Views Comments Previous Next Search

СериалыСупервумен
с суперспособностями: Фанаты «Каменской»
о 20-летии сериала

Первая женщина-следователь на ТВ

Супервумен
с суперспособностями: Фанаты «Каменской» 
о 20-летии сериала — Сериалы на Wonderzine

Двадцать лет назад на российском телевидении вышел сериал Юрия Мороза «Каменская». Мы попросили людей, которые видели, как начиналась история киногероини нулевых, майора милиции Настасьи Павловны, рассказать, что делает этот сериал особенным и позволяет вспоминать о нём даже в эпоху Netflix. 

анастасия нарушевич

Стася Трус

продюсер спецпроектов портала «Такие дела»

 В детстве я обожала смотреть телевизор, и первый сезон «Каменской» я увидела, как только его показали по НТВ в 2000 году — мне было девять лет. Помню, что меня сразу поразило, как хорошо он снят и как похож на настоящее кино. Сейчас на фоне общего развития индустрии сериал, конечно, смотрится немного наивно, но в начале двухтысячных он был образцом качественного телепродакшена и выглядел невероятно круто. Особенно меня тронула музыка Алексея Айги: сейчас иногда переслушиваю её и удивляюсь, насколько она душевная.

Таких героинь, как Каменская, тогда на телевидении тоже не было — это же очень сложный, подробно прописанный персонаж. С одной стороны Настасья Павловна, конечно, супервумен с суперспособностями, и ты не можешь ею не восхищаться. Она как будто вся состоит из аналитического ума, железной воли и непробиваемой принципиальности. Но при этом у неё есть внутренний конфликт, какой-то надлом и очень нежная душа, делающие её очень человечной, поэтому ты не перестаёшь себя с ней ассоциировать. В общем, я горжусь тем, что в юном возрасте у меня был перед глазами женский персонаж, на которого хотелось равняться.

Первый сезон я пересматриваю регулярно — наверное, где-то раз в три года. Остальные сезоны мне уже не так нравятся. Моё любимое «дело» Каменской — «Стечение обстоятельств», самая первая серия. Это очень интересный комментарий на тему женщин в мужском мире — кажется, актуальный до сих пор. В этой серии Каменская переходит на Петровку из районного отделения милиции, и с первых минут нам намекают: тут ей не место, и поэтому вести себя нужно потише. Она же отказывается изменять себе и благодаря этому завоёвывает уважение и авторитет в команде — то есть получает то, чего заслуживает.

Эта линия развивается параллельно с расследованием убийства обычной сотрудницы НИИ МВД, которая внезапно решила шантажировать своего нечистого на руку начальника, обманувшего её и укравшего её диссертацию, — и эта женщина не получила то, чего заслуживает. Я трактую это так: по мнению авторов, единственная выигрышная модель поведения для женщины, если она хочет преуспеть в обществе мужчин, — неотступно следовать своим принципам. По-моему, в этом есть что-то интересное, по крайней мере, я не помню, чтобы в других российских сериалах высказывалась подобная мысль.

Саша Ми

менеджер спецпроектов Look At Media

 К сериалу «Каменская» у меня особенная нежность, потому что Елена Яковлева очень похожа на мою маму. Он вышел на экраны в 2000 году, когда народная любовь к фильмам про полицейские будни набирала свою силу. Отличало этот сериал от остальных улиц разбитых фонарей, конечно, то, что главной героиней здесь была женщина. В школьное время не очень понимаешь детективный сюжет и своеобразно считываешь образы, но пересматривая сериал сейчас, я поражаюсь, насколько героиня Яковлевой передовая женщина.

Моя любимая серия — «Смерть и немного любви», в которой Каменская выходит замуж. Именно там её можно рассмотреть и как человека, который волнуется перед браком, и как профессионала, который начинает работать через две минуты после регистрации в загсе. Мне кажется, для кино начала нулевых она — уникальный персонаж. В эпоху расцвета стереотипов о женском поведении и нарочито сексуальных образов Каменская рассчитывает только на себя. На брак с простым математиком она соглашается спустя пятнадцать лет отношений, но сильно этой идеей не горит, боясь из-за работы обделить вниманием семью. История её отношений с мужем показывает, что не нужно отказываться от того, что вам важно, если рядом будет человек, который не будет пытаться вас переделать.

