Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

СериалыСериал «Поколение»: Тинейджеры на грани нервного срыва

Сериал «Поколение»: Тинейджеры на грани нервного срыва — Сериалы на Wonderzine

Влюблённости, каминг-ауты и не только

Текст: Дина Ключарёва, автор телеграм-канала One Oscar For Leo

«Я — что-то с чем-то!» — с порога заявляет школьному психологу самоуверенный старшеклассник в новом сериале HBO Max «Поколение», и эти слова легко могли бы стать теглайном всего шоу. Каждый из его героев — это что-то с чем-то: не просто сгусток пубертатной энергии, но сложносочинённый представитель поколения зумеров, с приклеенным к смартфону пальцем, громкий, грубый и хаотичный, максимально далёкий от залакированных персонажей подростковых сериалов нулевых, зато очень похожий на подростков настоящих. Причина этой правдоподобности в том, что сценарием шоу занималась такая же тинейджерка — на момент создания этой истории Зельде Барнз было семнадцать лет, а ментором её выступила Лена Данэм. Осторожно, в тексте ниже — небольшие спойлеры.

Изначально Барнз собиралась написать книгу о собственном взрослении и каминг-ауте с перспективой, возможно, когда-нибудь превратить её в сериал. Но один из её отцов, кинорежиссёр Дэниел Барнз (Зельда выросла в семье с двумя отцами), посоветовал ей сразу заняться сценарной заявкой и предложил свою помощь, впрочем, без особой надежды на дочкин успех. В одном из интервью он рассказывает, как счёл, что такой опыт поможет дочке научиться оформлять свои мысли в цельную идею, а затем, когда проектом заинтересовалась Лена Данэм, подумал, что вся эта история будет ценным уроком по умению принимать отказы. Но взрослый скептицизм сработал впустую — Данэм пригласила Зельду стажёркой к себе на съёмки сериала «Индустрия», где та окончательно уверилась в том, что хочет довести своё шоу до экрана. В итоге Барнз стала лингвистическим и ценностным камертоном в процессе создания сценария: именно на её экспертизу ориентировались сценаристы, расписывая сюжетные арки и диалоги между юными героями сериала.

Несмотря на то, что «Поколение» хочется по инерции поставить на одну полку со всеми современными сериалами о подростках, у него есть явные отличия от той же «Эйфории» с её мрачным подтоном безысходности или «Полового воспитания», где и взрослые, и молодёжь то и дело проявляют полезные для сюжета, но нетипичные для человечества в целом мудрость и тактичность. Подростки в «Поколении» местами ведут себя вздорно и откровенно глупо (например, вместо того чтобы вызвать скорую к девушке, рожающей в туалете для людей с инвалидностью на фуд-корте, гуглят «как принимать роды» и бегут к ней с надувным бассейном из ближайшего супермаркета) — Ричард Лоусон, кинокритик Vanity Fair, даже называет их «монстрами, сочувствовать которым приходится исключительно по причине их возраста». А иногда, наоборот, очень трогательно и искренне поддерживают друг друга — например, когда один из них спонтанно совершает каминг-аут перед всей семьёй во время свадьбы старшей сестры.

В «Поколении» нет осевой сюжетной линии, на которую нанизываются линии второстепенные: у всех героев свои равнозначные истории. Зато важное, если не центральное место занимает репрезентация ЛГБТК+ (вероятно, поэтому сериал не купил для показа ни один российский стриминговый сервис). Герои «Поколения», несмотря на собственную индивидуальную реалистичность, живут в комфортном, но несколько идеализированном мире, где никому нет дела до гендерной и сексуальной идентичности окружающих (в хорошем смысле), где быть геем, лесбиянкой, бисексуал_кой, небинарной персоной абсолютно в норме вещей, а возмущение вызывают не фото подростков на фоне радужного флага, а то, что в задачах по математике упоминаются лишь девочки и мальчики, а прочие представители спектра ЛГБТК+ — нет.

Так, Честер (умопомрачительный здесь Джастис Смит из «Детектива Пикачу»), звезда школьной команды по водному поло, который в любом другом сериале был бы стандартным олицетворением образа спортсмена-качка с гопническими замашками, здесь носит пёстрые кроп-топы и юбки, красит ногти, а его пластике мог бы позавидовать сам Джонатан Ван Несс из «Queer Eye». И ни одной насмешки, тычка или презрительного замечания вслед! Тем не менее единственной абсолютно родственной душой для него становится новый школьный психолог по имени Сэм. Будучи неопытным в любовных делах, Честер всё ещё не умеет отделять влечение от простой человеческой симпатии и отчаянно с ним флиртует, тогда как Сэм чутко блюдёт границы и один из немногих оказывается способен разглядеть за кричащим самоуверенным фасадом Честера депрессию, одиночество и тревожность.

По схожим же рельсам едет и история близнецов Нейтана и Наоми. Их родители — консервативные и религиозные представители поколения «икс», не такие категоричные, как бумеры, но всё же не столь либеральные, как миллениалы. Когда Нейтан признаёт, что его в равной степени влечёт как к подружке из их компании, так и к бойфренду собственной сестры, его друзья даже не делают из этого события, ведь сексуальная и гендерная флюидность — это данность и реальность, в которой они живут, им нечему удивляться.

Другое дело — мать Нейтана, Меган (блестящая роль Марты Плимптон), образец невежества и гомофобии. Не желая признавать, что бисексуальность её сына — это не просто «фаза», она вслух тоскует по временам, когда «люди были просто нормальными», когда можно было не заморачиваться безглютеновой выпечкой для школьных чаепитий и осторожным подбором местоимений, а верхом возмутительного поведения считался секс с маминым яблочным пирогом.

Интересно, что в том же диалоге друзья семьи Джо и Патрик — гей-пара, которая заходит к Меган на бокал, — проявляют не больше чуткости, чем она сама, и выражают столь же неуместную уверенность, что бисексуальность Нейтана — это всего лишь фаза на пути к тому, чтобы он окончательно осознал себя геем. Воспитание в семье, члены которой дают себе волю смело судить об окружающих, приносит соответствующие плоды: Арианна, приёмная дочка Джо и Патрика, бесконечно отпускает чудовищно гомофобные шутки, убеждённая, что её оправдывает сам факт того, что у неё два отца.

Название сериала «Поколение» (в английской версии «Genera+ion», где плюсик — это отсылка к аббревиатуре ЛГБТК+) подразумевает, что шоу даёт портрет поколения зумеров со всеми их специфическими вкусами и привычками, и в отдельные моменты действительно кажется, что все эти ребята — действительно те самые люди из шутки про «снимать тиктоки на фоне конца света». Но, как ни странно, к пятой серии становится понятно, что у юности любого поколения есть общий знаменатель. Всех подростков захлёстывают эмоции и желания и тяготит навязанный окружением стыд, у них всегда есть недопонимания с родителями, все они жёсткие снаружи и мягкие внутри, все они пробуют и ошибаются и проходят через фазы нигилизма и поиска себя (а у некоторых это затягивается на всю жизнь). Бумеры, зумеры, миллениалы, мы, они, я — местоимения разные, суть одна.

ФОТОГРАФИИ: HBO Max

Рассказать друзьям
12 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.