Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Сериалы«Жена путешественника во времени»: Правда ли сериал рассказывает историю груминга?

«Жена путешественника во времени»: Правда ли сериал рассказывает историю груминга? — Сериалы на Wonderzine

Отношения, судьба и согласие в нелинейном времени

Летом на HBO (в России — на «Амедиатеке») вышла новая экранизация книги Одри Ниффенеггер «Жена путешественника во времени», однако после первого сезона стриминг закрыл шоу. История путешественника во времени Генри и его нелинейных отношений с женой Клэр понравилась зрителям — на сайтах-агрегаторах у сериала высокие рейтинги, — но не критикам. Многие обозреватели посчитали, что сериал, по сюжету которого героиня встречает своего будущего мужа, когда ей шесть лет, напоминает груминг, а не историю любви. Ведь Клэр общается с Генри разного возраста почти всё детство и юность, в то время как он «впервые» в линейном времени встречает двадцатилетнюю героиню, будучи двадцативосьмилетним.

На самом деле авторы сериала во главе со сценаристом Стивеном Моффатом («Доктор Кто») прекрасно знают о спорности любовной линии первоисточника и, можно сказать, пытаются исследовать эту тему. Другой вопрос — получается ли это у них и стоило ли вновь рассказывать эту историю?


Текст содержит спойлеры

Произошёл ли груминг?

Шоу касается главного вопроса уже в первой серии, правда, от зрителей, смотрящих в дубляже, игра слов может ускользнуть. Маленькая Клэр впервые встречает Генри — обнажённого мужчину, стоящего в кустах и заявляющего, что он её друг, — когда ей шесть лет, а ему около сорока. Герой рассказывает ей, что он путешествует во времени и не может этого контролировать и теперь будет посещать её. Клэр расспрашивает Генри о его жизни, узнаёт, что у него есть жена с таким же именем, и интересуется, почему ему нравится её целовать. В ответ Генри задаёт риторический вопрос, почему маленькой Клэр нравится расчёсывать гриву своей игрушечной лошадке. Героиня отвечает, что не «расчёсывает», а «ухаживает» за ней — и в оригинале говорит «I’m grooming her», в диалоге используется двойное значение слова «груминг». После этой фразы Генри неловко предлагает сменить тему.

То есть авторы сериала признали неоднозначность завязки отношений в книге и обыграли это такой сознательной шуткой. Впрочем, признание проблемы не всегда её решает, тем более в данном случае: большинство кинокритиков всё равно написали о разнице в возрасте и неравных отношениях. Им возразил сценарист Стивен Моффат: «Это не то, о чём рассказывается в книге, фильме или телешоу. Он женат на ней. Он встречает её взрослой, он влюбляется в неё, он женится на ней, а затем его отбрасывает назад во времени, не по своей вине, и он сталкивается с детской версией женщины, которую он уже любит. Тем более что в версии телешоу он абсолютно ясно даёт понять, что он просто друг». С ним согласны и исполнители главных ролей, Тео Джеймс и Роуз Лесли. «Он уже встретил Клэр, влюбился в этого человека. Поэтому, когда он встречает её в возрасте шести лет, нет ничего, кроме сострадания и заботы об этом маленьком человеке», — считает Лесли.

Несложно заметить, что авторы сериала говорят о перспективе персонажа Генри. Клэр же в сериале красноречиво говорит сама за себя. Уже будучи взрослой и встретив Генри в их общем времени, Клэр осознаёт, что это совсем не тот человек, с которым она общалась всё детство (молодой «сердцеед», а не заботливый и учтивый мужчина), и разочаровывается. Вновь встретив более взрослого Генри, она прямо говорит, что ему не понять, каково ей было взрослеть, мечтая о нём. «Я сформировала своё либидо, ориентируясь на тебя», — заявляет героиня и добавляет, что Генри (его старшая версия) — воплощение того, чего он сам же «приучил» её хотеть. То есть на бумаге это выглядит как история груминга. Но почему тогда зрителям сериал так понравился? Кажется, дело в обрамлении и в том, в какой последовательности авторы рассказывают эту нелинейную историю.

Зрители впервые видят главных героев взрослыми, и те напрямую обращаются в камеру, рассказывая о курьёзах путешествий во времени (Генри оказывается в других временах без одежды) и своих отношений. Затем шоу представляет двадцатилетнюю Клэр, которая наконец встречает Генри-современника. Для него эта встреча первая, и герой удивляется девушке, которая многое о нём знает и заявляет, что она его будущая жена. Можно сказать, что в этой реальности «преимущество» в отношениях — у Клэр. Взрослая Клэр уверенна, настырна, она заигрывает со сбитым с толку, но заинтригованным Генри и рассказывает ему о том, что их ждёт, — ведь ей об этом когда-то рассказал он сам. Увидев такую Клэр, можно невольно иначе воспринимать шестилетнюю версию героини, история которой — и другая «первая встреча» — следует после. Получается, если у взрослой версии всё хорошо, она не переживает последствия общения со взрослым мужчиной на протяжении всего детства — то и за маленькую версию можно не волноваться: она просто встретила свою половинку.

На самом деле сериал даже предлагает объяснение всей аллегории: Клэр и Генри — это родственные души, которым суждено быть вместе, что бы они ни делали, а два этапа их отношений — это и есть «брак», объясняет Генри, где каждый из партнёров «воспитывает» другого и в ответ каждый пытается воплотить идеальный образ. Вот только Генри — хоть и невольно? — «воспитал» юную Клэр, а ей предстоит перевоспитать его молодую версию, и создать мужчину, которого знала в детстве. И здесь проявляется самый главный контраст истории: когда в жизнь двадцативосьмилетнего Генри врывается Клэр и заявляет, что им суждено быть вместе, герой ожидаемо и справедливо в шоке — и не спешит с ней соглашаться. У юной Клэр возможности осознать происходящее в похожем ключе не было — хотя Генри долгое время настаивал, что они никак не связаны в будущем, она чувствовала, что это не так, а в шестнадцать лет в этом убедилась. В итоге в их общей реальности Клэр в каком-то смысле становится воплощением идеи «я смогу его изменить», а их отношения обусловлены детерминизмом.