На свадьбу она приходит в тёмном платье, а в подарок от коллег получает кроссовки. Я думаю, создателям сериала удалось создать не утрированный персонаж сильной женщины, а очень гармоничный образ. Она ловит самых серьёзных преступников голыми руками, но трогательно боится крови. Героиня Яковлевой очень эмпатична: переживает даже за самых отъявленных злодеев, пытается всегда понять мотивацию других, вразумить женщин, которые покрывают насильников, и противится рискованным операциям, где может пострадать много людей.

Если говорить об антураже фильма, то у меня особая слабость к образу Москвы нулевых в кино. Кажется, что раньше трава была зеленее: все были бедные, но счастливые, переживающие драмы в стильных образах 90-х. К тому же сложно найти саундтреки для такой потерянной романтики лучше, чем у Анжелики Варум.

Эльмира Сулейманова

редактор портала «Киноход»

 «Каменская» появилась в эфире в пору настоящего расцвета российских криминальных сериалов и на излёте лихих 90-х. Первым таким успехом стали, конечно, «Улицы разбитых фонарей», поставленные по книгам подполковника милиции Андрея Кивинова. Спустя пару-тройку лет рецепт «Улиц…» был применён и в новом проекте НТВ: в основе русское «криминальное чтиво» с большими тиражами, автор снова подполковник милиции, но теперь править бал стали уже дамы — Александра Маринина и героиня её романов Анастасия Каменская.

Мне и моей подруге, которая подсадила меня тогда на этот сериал, очень нравилась Настасья Павловна как женский психотип, альтернативный всем женским образам, которые мы могли видеть в кино раньше. Так, например, она абсолютно не была зациклена на так называемом женском счастье с мечтами о свадьбе и подвенечном платье. Её бойфренд Чистяков больше десяти лет пытался женить её на себе, на что она говорила: «Какой же ты корыстный. Ты готов из-за компьютера лишить человека свободы». Из одежды она предпочитала джинсы и прочий casual, а её манера общаться с мужчинами без жеманства и страха показаться умной женщиной не просто восхищала, но и делала её совершенно исключительной.

Она с лёгкостью ставила мужчин на место, чем вызывала их уважение. Например, новые сослуживцы Каменской Коротков (Сергей Гармаш) и Лесников (Дмитрий Нагиев) — эдакие дерзкие и матёрые оперативники — сначала не жаловали её, исходя из гендерных стереотипов. Но она смогла им довольно быстро и доходчиво продемонстрировать им профессионализм аналитика и чувство юмора.

Нам с подругой нравилось ассоциировать себя с независимой Каменской, хотя, конечно, и следить за её любовной линией было тоже интересно, ведь она была решена в пользу тёплых человеческих отношений, без пошлой атрибутики сериального глянца. И Чистяков (Андрей Ильин) стал для нас чуть ли не мужчиной мечты. Полная противоположность брутальным кинокрасавцам: недотёпистое поведение, заботливое отношение — на грани «подкаблучничества» — и трепетность. Закреплялся этот образ замечательной музыкальной темой (тема Чистякова), написанной композитором сериала Алексеем Айги. К слову, его музыка как будто сама отдельный герой этого фильма — настолько она красноречивая и оригинальная, масштаба широкого экрана.

Особенно сильное впечатление на меня произвела история «Убийца поневоле». Именно эту серию я бы посоветовала посмотреть современному, искушённому Netflix зрителю нового поколения, который вдруг не смотрел «Каменскую», чтобы узнать, что и на российском телевидении был по-настоящему высокий стандарт драматического детективного сериала, с куда более скромным бюджетом, чем принято снимать сейчас в мире.

Арсений Балакирев

директор по развитию Human Films

 «Каменская» — это русский сериал уровня хитовых шоу HBO. По крайней мере первый сезон. Нуарный, но без перегибов в гротеск, интеллектуальный, стильный, кинематографичный и, на удивление, актуальный с точки зрения современных повесток.

Главная героиня явственно транслирует феминистский посыл, парадоксальным образом не заостряя на этом внимание. Единственный, кого она к себе действительно подпускает, — её мужчина, и то мы видим, что она просто позволяет ему быть рядом и заботиться о себе. Она не ходит на светские тусовки, и вообще никуда не ходит, даже на отдых она едет, чтобы спокойно перевести книгу. Из всех способов расслабиться предпочитает мартини, который пьёт исключительно из коктейльных бокалов. Вообще она аналитик и в силу этого довольно рассеянна в быту. Уже в первых сериях нам показывают, что все заботы по дому вместо Каменской целиком берёт на себя её партнёр.

