Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Личный опыт«Дон Корлеоне в белом халате»: Фармацевт
о работе в пандемию

«Дон Корлеоне в белом халате»: Фармацевт
о работе в пандемию — Личный опыт на Wonderzine

Что изменилось с началом эпидемии COVID-19

Мы много говорим о том, как непросто приходится в пандемию COVID-19 медицинскому персоналу — они сталкиваются с огромными нагрузками и большим риском заражения. Но непросто бывает и в других сферах: многие, прежде чем обратиться к врачу, идут в аптеку. Елизавета, фармацевт из Екатеринбурга, рассказала нам о работе в период пандемии, взаимодействии с людьми и дефиците отдельных лекарств.

Александра Савина

Я работаю фармацевтом около четырёх лет — устроилась по специальности сразу после колледжа. Я брала небольшие — до полугода — перерывы на то, чтобы искать себя, думала сменить деятельность, но в итоге всё равно вернулась в аптеку.

Фармацевтов и провизоров часто называют продавцами и кассирами. Большинство коллег это обижает, хотя, по сути, в наши обязанности входит в том числе и продажа (на профессиональном сленге мы называем это «отпуском») лекарственных средств и товаров аптечного ассортимента. Но это всего лишь малая часть, требующая только знания правил торговли и кассовой дисциплины, то есть всего, что касается кассовых операций: как пробивать товары, проводить оплату, вести журналы, отчётность, открывать и закрывать смену.

Но основная наша работа всё-таки прячется в десятках шкафов, ящиках, полок, стеллажей, витрин. Любые товары хранятся и отпускаются в аптеке строго по правилам, которые формируют нормативные документы о фармацевтической деятельности — а их, к слову, очень часто меняют, дополняют или упраздняют. И конечно, перед тем как отпустить препарат, нужно понять потребность каждого конкретного человека, проконсультировать по применению, предложить альтернативы по форме выпуска и цене и прочее.

Всё, естественно, зависит от множества факторов. Один из них — нежелание людей обращаться к врачу. Особо подчеркну, что ни один специалист «первого стола» — на профессиональном сленге так называют место, где консультируют и отпускают товары, — ни в коем случае не ставит диагнозы и не назначает лечение. Вся консультация носит только рекомендательный характер, может включать в себя то, что касается симптоматики, и только безрецептурные средства, с последующим напутствием обязательно обратиться в медицинское учреждение.

Ситуацию можно сравнить с дождём.
Вроде где-то гремело, начинало моросить, но люди до последнего не открывали зонт

Ситуацию с новым коронавирусом, по-моему, можно сравнить с дождём. Вроде где-то гремело, начинало моросить, но люди до последнего не открывали зонт, а некоторые всё ещё без него шлёпают по лужам. Как и по всей России, всплеск активности пришёлся на конец марта — начало апреля. Особой паники не было, люди спокойно, даже буднично, искали средства индивидуальной защиты и антисептики — в основном люди молодые и среднего возраста. Изредка нас расспрашивали о ситуации с COVID-19. Потом, когда перестали поступать маски и антисептики, сопутствующие материалы, которые помогают изготовить их в домашних условиях, тоже начали иссякать, а те, что приходили, уже были с другими ценами, стало чувствоваться раздражение. Люди шипели, возмущались, кричали, хлопали дверьми и даже плевались.

К примеру, один человек очень громко, не стесняясь в выражениях, отчитал меня за то, что я сама в маске — а значит остальные прячу и специально не продаю. Якобы потому что они дешёвые, а я хочу сбыть дороже и только «своим» людям — эдакий дон Корлеоне в белом халате. О количестве угроз прокуратурой, Роспотребнадзором и даже самим президентом и говорить не стоит. Это, конечно, единичные случаи, но в непростое время таких историй стало больше.

Агрессия со стороны покупателей — как отдельный вид искусства. Конечно, сейчас, на фоне беспокойства и неуверенности в будущем, люди теряют контроль над собой. Общество, как в целом, так и внутриаптечное, гудит и стонет. Бывает, такие истории рассказывают, что волосы встают дыбом — и кричат, и унижают, и плюют, и угрожают, и бьют витрины и оборудование. Мне в каком-то роде повезло — на меня максимум шипели, кричали и хлопали дверью, ничего особенно пугающего не было.

Ещё надо учитывать, что человек не всегда заводится с пол-оборота. Многое и от нас зависит: как мы преподносим информацию, как общаемся, как реагируем. Но бывает и немотивированная агрессия. Все прекрасно знают про тех, кто начинает ругаться на ровном месте: не таким тоном сказала, не так посмотрела, не улыбнулась и так далее. Но это уже не от нового коронавируса зависит, такие покупатели были и будут всегда.

