Views Comments Previous Next Search

Здоровье10 неэтичных психологических экспериментов из истории науки

Не только Стэнфордский

10 неэтичных психологических экспериментов из истории науки — Здоровье на Wonderzine

Текст: Марина Левичева

Ради открытий или разработок учёные идут на самые удивительные эксперименты: например, пытаются определить жанр фильма по составу воздуха в кинотеатре или изобретают бактериальные батареи. Но мало что сравнится по сложности даже с самым, казалось бы, безыскусным психологическим экспериментом. Поведение человеческой психики трудно прогнозировать, важно учитывать максимум рисков, рассматривать последствия в долгосрочной перспективе и, конечно, строго соблюдать конфиденциальность.

Современные этические постулаты, на которые ориентируются авторы исследований с участием человека, начали формироваться давно — начиная с десяти пунктов Нюрнбергского кодекса, принятых в 1947 году как ответ на чудовищные медицинские эксперименты Йозефа Менгеле в концлагерях. Потом появилась Хельсинкская декларацияотчёт Бельмонтаруководство Совета международных организаций по медицинским наукам (CIOMS) 1993 года и прочие декларации и постановления. О психологических экспериментах отдельно заговорили позже — и сейчас весь мир ориентируется на ежегодно обновляемые рекомендации Американской психологической ассоциации. Рассказываем о самых неоднозначных (и просто бесчеловечных) экспериментах с психикой человека и животных, которые сегодня вряд ли прошли бы проверку этического комитета.

Эксперимент «Маленький Альберт»

Всё случилось в 1920 году в Университете Джонса Хопкинса, где профессор Джон Уотсон и его аспирантка Розали Рейнер, вдохновившись успехами российского физиолога Ивана Павлова по формированию условных рефлексов у собак, захотели посмотреть, возможно ли подобное у человека. Они провели исследование классической кондиции (создания условного рефлекса), пытаясь выработать у человека реакцию на объект, который ранее был нейтральным. Участником исследования стал девятимесячный ребёнок, в документах фигурирующий как «Альберт Б.».

Проверяя реакции мальчика на предметы и животных, Уотсон заметил, что особую симпатию малыш испытывал к белой крысе. После нескольких нейтральных показов демонстрацию белой крысы начали сопровождать ударом молотка по металлу — в итоге любая последующая демонстрация белой крысы и других пушистых животных сопровождалась у Альберта паническим страхом и явно негативной реакцией, даже когда никакого звука не было.

Сложно представить, чем могли бы обернуться для ребёнка подобные манипуляции с психикой — но об этом мы не узнаем: Альберт, как предполагается, умер от не связанной с экспериментом болезни в возрасте шести лет. В 2010 году Американской психологической ассоциации удалось установить личность «Альберта Б.» — им оказался Дуглас Мерритт, сын местной медсестры, которая получила всего доллар за его участие в исследовании. Хотя есть версия, что это мог быть и некий Альберт Барджер.

«Эффект свидетеля»

Этот эксперимент в 1968 году провели Джон Дарли и Бибб Латане, проявив интерес к свидетелям преступлений, не предпринявшим ничего, чтобы помочь жертве. Авторов особенно заинтересовало убийство 28-летней Китти Дженовезе, которую забили до смерти на глазах у многих людей, не пытавшихся помешать преступнику. Несколько оговорок об этом преступлении: во-первых, важно иметь в виду, что информация о «38 свидетелях», о которых писали The Times, не была подтверждена в суде. Во-вторых, большинство свидетелей, сколько бы их ни было, не видели убийство, а лишь слышали бессвязные крики и были уверены, что это «обычная ссора между знакомыми».

Дарли и Латане проводили эксперимент в аудитории Колумбийского университета, где каждому из участников предлагали заполнить простую анкету, а через некоторое время в помещение начинал просачиваться дым. Оказалось, что если участник был в комнате один, он намного быстрее сообщал о задымлении, чем если рядом был кто-то ещё. Так авторы подтвердили существование «эффекта свидетеля», подразумевающего, что «действовать должен не я, а другие». Постепенно эксперименты становились всё менее этичными — и от дыма как фактора проверки Дарли и Латане перешли к использованию записи с голосом человека, которому необходима срочная медицинская помощь. Разумеется, не сообщив участникам эксперимента, что сердечный приступ имитировал актёр.

Эксперимент Милгрэма

Автор этого эксперимента, Стэнли Милгрэм, рассказывал, что хотел понять, что заставляло добропорядочных граждан Третьего рейха участвовать в жестоких актах Холокоста. И как мог сотрудник гестапо Адольф Эйхман, ответственный за массовое уничтожение евреев, заявить на суде, что не делал ничего особенного, а «просто следил за порядком». 