Принцип согласия, когда всё предопределено

Путешествия во времени ставят под вопрос свободу воли героев и, следовательно, их возможность дать согласие. В 28 лет Генри встречает девушку, которая уверяет его, что они должны быть вместе, это предрешено. Умудрённый опытом, что, путешествуя во времени, он никогда ничего не может изменить, Генри принимает эту информацию. Да, ему нравится Клэр, но складывается ощущение, что он просто знает, что будет именно так, как она говорит, и не сопротивляется — затем об их будущем счастье ему рассказывает и одна из будущих версий его самого. С одной стороны, кто бы не хотел вернуться во времени и объяснить себе, что это та самая значимая встреча, от которой зависит счастье и которую нельзя упускать? С другой — в этом случае Генри и Клэр словно оказываются в принудительных отношениях: Клэр надеется, что Генри скоро изменится (благодаря ей) и станет тем, кого она знала, а Генри оказывается вместе с приятной, но малознакомой девушкой и верит ей и будущим версиям себя на слово. Шоу как будто показывает, что истинные родственные души способны пережить любые трудности и построить своё счастье, при этом главные герои, у которых не особенно много общего, оказываются на некоторое время в странных отношениях. И вскоре после встречи начинают планировать свадьбу — потому что так всё и должно произойти.

Более того, паре не всегда удаётся вместе одновременно проработать важные конфликты: выходит так, что в ключевые моменты рядом с Клэр появляется другая версия Генри, либо умудрённая опытом, либо ещё не успевшая провиниться. Старший Генри оправдывается за молодого, а молодой обещает не совершать ошибки будущей версии. И каждый раз Клэр не может долго злиться, а Генри осознаёт свою ответственность на расстоянии. К слову, и предложение Клэр делает другая версия Генри — после того, как она на этом настаивает. В целом это интересный парадокс, что герои одновременно и работают над своими отношениями, и плывут по предрешённому течению. Но опять же история завязана именно на способности Генри.

В похожем ключе зрители и критики когда-то обсуждали другой фильм об управлении временем — «Бойфренд из будущего». В нём главный герой мог управлять временем и к тому же менять своё поведение, влияя на будущее. Он пользовался этой возможностью в отношениях с будущей женой и «проматывал» по несколько раз всё от их первого свидания и первой ночи до момента предложения — чтобы сделать всё идеально. И здесь возникает справедливый вопрос, насколько выбор героини быть с ним осознан, ведь ей запомнятся только хорошие попытки партнёра впечатлить её. Насколько каждое её согласие на секс да и на общение обоснованно, ведь полная картина событий ей недоступна?

Впрочем в «Жене путешественника во времени» героиня знает о кондиции партнёра и, как посчитали некоторые критики, в одной из серий игнорирует его право на согласие. Так, восемнадцатилетняя Клэр знает, что её ждёт последняя встреча с Генри из будущего — в следующий раз, через два года, она встретит современника. Она решает, что они должны заняться сексом, ведь она уже совершеннолетняя и им предстоит долгая разлука. И тут взрослый Генри решительно отказывается, уповая на то, что его жене это будет неприятно, да и вновь упоминает груминг, уже серьёзнее. Неделю назад они играли в шашки, а совершеннолетие Клэр мало меняет ситуацию, объясняет главный герой. Но Клэр настаивает, что она и есть его жена (собственно, здесь она и заставляет его сделать предложение), им суждено быть вместе, почему бы не переспать прямо сейчас. Дополняет свою мысль она тем, что это она устроила Генри груминг — но это, конечно, не так. В итоге герои спят друг с другом, а будущая версия Клэр вспоминает об этом с теплом. «Хотя это, возможно, было попыткой освободить Генри от любых обвинений в груминге в сознании зрителя, но взамен это переворачивает всё с ног на голову и делает из Клэр того, кто нападает», — считает Тилли Пирс из Digital Spy. И всё же кажется, что Генри мог бы настоять на своём решении не спать с восемнадцатилетней версией жены: несмотря на запутанность ситуации, в то время он был зрелым человеком в «паре».

«Жена путешественника во времени» пытается показать все сложности отношений в нелинейном времени, которые описала в своей книге Одри Ниффенеггер. Сериал признаёт неоднозначность зарождения этого романа, сюжет которого не вправе изменить, не изменив при этом всей истории, и исследует сложности, с которыми могут столкнуться «предназначенные друг другу судьбой» люди. Получается ли у шоу оправдать новую адаптацию спорной истории? Стоит ли романтизировать отношения, в которых у героев фактически нет права свободного выбора? Кажется, что нет. Но остаётся ли сериал при этом увлекательным? Да, благодаря актёрской игре, бесспорной химии исполнителей главных ролей, забавным и искренним моментам в шоу, быстрым и саркастическим диалогам. Неудивительно, что многим сериал пришёлся по душе, это парадоксально лёгкое шоу, которое хочется отнести в разряд guilty pleasure. И всё же, смотря «проблематичные, но увлекательные» шоу, стоит помнить о том, как им удаётся управлять вниманием зрителей: красивые актёры не всегда играют отношения, достойные подражания.

ФОТОГРАФИИ: HBO

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.