания я купила себе протеиновый батончик под названием Birthday Cake — так я отпраздновала свой день рождения.

Когда мне стало немного легче, мы с подругой решили поехать на велосипедах из Мексики в Центральную Америку. Я переживала, как такая сильная нагрузка скажется на моих коленях, поэтому решила проконсультироваться со спортивным врачом. Он сказал, что с коленями всё в порядке, но меня это удивило, ведь я испытывала боль даже при ходьбе. В итоге поездка на велосипедах не состоялась, а я решила бережнее относиться к своему телу, больше не проверяя его на прочность. Я несколько раз осторожно пробовала начать бегать, но поняла, что колени не выдерживают такой нагрузки, и перестала себя заставлять. Тогда же я пересмотрела своё отношение к еде — в этом мне помогла книга по интуитивному питанию Ольги Голощаповой «Гудбай, диета!». Когда я закончила её читать, то впервые за долгие годы пошла в магазин и купила себе макароны.

Татьяна Кошкина

мастер-тренер и преподаватель по фитнесу, учредитель фитнес-студии Art of Pilates

  К нам пришла мода на здоровый образ жизни, а в инстаграме тысячи фитнес-блогеров ежедневно публикуют фотографии своих кубиков на животе и красивых ягодиц, мотивируя людей идти в фитнес-клубы. И часто человек приходит в спортивный зал и начинает заниматься «самодеятельностью», не консультируясь с тренером, который мог бы разработать грамотную программу тренировок. Да и некоторые тренеры поощряют чрезмерную физическую активность: «Хочешь заниматься десять раз в неделю? Отлично, давай!» Такой подход свидетельствует о глубоком непрофессионализме. Хороший тренер, видя признаки перетренированности, должен постараться переубедить клиента, помочь человеку посмотреть на себя со стороны и задуматься о том, что увлечение перерастает в зависимость.

Сейчас в спортзалах можно встретить огромное количество фитнесголиков, которые ради тренировки готовы убежать с работы или пожертвовать отношениями в семье. Чаще всего женщины, приходя в спортзал, ставят себе цель похудеть, и думают, что чем больше они будут тренироваться, тем быстрее сбросят вес. Но перетренированность даёт обратный эффект: прогресс, заметный в первые месяцы тренировок, останавливается. Человек не худеет, у него не увеличивается мышечная масса, возникает гипертонус мышц, снижается подвижность суставов. Это приводит к заболеваниям суставов, человек начинает страдать бессонницей и головными болями, быстро утомляется, теряет аппетит, становится тревожным и раздражительным, появляются проблемы с кожей и менструальным циклом. Очень сильно страдает нервная система: к внешним стрессам, которых в нашей жизни достаточно, добавляется ещё и внутренний стресс перетренированного организма, которому не хватает энергии. Человек становится раздражительным, это сказывается на работе, на отношениях.

Для некоторых людей фитнес становится смыслом жизни. Когда человек ходит в спортзал как на работу, из его жизни пропадают остальные увлечения, его не интересует ничего, кроме тренировок. Он думает только о том, сколько ему надо съесть мяса, сколько съесть риса, сколько выпить воды и на какую ещё тренировку сходить. Люди становятся замкнутыми, дружеским посиделкам или походу в кино они предпочитают вечер в спортзале. Так человек разрушает отношения, теряет друзей, но ничто не заставит его пропустить тренировку.

К сожалению, людей, чьё увлечение фитнесом стало навязчивой идеей, очень сложно переубедить. Они осознают проблему только после того, как столкнутся с серьёзными проблемами со здоровьем, когда нанесённый избыточными тренировками вред уже настолько велик, что человек физически не может продолжать заниматься. Он просыпается утром, мозг говорит, что надо идти на тренировку, а ноги не идут. Людей сложно вывести из состояния «фитнесмании», потому что как только им становится легче, они возвращаются к тренировкам. При реабилитации важно работать не только на физическом уровне, но и на эмоциональном.

В увлечении фитнесом, как и во всём, должна быть мера. Важно правильно распределять силы и приоритеты, задумываясь о том, что важнее: здоровье и благополучие в семье и на работе или получение серотонина в момент тренировки. Нет однозначно вредных видов спорта, но к каждой тренировке надо подходить с умом и пониманием своей физической формы. Быть активными можно и нужно каждый день, но тренировки не должны быть однотипными, в том числе по интенсивности: если сегодня вы провели вечер в тренажёрном зале, то завтра займитесь растяжкой или пойдите в парк — прогуляйтесь, покатайтесь на роликах или велосипеде. Сделайте тренировку отдыхом. Помните, что мышцы нужны нам не для красоты, а в жизни много интересного за пределами спортзала.

Фотографии: YURIY BOGDANOV — stock.adobe.com (1, 2)

Рассказать друзьям
9 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.