Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

СпортБыстрее, выше, сильнее:
Есть ли у трансгендерных спортсменок преимущество

И что на этот счёт известно благодаря исследованиям

Быстрее, выше, сильнее: 
Есть ли у трансгендерных спортсменок преимущество — Спорт на Wonderzine

Тяжелоатлетка из Новой ЗеланДии Лорел Хаббард станет первой трансгендерной спортсменкой на Олимпийских играх. Хаббард оказалась одной из пяти тяжелоатлетов своей страны, которых утвердили в столице очередных игр Токио. Новость, как это часто бывает с трансгендерными или интерсекс-людьми в спорте, вызвала бурную реакцию. Противники такого решения настаивают, что трансгендерные спортсменки и интерсекс-люди будут иметь преимущества в турнирах. Разбираемся, что происходит на самом деле.

ТЕКСТ: Ева Цветкова, врач-эндокринолог, ведущая телеграм-канала «Эндоновости»

«Проверка пола»

Женщины впервые были допущены к участию в Олимпийских играх в 1900 году, и уже тогда подвергались осмотру внешности на предмет признаков «чрезмерной маскулинности». Первые серьёзные проверки половой принадлежности «подозрительных» спортсменок состоялись на летних олимпийских играх 1936 года в Берлине. Проверяли тогда американскую бегунью Хелен Стивенс, выигравшую золото в стометровом забеге и установившую мировой рекорд (11,5 секунд). Хелен лишь немного обошла польку Станиславу Валасевич, пробежавшую за 11,7 секунд. В то время проверка пола заключалась в осмотре гениталий медицинскими работниками. Осмотр Стивенс «подтвердил», что спортсменка является женщиной. При этом вскрытие Станиславы Валасевич после её смерти в 1980 году показало наличие у неё интерсекс-вариации, что вызвало большой скандал.

Спортсмен_ка Дора (Генрих) Ратьен тоже участвовал_а в летних олимпийских играх в 1936 году, представляя Германию. Тогда е_ё половая принадлежность не подвергалась сомнению. Однако уже через два года — после того, как Ратьен установил_а мировой рекорд по прыжкам в высоту среди женщин — он_а был_а подвергнут_а той же унизительной процедуре «проверки пола». Тогда выяснили, что половые органы Доры нельзя однозначно отнести ни к женским, ни к мужским, из-за чего он_а был_а лишен_а титула чемпион_ки. В 1939 году юридически Ратьен был_а признан_а мужчиной. При этом о самоидентификации Доры (Генриха) и е_ё гормональных показателях ничего не известно.

С 1966 года при проведении чемпионата Европы по лёгкой атлетике была введена уже обязательная массовая проверка пола у спортсменок — она сводилась к гинекологическому осмотру. Обнажённых женщин осматривала специальная медицинская комиссия, которая должна была удостовериться, что спортсменки имеют «настоящую» вагину, и убедиться в отсутствии у них пениса. Представительства многих стран выражали протест перед Международным олимпийским комитетом против подобной процедуры, но правило это никуда не исчезало.

В 1968 году для определения пола спортсменок был введён тест на наличие XX-хромосом. Он тоже был недостаточно обоснованным и объективным: по нему, например, к участию в женских соревнованиях из-за наличия XY-хромосом не допускались интерсекс-женщины с вариацией нечувствительности к андрогенам — зато его могли бы пройти мужчины с вариацией Клайнфельтера, имеющие XXY-хромосомы.

В 1991 году хромосомный тест был заменён ПЦР-анализом на наличие SRY-гена, который находится на Y-хромосоме и отвечает за развитие яичек. Анализу подвергались все спортсменки, которые принимали участие в олимпийских играх в 1992 и 1996 годах. При этом какая-либо связь между наличием SRY-гена и «преимуществами» в соревнованиях не была подтверждена. К тому же подобный тест показывает положительный результат у интерсекс-женщин с нечувствительностью к андрогенам и дефицитом 5-альфа-редуктазы. Такие генетические тесты применялись до 1999 года, а потом были отменены из-за проблем с интерпретацией результатов и дороговизны тестирования.

Иными словами, ни один из существовавших тестов не мог разделить всех спортсменов и спортсменок на мужчин и женщин, потому что универсальной классификации полов сейчас попросту нет.