Почти в каждой серии очень сильный и художественно оправданный элемент драмы, мощное эмпатическое колесо. Молодые Гармаш и Нагиев местами до театрального проникновенны и выразительны, к тому же Гармаш ещё и представляет «старую школу» ментовских сериалов, что на фоне суперинтеллигентного персонажа Нагиева и самой Каменской выглядит просто архаично. Игра Балуева, появляющегося в одной из серий, просто рвёт на части.

Арки главных героев прописаны блестяще, и мы можем наблюдать, как они развиваются, второстепенные персонажи сделаны с любовью, эпизодические — колоритны. При просмотре первых трёх серий на каждом шагу испытываешь восторг и приятное удивление. Диалоги, музыка, глубина и сила актёрской игры, операторская работа, сюжетные повороты — очень сложно с ходу принять, что в русском сериале всё это может быть таким качественным, последовательным, продуманным и оригинальным.

Актёр с карликовостью и героиновой зависимостью, снимающийся в арт-хаусе, попадает на съёмки снафф-муви по заказу школьного учителя, продающего иконы и, очевидно, изнасиловавшего и убившего в детстве свою мать. Снафф снимает режиссёр, который сам пишет музыку для всех своих фильмов, но в конце оказывается, что это делала его учительница-пенсионерка. Как тебе такое, Педро Альмодовар? Хочется сказать, что это типичный сюжет для «Каменской», но это неправда. Типичных сюжетов в ней просто нет. Каждый эпизод уникален и соревнуется с другими в колоритности и эстетстве. Причём это касается всех инструментов. 

Когда слушаешь «Каменскую», создаётся впечатление что Алексея Айги планировали взять композитором ещё на стадии утверждения идеи сериала, — настолько виртуозно и значимо его произведения раскрывают происходящее на экране. Музыка здесь действительно работает. Не приукрашивает, не создаёт фон или настроение — она рассказывает историю в неменьшей степени, чем происходящее на экране. Иногда кажется, что именно музыка создаёт этот эмпатический мост и заставляет так глубоко и полно переживать события сериала.

Самое главное, что «Каменская» на эмоциональном и художественном уровне показывает зрителю то, что действительно важно в каждой истории. Это человек, его выбор, поступки, последствия. То, как прописаны мотивационные линии героев, позволяет не просто проследить их поведение, но и прожить с каждым момент их становления и развития. Почувствовать, почему они правы. И это особенно хорошо читается на фоне глобальных сюжетов про секретные психотропные приборы, ядерное оружие, тайных агентов-гипнотизёров, убийства и подставы крупных коммерсантов и политиков. И каждый раз в этой жуткой глобальной и внечеловеческой реальности высших целей и государственных интересов пробивается простое и светлое человеческое — внезапно, но очень в тему.

Наталья Михайлова

фотограф

 «Каменская» вышла, когда всерьёз сериалы уже никто не смотрел: по ТВ одна за другой шли истории о бедных венесуэльских и мексиканских девушках, к которым внезапно приходит любовь. Качество этого всего было низким. И тут выходит сериал с таким актёрским составом: в главных ролях Елена Яковлева, Сергей Никоненко, Сергей Гармаш, во второстепенных — Марина Левтова, Вия Артмане, Михаил Ефремов, Валерий Приёмыхов, Александр Балуев и многие другие. Это было не только интересно смотреть, но и красиво: сериал снимали на плёнку, а за кадром звучала тревожная музыка Алексея Айги.

Самая классная серия — «Шестёрки умирают первыми»: Каменская расследует дело серийного киллера. Жертв убивает снайпер, только по воскресеньям, рядом с подмосковными ж/д станциями; а параллельно с этим капитан милиции Лесников, которого играет Дмитрий Нагиев, знакомится с молодой красивой и загадочной девушкой и скрывается у неё дома, потому что его подозревают в валютных махинациях и хотят посадить.

Сейчас сериалом с женщиной-следователем в главной роли никого не удивишь — до Каменской вспоминается только Зинаида Кибрит из советского телесериала «Следствие ведут знатоки». В итоге «Каменская» проложила дорогу множеству сериалов-подражателей: сразу после неё вышли «Тайны следствия», где вместо Анастасии Павловны Каменской была Мария Сергеевна Швецова. И там тоже был и свой «Колобок» (справедливый начальник отдела), и понимающий патологоанатом, и всегда готовый прийти на помощь муж, и друзья-опера.