С самого начала пандемии из каждого утюга кричали о масках и антисептиках. Очевидно, что у многих это сразу ассоциируется с аптекой. Спрос на эти товары был, есть и, думаю, будет ещё долго. Сейчас уже меньше, но всё равно первое, о чём спрашивают в аптеке, просто на всякий случай, — есть ли маски и антисептики. С ростом спроса на них увеличился и спрос на марлю, вату, бинты — из них делают маски. И на перекись водорода, глицерин, хлоргексидин, любые спиртосодержащие настойки, растворы — из них делают антисептики. Все эти товары тоже быстро ушли в дефектуру (так называют отсутствие товара в продаже, например, когда его нет на складе), но со временем стали в небольших количествах появляться.

Сейчас всё очень неопределённо. В наших сообществах периодически делятся информацией, что поступил тот или иной дефектурный товар, но уже остро встаёт вопрос о цене. Люди всегда винят нас, что мы наживаемся на них и на ситуации. На деле на ценообразование влияют растущий спрос, дефицит, политическая ситуация, состояние рынка материалов для производства, само производство, доставка. То есть это не аптека накрутила цену с десяти рублей до пятидесяти, а уже у поставщика, например, стоимость была тридцать пять рублей.

Так и работаем. Отсутствие того или иного товара объясняем тем, что сейчас в первую очередь снабжают медицинские учреждения, а уже потом точки розничной торговли. Многие люди относятся с пониманием, поддерживают и нас, и себя. А мы подбадриваем людей и бодримся сами.

Такие истории рассказывают, что волосы встают дыбом — и кричат, и унижают,
и плюют, и угрожают, и бьют витрины
и оборудование

Даже не знаю, что хуже — новый коронавирус или дезинформация на тему. Регулярно появляются сообщения о найденном лекарстве или, что еще хуже, о средствах профилактики COVID-19. И я говорю не о рекламных ходах, а о серьёзных рецептурных, узконаправленных препаратах. Например, не так давно люди просили противомалярийный препарат — сейчас его невозможно найти даже тем, кому его выписали по прямому назначению. Или был короткий спрос на некий противогельминтный препарат, который сам по себе очень плохо влияет на печень. Я уже не говорю о парацетамоле, который почему-то кто-то пьёт каждый день для защиты, а от этого страдает желудок. В общем, после нового коронавируса будем лечить всё остальное.

Пик покупательской активности коснулся и аптек. Людей стало в два раза больше, чек увеличился и по количеству позиций, и по суммам. Мы, как могли, старались удовлетворить спрос, но случалось, что не хватало товаров, которые запрашивали люди. Кроме того, с ростом продаж увеличилось и поступление товара. В моей аптеке мы с заведующей работаем по очереди, разбор товара тоже ложится на нас. Нагрузка ощутимо выросла.

Потом волна людей утихла, и покупательская активность тоже сократилась. Сейчас многие аптеки сокращают часы работы, мы не исключение. Падает выручка, падает проходимость, то есть количество людей, которые посещают аптеку. Утром у нас, например, с восьми до девяти никого нет — все сидят дома, перестали заходить перед работой — вот нам и сделали график с девяти утра. У кого-то ещё больше урезают часы. Наш оклад зависит от нормы часов в месяц, чем меньше часов — тем ниже зарплата.

В нашей аптеке полностью соблюдают меры защиты, согласно всем постановлениям — и федеральным, и муниципальным. Каждому сотруднику предоставляют маски — одноразовые, многоразовые. Перчатки, антисептические средства, средства для дезинфекции рабочего места и торговой площади — всё есть, по возможности пополняется. Поставить защитные экраны, к сожалению, не позволяет оборудование зала, но небольшой барьер сделали, разметку для дистанции тоже. Каждые два часа обрабатываем поверхности, сам зал, оборудование, ручки и двери, проветриваем помещение — всё это фиксируем в журнале. После каждого расчёта наличными обрабатываем руки, даже если стоит очередь. Для покупателей есть отдельный антисептик. Утром и вечером измеряем температуру, фиксируем в журнале под роспись и отправляем в офис. В этом плане у нас всё хорошо. Дело даже не в проверках, которые проходят по регионам, а в безопасности — людей и нашей собственной.

Фотографии: PhenomenalPhoto — stock.adobe.com (1, 2)

Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.