В каждом испытании принимала участие пара «ученик» и «учитель». Хотя Милгрэм говорил о случайном распределении ролей, в действительности участник исследования всегда выступал в роли «учителя», а «учеником» оказывался нанятый актёр. Их размещали в смежных комнатах, и «учителя» просили нажимать на кнопку, отсылающую «ученику» небольшой разряд тока, каждый раз, когда тот даст неправильный ответ. «Учителю» было известно, что с каждым следующим нажатием разряд увеличивался, о чём свидетельствовали стоны и крики из соседней комнаты. На самом деле никакого тока не было, а крики и мольбы были лишь удачной актёрской игрой — Милгрэму хотелось посмотреть, как далеко готов зайти человек, наделённый безусловной властью. В итоге учёный сделал вывод, что если бы разряды тока были настоящими, большинство «учителей» убили бы своих «учеников». 

Несмотря на спорную этическую составляющую, эксперимент Милгрэма не так давно повторили польские учёные во главе с психологом Томашом Грзибом. Как и в оригинальной версии, тока здесь не было, а модератор продолжал настаивать на продолжении эксперимента, используя фразы «у вас нет выбора» и «придётся продолжить». В итоге 90 % участников продолжали нажимать на кнопку, несмотря на крики человека в соседней комнате. Правда, если в роли «ученика» оказывалась женщина, «учителя» отказывались продолжать в три раза чаще, чем если на её месте был мужчина.

Опыты Харлоу с обезьянами 

В 1950-х годах Гарри Харлоу из Университета Висконсина изучал младенческую зависимость на примере детёнышей макак-резусов. Их отлучали от матери, заменяя её двумя поддельными обезьянами — из ткани и из проволоки. При этом «мать» из мягкого полотенца не имела никакой дополнительной функции, а проволочная кормила обезьянку из бутылочки. Малыш, тем не менее, проводил большую часть дня с мягкой «матерью» и только около часа в день рядом с «матерью» из проволоки.

Харлоу также использовал запугивание, чтобы доказать, что обезьяна выделяет именно «мать» из ткани. Он намеренно пугал обезьянок, наблюдая, к какой из моделей они побегут. Кроме того, он проводил эксперименты по изоляции маленьких обезьян от общества, чтобы доказать, что те, кто не учился быть частью группы в младенчестве, не смогут ассимилироваться и спариваться, когда становятся старше. Эксперименты Харлоу были прекращены из-за правил APA, направленных на прекращение жестокого обращения как с людьми, так и с животными.

Эксперимент «Голубые глаза — карие глаза»

Учительница начальных классов из Айовы Джейн Эллиотт в 1968 году провела исследование, чтобы продемонстрировать, что любая дискриминация несправедлива. Пытаясь на следующий день после убийства Мартина Лютера Кинга объяснить ученикам, что такое дискриминация, она предложила им упражнение, которое вошло в учебники по психологии как «Голубые глаза — карие глаза». 

Разделив класс на группы, Эллиотт приводила данные фальшивых научных исследований, в которых утверждалось, что одна группа в чём-то превосходит другую. Например, она могла сказать, что люди с голубыми глазами более умные и сообразительные — и скоро стало заметно, что группа, о превосходстве которой заявлялось в начале урока, лучше справлялась с заданиями и была более активной, чем обычно. Другая группа становилась более замкнутой и как бы теряла ощущение безопасности. Этичность этого исследования ставится под сомнение (хотя бы потому, что люди должны быть проинформированы о своём участии в эксперименте), но некоторые из участников сообщают, что оно изменило их жизнь в лучшую сторону, позволив на себе испытать то, что делает с человеком дискриминация.

Эксперимент с заиканием

В конце 1930-х годов исследователь речи Уэнделл Джонсон задумался, что причиной его заикания могла стать учительница, когда-то сказавшая, что он заикается. Предположение показалось странным и нелогичным, но Джонсон решил проверить, могут ли оценочные суждения быть причиной проблем с речью. Взяв в помощницы аспирантку Мэри Тейлор, Джонсон отобрал два десятка детей из местного сиротского приюта — они идеально подходили для эксперимента из-за отсутствия авторитетных родительских фигур. 

Детей случайным образом разделили на две группы: первым говорили, что их речь прекрасна, а вторым — что у них есть отклонения и не избежать заикания. Несмотря на рабочую гипотезу, ни один человек из группы не стал заикаться в финале исследования — но у детей возникли серьёзные проблемы с самооценкой, тревожность и даже некоторые признаки заикания (которые, впрочем, пропали через несколько дней). Сейчас специалисты соглашаются, что внушение такого рода может усилить заикание, которое уже началось — но корни проблемы всё же следует искать в неврологических процессах и генетической предрасположенности, а не в грубости учителей или родителей.

Стэнфордский тюремный эксперимент

В 1971 году Филип Зимбардо из Стэнфордского университета провёл знаменитый тюремный эксперимент, чтобы изучить групповое поведение и влияние роли на качества личности. Зимбардо и его команда собрали группу из 24 студентов, которые считались физически и психологически здоровыми и подписались на участие в «психологическом исследовании тюремной жизни» за 15 долларов в день. Половина из них, что хорошо известно из немецкого фильма «Эксперимент» 2001 года и его американского ремейка 2010 года, стали «заключёнными», а другая половина — «надзирателями».