«Честная игра»

Большинство международных спортивных федераций (за несколькими исключениями — например, Международной федерации корфбола, где в каждой команде играют четверо мужчин и четверо женщин) проводят «женские» и «мужские» турниры, ссылаясь на принцип «честной игры». Разделение состязаний по половому признаку участников основано на предположении, что все мужчины имеют физическое преимущество перед всеми женщинами. Но помимо того, что он не выдерживает критики, большинство людей, которые не подходят под критерии бинарного разделения на цисгендерных мужчин и женщин, просто не имеют возможности участвовать в спортивных турнирах.

Принцип «честной игры» автоматически подразумевает, что любая трансгендерная женщина или интерсекс-человек всегда будут иметь преимущество над цисгендерной женщиной. Но такой тезис сильно упрощает человеческую физиологию, ведь необходимо сравнивать конкретные физические навыки — и то, как на них влияет приём гормональной терапии. Закреплённая системой «соревновательная неполноценность» женщин, как ни странно, направлена и против цисгендерных женщин, ведь она подкрепляет сексистские представления в спорте. О каком равноправии может идти речь, если разница в призовых денежных выплатах в «мужских» и «женских» соревнованиях продолжает быть колоссальной не в пользу женщин.

В марте 2021 года Международная федерация спортивной медицины (IFSM), которая представляет 125 тысяч врачей из 117 стран, выступила с заявлением: данные о преимуществах или недостатках трансгендерных спортсменов и спортсменок скудны, а каждый вид спорта нуждается в собственных правилах. Федерация постулирует простую мысль: научного консенсуса по вопросу нет, тема слишком мало изучена, а веских причин говорить о том, что у трансгендерных спортсменок есть значительное преимущество, нет. Зато это не мешает разнообразной дискриминации трансгендерных спортсменов и спортсменок, в том числе и на законодательном уровне.

Исследования вопроса

Тема трансгендерных спортсменов и спортсменок изучается совсем недавно: например, в 2017 году авторы одного научного обзора писали, что для этого самого обзора им очень не хватает данных. Но есть кое-какие исследования, авторы которых пытаются ответить на конкретные вопросы. В одном из таких от 2021 года, например, утверждается, что спустя два года после старта терапии трансженщины показывают такие же результаты в отжиманиях и приседаниях, но могут сохранять скорость выше, чем у цисженщин.

У этого исследования есть множество ограничений, которые могли повлиять на его результат. Но полученные данные в любом случае не должны использоваться как инструмент дискриминации: это подчёркивает его автор, доктор-исследователь из Великобритании Тимоти Робертс. «Это не имеет никакого отношения к любительскому или молодёжному спорту, — цитирует его NBC. — Вероятно, там [для честной игры] хватит и года [приёма гормональной терапии].

К аналогичным выводам относительно скорости пришла трансгендерная исследовательница и советница Международного Олимпйиского комитета из Великобритании Джоанна Харпер. Она была соавторкой исследования университета Лафборо, результаты которого опубликованы в British Journal of Sport Medicine: оно показало, что уровень гемоглобина у трансгендерных спортсменок снижается через три-четыре месяца после начала терапии. Гемоглобин отвечает за насыщение клеток тела кислородом, и его уровень значительно влияет на спортивные показатели. Некоторые другие показатели — например, площадь мышечных волокон — остаются выше, чем у цисгендерных спортсменок. При этом она также считает, что по имеющимся данным очень рано делать какие-либо выводы о том, что у трансженщин есть какое-либо значимое преимущество.

Гормональные анализы
и унизительные осмотры

Стоит какой-либо цисгендерной спортсменке показать очень высокий результат, как её начинают тут же подозревать в наличии интерсекс-вариации или совершении транс-перехода. В 2009 году мировая пресса обсуждала вовсе не выдающиеся результаты Кастер Семени в легкой атлетике, а то, что она выглядит «неженственно». Семеню подвергли серии анализов, которые должны были определить, может ли она продолжать соревноваться в женском зачете. Информированного согласия на такое вмешательство спортсменка не давала, и ей даже не предоставили его результатов. Тем не менее, в 2009-2010 годах Кастер Семеню не допускали к участию в женских турнирах — в ожидании результатов расследования Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF), которую в разное время обвиняли в проявлениях расизма, колониального мышления и сексизма.

