Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Сериалы«Анна Болейн» и «фальсификация истории»: Новый скандал вокруг кастинга исторических персонажей

«Анна Болейн» и «фальсификация истории»: Новый скандал вокруг кастинга исторических персонажей — Сериалы на Wonderzine

Кто прав в спорах об исторической достоверности

В начале июня на британском Channel 5, а в России в «Амедиатеке» вышел сериал «Анна Болейн». Повышенный интерес он вызвал ещё на этапе подготовки к съёмкам — из-за кастинга на главную роль Джоди Тёрнер-Смит, актрисы ямайского происхождения. Сейчас на портале IMDb у сериала рейтинг 1,3, а гневные отзывы хором обвиняют авторов в продвижении своей «повестки» и показной «wokeness», их возмущает, что Анну Болейн сыграла «небелая» женщина. Мы решили разобраться, является ли решение создателей «Анны Болейн» пригласить на роль английской королевы женщину африканского происхождения примером так называемого слепого кастинга и уместно ли говорить о «фальсификации истории».

Создатели «Анны Болейн» заявили, что расскажут о последних месяцах жизни королевы «через призму психологического триллера, а не исторической драмы». Сериал и правда не претендует на историческую достоверность и буквально начинается с титров: «Основано на правде… и лжи». Здесь стоит отметить, что Channel 5 вовсе не лидер в производстве костюмных драм, которыми известны, к примеру, BBC или ITV, подаривший миру «Аббатство Даунтон». Сериал сложно назвать и психологическим триллером. The Independent справедливо пишет о «повышенной мыльности» шоу — герои и правда очень часто расплываются в зловещей улыбке, стоит их соперникам оступиться. «Анна Болейн» больше всего напоминает шоу телеканала Showtime «Тюдоры» (тоже не особо исторически достоверное), но с гораздо меньшим бюджетом и размахом и к тому же снятое при ограничениях из-за COVID-19. Но в любом случае сериал начал новую волну дискуссий о том, кто может играть исторических персонажей.

текст: Анна Третьякова

Женский взгляд и «слепой кастинг»

Важнее оговорки о том, что это не историческая драма, было заявление, что сценарий, который написала Ив Хеддервик Тёрнер, «проливает феминистский свет» на историю Анны Болейн. Эта оптика, пожалуй, даже слишком прямолинейно проявляется с первых строк диалога, которым начинается сериал: королева говорит Генриху VIII, что их дочь Елизавета станет идеальным будущим монархом, на что он усмехается и заявляет беременной жене, что великим правителем может быть только их будущий сын.

Многочисленные соперники Анны неустанно напоминают ей, что её положение при дворе уязвимо, а всё её влияние сводится к способности подарить королю наследника. Джоди Тёрнер-Смит говорила в одном из интервью, что для неё эта роль в большой степени исследование проблем и испытаний, с которыми сталкиваются женщины, изучая своё тело, любовь и в особенности патриархальное общество. И правда, основные препятствия для её героини в сериале представляют мужчины: у королевы политические разногласия с Томасом Кромвелем, посол Испании не признаёт её титул, а муж недоволен отсутствием наследника и начинает интересоваться Джейн Сеймур. Очевидно, что авторам сериала интересно было показать историю «самой могущественной женщины Англии» того периода, которая оказалась беспомощна перед мужем.

Важным для персонажа был в первую очередь гендер (её положение как женщины и «заменяемость» в глазах Генриха VIII), а не происхождение. Для создателей сериала Тёрнер-Смит, актриса родом с Ямайки, оказалась (и вовсе не исключено, что с расчётом на большой резонанс) лучшей кандидаткой на эту по сути вымышленную роль (авторы показывают свою версию того, как мифическая королева могла чувствовать себя перед казнью). И актриса с этой ролью хорошо справилась.

На фоне других Анна Болейн предстаёт самым (и, пожалуй, единственным) раскрытым и интересным персонажем: она остроумна, амбициозна и хитра, но в то же время уязвима и ранима. Героиня Джоди Тёрнер-Смит знает, чего хочет, и стремится добиться этого доступными ей способами.

