Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Свежим взглядомТрадиция — это западня: Как смотрится фэнтези-телесериал «Пещера золотой розы» 30 лет спустя

Традиция — это западня: Как смотрится фэнтези-телесериал «Пещера золотой розы» 30 лет спустя — Свежим взглядом на Wonderzine

Почему тосканская сказка кажется довольно современной

Когда в девять лет я посмотрела сериал о принцессе Фантагиро, для меня это была прекрасная волшебная сказка, где деревья и животные говорили и можно было влюбиться сразу в обоих главных героев — принцессу Фантагиро и короля Ромуальдо, настолько оба они были прекрасны, нежны и нарушали привычное равновесие сказочных пар: он был ранимым и в беде, а она — дерзкой и отважной и спасала принца от злых чар и гибели.

Текст: Ирина Карпова

Пересмотрев сериал два десятилетия спустя, я изумилась тому, что было скрыто в сказочной обёртке: даже не обычная для такого жанра мораль, где зло наказывалось, а добро торжествовало — это был подробный разбор гендерных ролей с сопутствующей критикой патриархальной модели.

Всё началось в 1956 году — итальянский писатель и журналист Итало Кальвино, вдохновлённый анализом сказок Владимира Проппа и новеллами своего соотечественника Страпаролы, выпустил книгу из 200 сказок, записанных фольклористами из разных провинций Италии. Одной из них была тосканская сказка о красавице Фанта-Гиро.

В конце 80-х мастер хоррора и создатель жанра джалло Марио Бава и его сын Ламберто взялись за экранизацию тосканской сказки. Ламберто стал режиссёром проекта и придумал сказочный мир с неприступными замками и густыми лесами, чьими прообразами стали американские фэнтези 80-х: «Легенда» Ридли Скотта и «Леди-ястреб» Ричарда Доннера. Сценарий написали Джанни Ромоли и Франческа Меландри. Ромоли стал впоследствии постоянным соавтором Ферзана Озпетека, с конца 90-х снимающего трагикомедии о жизни ЛГБТ-людей и их семей. Франческа Меландри отошла от кино и начала писать романы, несколько из них стали бестселлерами и получили значимые европейские премии. В 2020 году Меландри написала короткое эссе о разгорающейся в Италии пандемии коронавируса «Что мы знаем о будущем», и его перепечатали самые популярные газеты Европы.

В сказке младшая дочь короля перехитрила и влюбила в себя принца вражеского королевства, завершив войну свадьбой. Для этого ей пришлось облачиться в мужскую одежду, выдать себя за генерала и избежать разоблачения: вести себя как мужчина, а не как женщина, не думать о веретёнах и прялках, не нюхать цветов и интересоваться оружием. Эту короткую историю о женской смекалке Ромоли и Меландри превратили в приключение с социальным комментарием. Ромоли говорит, что намеренно писал образ Фантагиро как феминистскую ролевую модель.


Младшая дочь короля перехитрила принца вражеского королевства, завершив войну свадьбой. Для этого ей пришлось облачиться в мужскую одежду

«Я женщина, к несчастью, — говорит сбежавшая из-под венца принцесса. — Я не люблю то, что подобает женщине». Она перечисляет все женские обязанности: держать язык за зубами, притворяться дурочкой, стряпать, шить и обслуживать мужчин. Несмотря на то, что Фантагиро королевская дочь, живёт она вместе с сёстрами в условно средневековом комфортном талибане: женщин не учат грамоте, но учат во всём считать себя хуже и вторичнее мужчины.

На счастье, в стане врага отца Фантагиро произошла смена поколений: старый король умер, а его место занял принц — двадцатилетний Ромуальдо. Как и Фантагиро, он сыт по горло традициями своего королевства. Первым делом он требует снять с себя тронные доспехи отца, выглядящие как пыточная камера. Это западня, говорит Ромуальдо. Это традиция, отвечают ему королевские советники.

Как бы это странно ни звучало, Ромуальдо и Фантагиро — настоящие экофеминисты. Став королевой, первым указом Фантагиро запрещает убивать гусей — в знак признательности волшебной гусыне, помогавшей ей. Ромуальдо во второй части сериала проходит испытание лесной царицы. Даже несмотря на предсказуемость исхода, это красноречивый жест внутри сказки — герой трижды отказывается от испытания, в котором ему предлагается убить животное, срубить дерево и повернуть русло реки. Он отказывается от насилия и тем самым побеждает.

«Нас, людей, интересует только насилие. Насилие — наш моральный кодекс», — говорит Фантагиро белый рыцарь, сокрушаясь о положении дел в мире людей. Это одно из созданий сценаристов, кого не было в оригинальной сказке — Фантагиро помогает могущественная белая фея. В зависимости от обстоятельств белая фея становится рыцарем, мышью или гусыней.