Сам эксперимент проходил в подвале факультета психологии Стэнфорда, где команда Зимбардо создала импровизированную тюрьму. Участникам было дано стандартное введение в тюремную жизнь, включая рекомендации для «надзирателей»: избегать жестокости, но сохранять порядок любым способом. Уже на второй день «заключённые» восстали, забаррикадировались в своих камерах и игнорировали «надзирателей» — а последние ответили насилием. Они начали делить «заключённых» на «хороших» и «плохих» и придумывали для них изощрённые наказания, включая одиночное заключение и публичные унижения.

Предполагалось, что эксперимент будет длиться две недели, но будущая жена Зимбардо, психолог Кристина Маслах, на пятый день сказала: «Я думаю, то, что вы делаете с этими мальчиками, ужасно», — так что эксперимент прекратили. Зимбардо получил широкую известность и признание — в 2012 году он стал обладателем очередной награды, золотой медали Американского психологического фонда. И всё было бы хорошо, если бы не одно но в виде недавней публикации, поставившей под сомнение выводы этого, а значит, и тысяч других исследований, основанных на Стэнфордском эксперименте. От эксперимента остались аудиозаписи, и после их тщательного анализа появились подозрения, что ситуация вышла из-под контроля не стихийно, а по запросу экспериментаторов.

Эксперимент «Третья волна»

Манипулировать людьми не так уж сложно, если делать это постепенно и полагаясь на авторитет. Об этом свидетельствует эксперимент «Третья волна», проведённый в апреле 1967 года в калифорнийской школе при участии десятиклассников. Автором стал школьный преподаватель истории Рон Джонс, который хотел ответить на вопрос учеников о том, как могли люди следовать за Гитлером, осознавая, что он делает.

В понедельник он объявил ученикам, что планирует создать школьную молодёжную группировку, а затем долго рассказывал, насколько важны в этом деле дисциплина и послушание. Во вторник он повествовал о силе единства, в среду — о силе действия (уже на третий день к «движению» присоединились несколько человек из других классов). В четверг, когда учитель рассуждал о силе гордости, в аудитории собралось 80 школьников, а в пятницу лекцию об «общенациональной молодёжной программе во благо народа» слушали почти 200 человек.

Учитель объявил, что никакого движения на самом деле нет, а всё это было придумано, чтобы показать, как легко увлечься неправильной идеей, если её правильно подают; школьники покидали помещение очень подавленными, а некоторые — со слезами на глазах. О том, что спонтанный школьный эксперимент вообще проводился, стало известно лишь в конце 70-х, когда Рон Джонс рассказал о нём в одной из своих педагогических работ. А в 2011 году в США вышел документальный фильм «План урока» — в нём показаны интервью с участниками этого эксперимента. 

«Джон/Джоан»

В наше время регулярно говорят о гендерной идентификации и том, что решать этот вопрос каждый имеет право сам. Что же произойдёт, если подмена осуществится без ведома человека, например в детстве? Один случай, который не задумывался как эксперимент, но стал им, демонстрирует, что наше самоощущение сложно обмануть — и наглядно показывает, какими чудовищными могут быть последствия, когда человеку не дают жить в гармонии с собственным гендером.

В канадской семье родились близнецы, и одному из них, Брюсу, в возрасте семи месяцев из-за проблем с мочеиспусканием было назначено обрезание. Операция осложнилась, пенис был сильно повреждён, и его пришлось удалить. После растерянные родители увидели по телевизору выступление профессора Джона Мани, рассуждавшего о трансгендерности и интерсекс-людях. В числе прочего он говорил, что развитие детей, которым провели «корректирующие» операции в раннем возрасте, протекает нормально и они хорошо адаптируются к новому гендеру. Реймеры обратились к Мани лично и услышали то же самое: психолог посоветовал им провести операцию по удалению половых желёз и растить ребёнка как девочку по имени Бренда.

Проблема заключалась в том, что Бренда никак не хотел ощущать себя девочкой: ему не было удобно мочиться сидя, а его фигура сохраняла маскулинные черты, над чем, к несчастью, издевались сверстники. Несмотря на это Джон Мани продолжал публиковать в научных журналах статьи (разумеется, не называя имён), утверждавшие, что с ребёнком всё в порядке. В подростковом возрасте Бренде предстояла новая операция — на этот раз по созданию искусственной вагины, чтобы завершить «переход». Однако подросток наотрез отказался это делать — и родители наконец рассказали ему, что произошло. К слову, сильнейший эмоциональный стресс, который люди испытывали на протяжении взросления Бренды, сказался на всех членах семьи: мать страдала депрессией, отец стал всё чаще выпивать, а брат замкнулся в себе.

Жизнь Бренды складывалась безрадостно: три попытки суицида, смена имени на Дэвид, построение самоидентификации заново, несколько реконструктивных операций. Дэвид женился и усыновил троих детей партнёрши, а известность эта история получила в 2000 году после выхода книги Джона Колапинто «Таким его сделала природа: мальчик, которого вырастили как девочку». Истории со счастливым концом всё равно не вышло: психологические трудности Дэвида никуда не делись, и после передозировки брата его не покидали суицидальные мыли. Бросив работу и расставшись с женой, в мае 2004 года он покончил с собой.

 

Обложка: Jezper – stock.adobe.com

Рассказать друзьям
11 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.