Сериал можно пересматривать ради личных примет времени: Яковлева ходит в свитере и с таким рюкзаком, какой носили мои ровесницы, у неё домашний телефон Panasonic и розовый будильник, какие были у меня; апельсиновый сок пьют, потому что это роскошь, а не источник витаминов; по московским минским улицам (большинство сцен снимали в Минске) ездит Дмитрий Нагиев на старом BMW и в кожаном полупальто — привет Глебу Жеглову.

Нина Олевская

учительница русского языка и литературы

 Совместное творение Юрия Мороза и Александры Марининой пришло к своему зрителю в точно рассчитанный момент: тот был к нему готов и хотел увидеть нечто не похожее ни на культовых советских «Знатоков», ни на до мозга костей «питерские» «Улицы разбитых фонарей» и «Бандитский Петербург». Не похожее и одновременно похожее. Потому что их не просто любили — обожали! Зритель 90-х жаждал новых историй о честных, симпатичных и при этом в меру картонных «ментах», живущих здесь и сейчас. И он получил их максимально эффектно — в первые дни 2000 года.

Роднит муровскую «Каменскую» с питерскими сериалами её феноменально экономная реализация. Сейчас это, возможно, выглядит недостатком, а тогда смотрелось вполне естественно и негатива не вызывало. Абсолютное большинство городских сцен снято в трудно узнаваемом Минске. Аплодисменты оператору: догадаться об этом можно, лишь внимательно присматриваясь и хорошо зная метро, улицы и парки столицы Беларуси. Костюмы героев — проще не бывает: самая обычная «прозодежда» и милицейская форма. Безликие интерьеры, минимум общих планов и совсем чуть-чуть атрибутов бандитской элиты и «красивой жизни» преступного элемента. Всё внимание на персонажей, в них вся соль!

Скрупулёзная точность актёрского кастинга «Каменской» поражала изначально. Сейчас, пересматривая сериал в сто первый раз, снова хочется благодарить Тину Туманишвили и за Никоненко, и за Гармаша, Ильина, Нагиева. И за Яковлеву, разумеется. Второстепенные и «одноразовые» участники впечатляют не меньше: Балуев, Вия Артмане, Юлия Рутберг. Максимально сэкономив на антураже, Мороз поставил на хороших актёров и не прогадал. Низкий поклон Марининой, которая согласилась для фильма существенно изменить (сократить и упростить) состав действующих лиц своих книг и отказаться от многих придуманных для них индивидуальных особенностей. Потеряв ряд своих черт, в актёрах герои обрели массу нового и весьма удачного. В первую очередь речь, конечно, о Насте.

Экранная Настя не носит длинных волос и не увлекается лицедейством, экранный Чистяков совсем не рыж и вовсе не патологически рассеян. «Колобок» миниатюрен и ничуть не толст, в Короткове и Лесникове (как минимум на первые два сезона) соединились черты многих сотрудников отдела Гордеева. Отличия искать не приходится — да их никто и не прячет, — и от этого только интереснее. А ещё подкупает максимальный отказ от чернухи, к которой мы так привыкли в 90-е и которая так сильно набила оскомину за «криминальное десятилетие». Все сюжетные нюансы, отличающиеся излишней жестокостью, в кадр почти не попадают.

Это кино, сделанное высокими профессионалами максимально качественно и добросовестно, пусть и с минимумом эффектов. Это блестящий сценарий, который точно и элегантно перевёл отличные тексты на язык другого вида искусства. Это прекрасные актёрские работы без переигрывания и вранья. И это возможность понять поколение тех, кому в 2000-м было до тридцати лет. Уставших от «эпохи перемен» и разборок, так и не заработавших на малиновый пиджак и «мерин», не уверенных ни в себе, ни в завтрашнем дне, окрылённых надеждой на то, что преемник Ельцина продолжит его дело и жизнь будет меняться в пользу людей. Да, тогда мы были наивными и оптимистичными максималистами, как Настя Каменская. Но я до сих пор считаю, что в этом нет ничего плохого.

ФОТОГРАФИИ: НТВ

Рассказать друзьям
9 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.