Куклы, играющие животных, и люди в костюмах грибов, деревьев и камней — часть обаяния сериала, привнесённого Ламберто Бавой из его любимого жанра — хоррора. В первой части Фантагиро почти всё время проводит в обществе белой феи-гусыни. На средних и дальних планах это обычная птица, а на крупных — говорящая кукла, похожая на пернатую родственницу кукол российских политиков.


Как бы это странно ни звучало, Ромуальдо и Фантагиро — настоящие экофеминисты. Став королевой, первым указом Фантагиро запрещает убивать гусей

Белого рыцаря и белую фею, как бы подчёркивая кэмповость сериала, в первой части играет Анхела Молина, муза Педро Альмодовара. В сериале впечатляющий актёрский состав: короля-отца сыграл немецкий Брандо, Марио Адорф, коварного генерала — Жан-Пьер Кассель, снимавшийся у Бунюэля, злую чёрную королеву — Бригитта Нильсен. Нильсен, выглядящая как ожившая злая мачеха из диснеевской «Белоснежки», но в духе джалло — с внушительным декольте, превратила вторую часть «Пещеры золотой розы» в настоящее кэмп-шоу имени себя.

Но, конечно, главным магнитом для его зрителей и поклонников стала пара главных героев — Фантагиро и Ромуальдо. Алессандра Мартинес и Ким Росси Стюарт словно рождены для того, чтобы сыграть непокорную принцессу и рефлектирующего принца. Соперники, ставшие союзниками, а к концу третьей части — мужем и женой, дали сериалу необходимое измерение мечты — образы девушки и юноши, смелых и принципиальных, но одновременно нежных и ранимых, в которых невозможно не влюбиться. Это измерение мечты балансировало острополитический, а моментами мелодраматический сценарий и кэмповость с элементами хоррора режиссёра Бавы — например, зашкаливающее даже по меркам сказки количество говорящих овощей.

Все пять частей сериала вышли довольно неровными. Первые три части сняты в условной волшебной Европе лесов и замков, на территории ещё не распавшейся на два государства Чехословакии. Пещера золотой розы, кочующая в названии от серии к серии, появляется в коротком эпизоде — это пасть дракона, куда Фантагиро отправляется на очередное испытание. В четвёртой части Фантагиро оказывалась на фоне буддистских храмов Таиланда, а в пятой — в параллельном мире, напоминавшем не лучший слепок с вселенной «Питера Пэна» Джеймса Барри. Градус кэмпа, присутствовавший в сериале с самого начала, с каждой следующей серией увеличивался в геометрической прогрессии, а качество сценария, наоборот, ухудшалось. Рейтинги упали так низко, что было принято решение заморозить проект.

В третьей части «Пещеры золотой розы» Ромуальдо усыплён злыми чарами (и отчасти тем, что Ким Росси Стюарт не хотел сниматься в продолжении сериала, это последняя часть с его участием) и три часа лежит в ожидании пробуждающего поцелуя. Из них двоих Фантагиро является актором, движущей силой, вынужденной спасать возлюбленного от придуманных сценаристами злых сил. На первый взгляд это кажется перевёртышем сюжета о рыцаре и деве в беде, но это не так. Сюжет, придуманный Ромоли и Меландри, следует известному паттерну, присутствующему в мифологии многих стран, когда сестра спасает брата, часто выдавая себя за мужчину, как, например, в эпосе «Сказание о Шарьяре».

«Фантагиро» не опрокидывает модель нуклеарной семьи и мироустройство, где женщине для верификации себя необходимо выйти замуж и стать матерью, но расширяет пространство внутри этой модели и наполняет её воздухом. Образ девы-воительницы, стрижкой пажа так напоминающей Жанну д’Арк с картины Альберта Линча, притягателен, но не нов. Ново то, что король Ромуальдо ни секунды не страдает от того, что побеждён женщиной, и принимает её, равную себе. Попытка Фантагиро вернуться к спокойной жизни и «шитью» заканчивается провалом — ей по душе тренировать лучников и объезжать границы своего королевства. Фантагиро станет матерью, она удочерит девочку, потерявшую родителей. Можно отказаться от боя — и победить. Можно выйти замуж — и не потерять себя. Можно стать родителем — по выбору, не по крови. Можно поцеловать женщину и рыцаря одновременно. Именно эта погрешность от стандартного «жили долго и счастливо» отличает «Пещеру золотой розы»: в переплёте тосканской сказки XIX века бьётся современное сердце.

ФОТОГРАФИИ: ANFRI S.r.l., Reteitalia

Рассказать друзьям
5 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.