Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Личный опытКак я живу с алекситимией — и изображаю чувства

Как я живу с алекситимией — и изображаю чувства — Личный опыт на Wonderzine

Журналист «Новой газеты. Европа» Давид Аракелян рассказывает об особенности своей психики

Алекситимия — это психологическое состояние, из-за которого человек не способен в полной мере ощущать, определять и проявлять эмоции. Дословно термин «алекситимия» переводится с древнегреческого как «нет слов для названия чувств». Люди с алекситимией часто вынуждены прилагать усилия, чтобы стараться выглядеть «нормальными» и не отличаться от других. При этом окружающие воспринимают алекситимию как холодность и чёрствость человека, что может вызывать проблемы в общении, работе и социализации.

Мы поговорили с Давидом Аракеляном, 19-летним журналистом «Новой газеты. Европа», который недавно обратился к психиатру и выяснил, что у него алекситимия. Давид рассказал, как пытается поддерживать отношения с близкими и справляется с состоянием.

Текст: Полина Колесникова

Об алекситимии

Сразу хочу уточнить, что алекситимия — это не диагноз, не болезнь и не расстройство. Это просто состояние психики, даже, можно сказать, качество человека, когда твои чувства сильно притуплены, когда сложно выражать и понимать эмоции. Алекситимия — это именно стремление к так называемой нормальности: то есть я понимаю, что кому-то грустно — и что в этот момент тоже должен испытывать грусть. Я изображаю чувства, чтобы люди вокруг понимали, что у меня такой же эмоциональный фон, те же чувства, что и у них.

Я помню у себя это состояние с очень раннего возраста, примерно с 13 лет. Скорее всего, именно в этом возрасте впервые появилась алекситимия. Я прожил с ней всю сознательную жизнь и привык игнорировать. Но недавно мы с подругой смотрели сериал «Политик», в котором главный герой делал всё, чтобы добиться своих целей, скупо выражал эмоции и не обращал внимания на чувства других. И внезапно подруга сказала, что его поведение похоже на моё. Я увидел себя со стороны, понял, что это выглядит довольно странно, и решил обратиться к специалисту.

В «Политике» не названа, но прекрасно показана алекситимия. Она развивается из-за нескольких причин: либо акцентуация личности (проявление тех или иных черт характера. — Прим. ред.), либо какая-то сильная травма. Я сразу почувствовал близость с этим героем, мне тоже сложно признать свои ошибки.

Про психиатра

У психиатра я сказал, что мне сложно выражать эмоции — только те, что от меня ожидают. Я радуюсь не потому, что я рад, а потому, что в этот момент любой нормальный человек порадуется. Я грущу не из-за серьёзных происшествий, а потому, что должен быть грустным. И так происходит постоянно. Как мне объяснил врач, бывает много разных видов алекситимии. Лично мне сложно что-либо чувствовать. Например, за несколько дней до записи к психиатру подруга сообщила радостные для неё новости. Я её поддерживал, но при этом осознавал, что делаю это потому, что должен, а не потому, что действительно так ощущаю.

Психиатр сказал, что с этим состоянием можно бороться, можно попытаться восстановить мои эмоции, чтобы я мог чувствовать их ярче. Сейчас я пью таблетки-антиконвульсанты и еженедельно хожу к психотерапевту. Таблетки мне нужны, потому что единственное чувство, которое я могу ярко проявлять, — это агрессия. Это часто происходит из-за работы, когда кто-то её делает плохо или вообще не делает. В эти моменты я могу стать агрессивным, но при этом всё равно буду контролировать себя и не всегда смогу проявить чувства в полную силу.

Когда я узнал про алекситимию, я почувствовал облегчение. Начал осознавать какие-то моменты из прошлого и понимать, почему в той или иной ситуации я вёл себя определённым образом. Когда я понял, что именно со мной происходило, что с этим можно бороться, что однажды я смогу что-то почувствовать, мне стало легче и спокойнее.

Про физиологические проявления

Алекситимия влияет и на физическое состояние — с ней люди часто игнорируют свои потребности. Я это давно замечал: у меня нет чувства голода или жажды. Я понимаю, что нужно поесть, только когда осознаю, что скоро упаду в обморок. К этому привыкаешь, но такие особенности сильно усложняют бытовую жизнь.