Не дожидаясь результатов «расследования», Семеня объявила, что намерена вернуться в спорт: «Я подверглась необоснованному и агрессивному исследованию самых сокровенных и личных деталей. Некоторые события, предшествовавшие и последовавшие сразу за Чемпионатом мира в Берлине, нарушили не только мои права как спортсменки, но и мои базовые права человека, включая моё право на человеческое достоинство и конфиденциальность».

В июле 2010 году IAAF с опозданием призвала к уважению к частной жизни Семеня и выпустила заявление, что спортсменка может немедленно вернуться к соревнованиям. Правда, уже в 2011 году ассоциация обновила Правила, регулирующие право на участие женщин с признаками гиперандрогении (повышенного уровня тестостерона относительно «норм» у цисженщин) в женских соревнованиях и с 2012 года, и Международный олимпийский комитет начал делать спортсменкам гормональные анализы.

Но и эта практика оказалась небезупречной: это доказывает случай легкоатлетки-бегуньи из Индии Дьюти Чанд. Её история могла бы стать вдохновением для девочек из стран с развивающейся экономикой, но стала примером дискриминации. В 2013 году Чанд выиграла бронзу на Чемпионате Азии на дистанции в 200 метров, после чего её подвергли осмотрам и заставили сдавать анализы крови, которые не были связаны с проверкой на допинг. На медосмотре, как рассказывает сама Чанд, врачи трогали её вагину, измеряли клитор и размер груди и оценивали количество и линию роста лобковых волос.

В 2014 году спортсменку исключили из Национальной федерации Индии, заставив изменить показатели тестостерона: он у Чанд был выше установленной для цисгендерных спортсменок нормы. Дьюти судилась, и небезуспешно: в 2015 спортивный суд в Лозанне обязал IAAF предоставить доказательства влияния уровня тестостерона на спортивные успехи. В 2018 году был установлен новый порог допуска спортсменок к участию в женских турнирах: уровень тестостерона у них не должен был превышать пяти нмоль/л как минимум полгода перед соревнованием. При этом чтобы достичь этой отметки, женщинам предлагалось использовать препараты из групп антиандрогенов или проводить хирургическое вмешательство.

В 2019 году IAAF вновь не допустила Кастер Семеню к соревнованиям, потому что уровень её тестостерона превышал этот показатель. Причина её гиперадрогинности до сих пор неизвестна — сама спортсменка не делала никаких заявлений, а якобы диагностированная у неё интерсекс-вариация оказалась домыслом СМИ. Апелляция бегуньи была отклонена Спортивным арбитражным судом. При этом суд признал, что новая система допуска имеет дискриминационный характер. Но такая дискриминация «является необходимой, разумной и пропорциональной», говорится в решении, опубликованном на сайте суда.

Трансгендерные спортсменки и спортсмены

Трансгендерные профессиональные спортсменки и спортсмены составляют очень маленькую долю населения, всего 0,2-0,5 %. Первой известной трансгендерной спортсменкой стала Рене Ричардс. В 1976 году она не была допущена к участию в женском турнире открытого чемпионата США по теннису, но уже через год по решению Верховного суда США её право на участие было восстановлено.

Сначала IAAF допускала к женским соревнованиям трансгендерных женщин, у которых гендерно-аффирмативная терапия была начата в пубертате или с момента орхиэктомии (удаления яичек) прошло не менее двух лет. Сейчас же организация требует только подтверждения низкого уровня тестостерона в течение не менее двенадцати месяцев. Тестостерон, который используют трансгендерные спортсмены в рамках своего перехода, входит в базу запрещенных препаратов Всемирного антидопингового агентства (ВАДА), как и любые анаболические стероиды. Поэтому отдельным постановлением было оговорено право транслюдей на использование зарегистрированных препаратов тестостерона по медицинским показаниям — и зафиксирована обязанность предоставлять медицинскую документацию, в том числе анализы, подтверждающие физиологичность вводимых доз.