«Анна Болейн» не первый пример несовпадения этничности «исторической личности» и актёра. Так, Софи Оконедо сыграла Маргариту Анжуйскую в сериале «Пустая корона», шекспировские постановки и фильмы Кеннета Браны славятся «слепым кастингом», «Великая» представила миру своё видение знати при дворе Екатерины II (и, собственно, выдуманную дерзкую будущую императрицу). Саму Анну Болейн в 1933 году сыграла британско-индийская актриса Мерл Оберон. Правда, она скрывала своё происхождение и говорила, что она австралийка. Самым ярким примером, пожалуй, служит мюзикл «Гамильтон» Лин-Мануэля Миранды с разнообразным актёрским составом и множеством вольностей в отношении исторических персон. Джоди Тёрнер-Смит, отвечая на негативные реакции зрителей на её роль, приводила «Гамильтон» в пример и поясняла, что, рассказывая историю с небелыми актёрами, можно сделать её более доступной и человечной, историей «для всех».

Критик Люси Мэнган в своей рецензии для The Guardian рассуждает о том, что кастинг семьи Болейн (брата Анны Джорджа Болейна играет Паапа Эссьеду, британский актёр ганского происхождения) оказывается даже усиливающим приёмом. Классовые или религиозные предубеждения против Болейнов при дворе Генриха VIII не так очевидны современному зрителю, как актуальные расовые предрассудки, и происхождение актёров в сериале как бы указывает на маргинализированное положение семьи Болейн при дворе.

Эта логика работает и с другими персонажами: придворных дам Анны Болейн сыграли актрисы of color, а роль Марии Тюдор, дочери Генриха VIII и Екатерины Арагонской, которая на тот момент потеряла свои права на корону, исполнила актриса ирландско-вьетнамского происхождения Ифа Хайндс.

Воображаемый «обратный расизм»

Инклюзивный кастинг «Анны Болейн» вызвал в соцсетях обвинения в «блэквошинге» истории. Термин построен по аналогии с «вайтвошингом» (whitewashing), то есть «отбеливанием» персонажей других этничностей при киноадаптации. И чаще всего используется в соцсетях в сочетании с обвинениями в «обратном расизме» — так, в случае Анны Болейн в соцсетях и негативных отзывах на IMDb неустанно повторяют аргументы вроде «а что если бы Мартина Лютера Кинга сыграл Райан Гослинг?».

Разговоры об «обратном расизме» обычно и сами оказываются завуалированным расизмом, ведь обвинения дискриминируемой группы в попытке «захвата власти» — манипуляция. Против термина «блэквошинг» говорит и тот факт, что его стали использовать в отношении выдуманных героев: людей в соцсетях возмутил кастинг Анны Диоп на роль Страфайр, персонажа комиксов DC — оранжевой инопланетянки, а также Халле Бейли на роль диснеевской Русалочки, которая мало общего имеет с датским оригиналом.

В 2018-м небольшое видео на эту тему сделал портал Now This. В ролике ведущая критикует выбор белых актёров на роли персонажей, этничность которых имеет значение в повествовании, — например, кастинг Тильды Суинтон на роль Древней в «Докторе Стрэндже», персонажа родом из вымышленного места в Гималаях. Продюсеры намекали на «кельтское» прочтение образа, но выбор актрисы, безусловно, отодвинул от кастинга выходцев из Южной Азии — глава Marvel недавно назвал выбор исполнительницы на роль Древней неудачным решением. Кастинг же актёров неевропейского происхождения на роли персонажей, этничность которых не важна для истории (или когда они вовсе супергерои-инопланетяне), становится возможностью для позитивной репрезентации: суть героя не изменится, но очень многие люди смогут наконец поставить себя на место любимых персонажей. Иными словами, «отбеливание» и «блэквошинг» нельзя считать равнозначными понятиями, резюмируют авторы.