Ещё люди с алекситимией испытывают проблемы с сексуальным влечением, точнее, с самим процессом. Я это знаю, потому что теперь много изучаю тему, читаю исследования. Знаю, что на партнёров с алекситимией часто жалуются из-за отсутствия страсти, потому что сексуальные отношения в паре становятся механическими. У меня, к счастью, такой проблемы не было. Но я понимаю, что иногда для меня это тоже превращается в механический процесс, а для партнёра он важен. Так бывает не всегда, мне не приходится бороться за эти чувства, как за все остальные.

При этом когда я достигаю каких-то поставленных целей, то чувствую прилив энергии. Даже, возможно, испытываю радость. Но когда происходят какие-то серьёзные, жестокие события, то моё состояние бесчувственности усиливается как защитный механизм. В такие моменты я уже даже не пытаюсь имитировать эмоции и просто живу.

Про общение

Алекситимия негативно влияет на отношения с людьми и в целом делает мой характер довольно тяжёлым. Когда кому-то больно или тяжело, я могу поддержать человека, но в этом не будет искренности, я не смогу разделить его чувства. То есть я понимаю, что людям грустно, и примерно представляю, что такое грусть, но я её не чувствую и не чувствовал. И мне сложно подобрать слова, которые поддержат человека. В 2017 году погиб мой брат, и я тогда грустил только в те моменты, когда рядом находились люди, которым тоже грустно. Мне никто не предъявлял претензий, но сам себя я виню, что не тосковал достаточно сильно.

Все мои друзья ещё со средней школы замечали мою бесчувственность. Буквально на днях друг рассказал в компании, как счастлив в отношениях. Все наши приятели порадовались, а я сказал: «Я не рад, но если бы мог, то я бы точно радовался».

У меня много раз менялся круг общения. Люди, с которыми я общаюсь, очень часто уходят из моей жизни, мои друзья часто меняются. Скорее всего, они просто не выдерживают такого отношения. Не могу сказать, что жалел, когда переставал с кем-то из бывших друзей общаться. Мне в целом спокойно, я не могу сильно привязываться. Однажды я сильно ранил подругу: мы обсуждали, что можем прекратить общение, и я сказал, что буду грустить после этого только 20 минут. По её словам, она запомнила эту фразу на всю жизнь.

Про любовь

В твиттере я сравнил своё состояние с Печориным — персонажем «Героя нашего времени» Михаила Лермонтова. Это плохая шутка, но из-за алекситимии самые непонятные чувства для меня — это любовь и привязанность. Я не понимаю, насколько мне дороги даже самые близкие люди. Я довольно холодный логик: никогда не говорю, что люблю, никогда не говорю, что близкие мне дороги, потому что не могу это почувствовать.

У меня были романтические отношения, но в них я просто делал то, что видел в фильмах и у других людей, пытался стремиться к «нормальности». В моих последних отношениях я пытался ощутить влюблённость. Случались романтические моменты как в кино, и я думал, что в нормальном мире это очень мило, но при этом ничего к партнёру не чувствовал.

Про реакцию окружающих

После похода к психиатру я рассказал про алекситимию всем друзьям и семье: маме, папе и сестре. Родственникам сложнее это понять, но в целом меня все поддерживают и ждут, когда я начну чувствовать и выражать эмоции. В семье все были удивлены, но обрадовались, что я начал осознавать и исправлять эту особенность. Я не столкнулся с обесценивающей реакцией, но понимаю, что, возможно, они могли подумать что-то такое. К счастью, мне этого никто не сказал.

Я боялся, что наличие алекситимии может сказаться на моей работе: всё-таки журналист должен проявлять эмпатию. Раньше я уже замечал, что моя безэмоциональность, непонимание чувств других людей сильно сказываются на работе. При этом в редакции все восприняли новость об алекситимии прекрасно, никто не сказал мне ничего плохого, а только поддержали. Я разговаривал с корреспондентками нашего издания, они сказали, что понимают меня и что я обязательно смогу исправить это с помощью терапии. Реакция была очень хорошей.

Я слышал, что алекситимия пагубно влияет на фантазию, но сам этого не испытываю: мне легко писать сценарии для видео и фильмов «Новой газеты. Европа», легко придумывать какие-то сюжеты. Правда, раньше я часто писал стихи, а сейчас стало сложно это делать — я пишу всё реже.

ФОТОГРАФИИ: oatawa — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.