Препараты, используемые в гендерно-аффирмативной терапии (гормональная и иная медикаментозная терапия, направленная на изменения внешности в соответствии с гендерной идентичностью. — Прим. ред.) у спортсменок, не входят в базу ВАДА, однако в их отношении действует гораздо больше правил и ограничений. Тезис о преимуществах трансгендерных спортсменок приобретает новые грани: может быть, сейчас у них уровень тестостерона ниже пяти нмоль/л, но предполагается, что их пубертат под воздействием более высокого уровня андрогенов приводит к тому, что они быстрее, выше, сильнее, выносливее.

Интересно, что в течение всех тех лет, когда трансгендерные спортсменки допускались до элитных соревнований, это не создавало ситуаций «транс-доминантности» в распределении призовых мест. При этом к маю этого года в США действовали уже около тридцати трансфобных законов, касающихся совсем не спорта высоких достижений. В первую очередь они направлены против трансгендерных девочек и женщин, которые участвуют в школьных соревнованиях. Трансфобные активисты призывают ограничить участие трансгендерных девушек в школьных спортивных состязаниях. Противостоят им правозащитные организации и проекты (например, GenderCool).

Гендерный спорт

Чем более элитными считаются соревнования — с точки зрения финансовой выгоды, известности и международной политики — тем выше вероятность того, что они имеют такое разделение. В обществе существует очень сильная вера в превосходство маскулинности, и в контексте спорта такой подход отражает представления о полной предопределенности физических возможностей мужчин и женщин.

Но как ни странно, создание системы, обеспечивающей изолированное участие женщин и девочек в спорте, не направлено на равноправие. Наоборот, эта система лишь закрепляет «неполноценность» женщин, потому что во многих видах спорта — фехтование, конная езда, гонки или даже шахматы — победа не связана с физическим превосходством; чтобы встать на пьедестал там, гора мышц не нужна. 

Всё это позволяет сделать вывод, что принятый сегодня способ разговора о положении интерсекс-людей и трансгендерных людей в спорте не отражает физиологических реалий, и сам по себе — дискриминирующий и неэтичный. «Сама идея, что мы должны защищать женский спорт от женщин, очень дискриминационная, — рассказывает легкоатлетка, докторка философии и транс-активистка Вероника Айви. — Иррациональный страх, что трансженщины помешают спорту — это иррациональный страх перед трансженщинами. Это трансфобия, и мы должны называть это именно так».

Что ещё говорят эксперты

Эксперты Британской научной ассоциации спорта и физических упражнений (The British Association of Sport and Exercise Sciences, BASES) считают использование гормональных критериев в отношении спортсменок с гиперандрогенией научно и этически неоправданным. Прежде чем вводить какие-либо дополнительные ограничения, говорят они, необходимы дальнейшие независимые исследования, которые изучат биохимические, физиологические и спортивные особенности спортсменок с гиперандрогенией и без неё. Практикующих врачей призывают следовать клиническим рекомендациям и не использовать препараты или хирургические вмешательства для снижения естественного уровня тестостерона, если это не основано на медицинской необходимости, а тренеров — поддерживать спортсменок в участии в соревнованиях, которые не имеют подобных ограничений.

BASES не исключают возможность преимуществ у трансгендерных спортсменок, чей пубертат протекал под воздействием более высокого уровня тестостерона. При этом исследования, на которые они ссылаются, полны противоречий, и не содержат сравнений тренированных цисгендерных и трансгендерных спортсменок. Напротив, в работе есть аргументированное предположение, что если трансженщина начала переход в допубертатном возрасте или даже в пубертате, у неё не будет физических преимуществ перед цисженщиной.

Эксперты также обращают внимание на то, что данных о том, как участие трансгендерных спортсменок в школьных соревнованиях вредит цисгендерным спортсменкам или приводит к «транс-доминантности», не существует — так же, как нет информации о том, что у более успешных спортсменок и спортсменов более высокий уровень андрогенов. Кроме того, если учитывать воздействие на организм разного уровня андрогенов во время пубертата и разный уровень тестостерона, то необходимо также учитывать все биологические (и социальные) факторы или уникальные мутации, дающие преимущества спортсменам: митохондриальные изменения, которые влияют на метаболизм и выносливость, генетические вариации, которые влияют на рост мышц, приток крови к ним и другие.

ФОТОГРАФИИ: Getty Images (1, 2, 3)

Рассказать друзьям
32 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.