Творческое решение пригласить на роли небелых актёров может понравиться зрителям или нет, но обычно это что-то говорит нам о самом зрителе, считают кинокритики. «Если вы тот, кого это беспокоит, что ж, тогда вы, вероятно, тот человек, которого это всегда будет беспокоить, и нам не нужно задерживать вас здесь», — пишет Люси Мэнган в The Guardian.

Не только про белых людей

Колумнистка The Guardian Арва Мадави в своей статье под ироничным названием «Почему все теряют голову от кастинга Анны Болейн?» предположила, что из Джоди Тёрнер-Смит выйдет отличная королева, но добавила, что не считает это творческое решение особенно прогрессивным: история Анны Болейн хоть и интересна, но не нова. Она выступила за то, чтобы рассказывать новые, более разнообразные истории, и привела в пример Ранавалуну I, королеву Мадагаскара в XIX веке, которая отравляла врагов ядовитыми орехами, и королеву Арву, правившую Йеменом в XI веке и, предположительно, жестоко отомстившую за убийство отца. «Эти шоу я бы посмотрела», — написала Мадави.

Блогерка Jojobee, британка африканского происхождения, в своём видео об «Анне Болейн» сказала, что ей просто не нужна такая репрезентация, ведь в итоге она вылилась в волну негатива по отношению к актёрам. Во время правления Тюдоров в Англии жили люди африканского происхождения, напомнила Jojobee, им посвящена книга «Black Tudors» историка Миранды Кауфман — они не были рабами, а занимали разное положение в обществе, и их истории вполне заслуживают экранизации. Кроме этого, у Екатерины Арагонской, первой жены Генриха VIII, была служанка Каталина, женщина африканского происхождения. Её, предположительно, поработили в Испании, в Англию она приехала в составе свиты Екатерины Арагонской.

В то время рабство в стране не было узаконенным, поэтому, как пишут на портале Historic Royal Palaces, возможно, она перестала считаться рабыней королевы. Каталина работала в покоях Екатерины Арагонской, что было самым почётным занятием для служанки: королева, вероятно, очень доверяла ей. Именно поэтому Каталину хотели вызвать в суд при разводе Генриха VIII и Екатерины, однако точно не известно, дала ли она показания. Кстати, персонаж Каталины появился в сериале «Испанская принцесса», рассказывающем о Екатерине Арагонской. Её сыграла Стефани Леви-Джон, которая до того, как ей предложили роль, не знала о существовании не только Каталины, но и людей африканского происхождения, живших в Англии эпохи Тюдоров. Так, сериал вероятно, для многих стал поводом больше узнать о разнообразии того времени и судьбах конкретных героев.

Историческая правда

Очевидно, что сериал «Анна Болейн» не стремится переписать историю, а предлагает творческое решение для популярной и по сей день героини (у тех, кому оно не нравится, даже есть выбор среди множества других адаптаций). Любопытно при этом, что сама «историческая достоверность» вызывает зрительскую критику очень избирательно. Истории Тюдоров, к примеру, были рассказаны множество раз. Хотя Джонатан Рис Майерс, сыгравший в «Тюдорах», который внешне с Генрихом VIII почти ничего общего не имеет, с такой критикой не сталкивался.

Отношение к исторической личности XVI века тоже обычно отличается от отношения к персонам прошлого столетия. В британских школах судьбы жён Генриха VIII, к примеру, и вовсе заучивают стишком из шести слов («divorced, beheaded, died, divorced, beheaded, survived»), в котором Анна Болейн — просто «обезглавленная».

Все прекрасно знают, как выглядела настоящая Анна Болейн, но инклюзивный кастинг помогает увидеть знакомые истории в новом свете, показывая, что общество ещё не преодолело свои предубеждения.  При этом, пожалуй, не менее важно рассказывать разнообразные истории из разных концов света, включая в сценарии сюжеты о реально существовавших людях, которые позволят зрителям переосмыслить то, что они привыкли считать исторически достоверным. «Анна Болейн», судя по всему, проложила путь и для новых проектов — один из британских каналов уже работает над экранизацией книги «Black Tudors».

ФОТОГРАФИИ: Амедиатека

Рассказать друзьям
138 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.