Views Comments Previous Next Search

СериалыЖенщина, которая упала
на Землю: Удался ли перезапуск «Доктора Кто»

И что нового принесли в сагу Джоди Уиттакер и Крис Чибнелл

Женщина, которая упала 
на Землю: Удался ли перезапуск «Доктора Кто» — Сериалы на Wonderzine

Дмитрий Куркин

Новый сезон «Доктора Кто» стартовал на BBC, представив миру нового шоураннера сериала Крис Чибнелла («Торчвуд», «Бродчёрч») и тринадцатого Доктора в исполнении Джоди Уиттакер. Очередной перезапуск самой долгоиграющей научно-фантастической франшизы в истории телевидения по-настоящему можно будет оценить в конце года, но по первым впечатлениям он скорее удался. Судя по двум вышедшим сериям, Чибнелл и его команда осознают, что стоят на плечах гигантов, но не собираются топтаться на них слишком долго. Ведь в конечном счёте главным богатством мира, населённого далеками, киберлюдьми и плачущими ангелами, остаётся не собранный за полвека монументальный канон, а умение бесконечно удивляться тем уголкам вселенной, которые ещё не были представлены. И приглашение Уиттакер в качестве первого «женского» Доктора в этом смысле развязывает руки и авторам, и зрителям.

Первая серия сезона («Женщина, которая упала на Землю») выглядит проходной историей с «монстром недели», вторая («Призрачный монумент») даёт чуть больше неожиданных разворотов и по динамике куда больше похожа на классический эпизод «Доктора». Вместе с тем обе оказываются экспозицией, слегка затянутой, но всё равно необходимой, чтобы должным образом представить героев и — что в перспективе даже важнее — настроить моральный компас нового сезона. Доктор озвучивает несколько собственных правил, которых будет придерживаться в дальнейшем. Одно из них: попытаться спасти всех — даже если на практике это окажется невозможным. Другое: оружием конфликты не решаются — даже если кажется, что это самый простой и действенный путь.

Уиттакер рассказывает, что сложнее ей было не готовиться к роли, а скрывать тот факт, что она проходит прослушивания («Подруга планирует устроить девичник в выходные, а я знаю, что у меня в это время съёмки в Уэльсе. И мне нужно было притворяться безработной. Что делать?!»), и это похоже на правду. Она напоминает всех своих предшественников разом, но никого из них конкретно. Она органично вписывается в образ персонажа, который готов схватить незнакомцев за руку и повести их в неизведанное. Который не пасует перед лицом не до конца понятной угрозы и у которого всегда есть план, даже если этот план — забраться вверх по лестнице, а там ещё что-нибудь придумать.

Тринадцатая Доктор вбрасывается в историю без особых предисловий (если не считать таковым прошлогодний рождественский эпизод, где Питер Капальди официально сдал пост) и едва успевает удивиться тому, что «ещё секунду назад была седым шотландцем». В этот раз она остаётся не только без ТАРДИС, но и без звуковой отвёртки, однако Доктор ведь начинается не с вешалок, а с распахнутых глаз и готовности ввязаться в очередную авантюру.

Эта способность по-детски изумляться каждый раз как в первый вообще делает путешествующего таймлорда нетипичным для персонажа, который, предположительно, живёт вечно — с той оговоркой, что время не линейная последовательность, а «шаткая-ваткая временная-швременная фиговина»). Такие обычно волей-неволей превращаются в скучающих всезнаек, но никак не в эксцентричных живчиков с шилом в известном месте. Шило Уиттакер одолжила у Чибнелла отдельно, попросив, чтобы в первой, инаугурационной серии у неё было как можно меньше статичных сцен. Следуя традиции, заложенной предшественниками, она физически заполняет собой всё пространство и пышет энтузиазмом.

Теперь за ней следует целая компания спутников-землян, и это насколько дань уважения прошлому сериала (Чибнелл напоминает, что в шестидесятых многочисленная свита для Доктора была в порядке вещей), столько и ответ на запрос времени. Актёрский состав нынешнего сезона вообще обещает быть чуть ли не самым этнически разнообразным за современную историю сериала, и для научно-фантастической саги, изобилующей самыми разными формами жизни, это только логично.

То же и с гендером Доктора, который стал острой темой для фанатских дискуссий — впрочем, не настолько острых, чтобы аудитория и правда отказалась смотреть на таймлорда с женским обличьем: премьера сезона собрала под 9 миллионов зрителей — это больше, чем у премьер с Капальди, Мэттом Смитом и Дэвидом Теннантом (хотя надо иметь в виду, что последние двое заступали ещё в те времена, когда сериальное телевидение было совсем иным), и это лучший ответ скептикам. Гендер для самого Доктора по-прежнему не имеет значения, но имеет значение для, скажем, средневековой Европы или Древней Греции, куда персонажа Уиттакер может занести. Это возможность, открывающая новые конфликты и новые ветки диалогов, и отказываться от неё было бы глупо.

И наконец, главная хорошая новость: новый «Доктор Кто» пока не спешит разжёвывать зрителям каждую деталь, полагаясь на их любопытство и оставляя простор для их воображения. Это ресурсы, которые не стоит недооценивать, но о которых предыдущий шоураннер сериала Стивен Моффат в последние годы как будто забыл. Ровесники классических сезонов, выходивших с 1963 по 1989 год, недолюбливали перезапущенного «Доктора» как раз из-за сложной метафоричности и многоступенчатой логической базы: сериал их детства на такие фанаберии не разменивался, а просто заставлял принять как факт, что вот эта полицейская будка внутри больше, чем снаружи, а вот эти клёпаные ведра с вантузом и лампой вместо конечностей, вокодерным голосом вопящие «Уничтожить! Уничтожить!» — самые опасные существа во вселенной.

У Чибнелла, который сознательно стёр память о предыдущих сезонах и пока не спешит её возвращать, есть та же прекрасная возможность начать с нулевой отметки и не перегружать сюжет. Нет времени объяснять. Погнали.

фотографии: BBC

Рассказать друзьям
8 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.