Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Кино«Одни слова для кухонь, другие — для улиц»: Как комикс «Персеполис» помогает понять события в Иране

«Одни слова для кухонь, другие — для улиц»: Как комикс «Персеполис» помогает понять события в Иране — Кино на Wonderzine

И измерить его идеологическое расстояние до России

Маржан Сатрапи, художница, комиксистка, сценаристка и режиссёрка, в интервью PBS говорит, что люди в Иране требуют реформ, а реформы и диктатура несовместны. Она замечает, что ситуация совершенно изменилась со времён Исламской революции (1978–1979): тогда только 40 % населения Ирана были грамотными, сегодня таких людей больше 80 %. Молодое поколение иранцев не заражено сексизмом, говорит Сатрапи, это выражается и в лозунге протестующих: «Женщина, жизнь, свобода!» Новая волна протестов в Иране началась после того, как моральная полиция избила 22-летнюю Махсу Амини, от полученных травм девушка скончалась. Сатрапи утверждает, что именно это поколение молодых людей дарит ей надежду, ведь патриархальная культура — враг демократии, если половина населения поражена в своих правах.

Текст: Ирина Карпова

Сатрапи ребёнком пережила Исламскую революцию: события тех дней, свой отъезд на учёбу в Австрию, возвращение в Иран и последующий отъезд во Францию она описала в двух графических романах, объединённых под одним названием — «Персеполис». Первая часть «Персеполиса» — детство в Иране — вышла в 2000 году, вторая — история возвращения — четыре года спустя. В 2007 году Сатрапи вместе с другим известным французским комиксистом Венсаном Паронно адаптировала свой комикс для большого экрана. Премьера анимационного фильма «Персеполис» прошла в Каннах, а Сатрапи и Паронно получили за него одну из малых наград фестиваля — приз жюри, разделив его с «Безмолвным светом» Карлоса Рейгадаса.

«Персеполис» — и комикс, и фильм, — наверное, лучший и самый быстрый способ ознакомиться и понять, что происходит сейчас в Иране и что привело к этому.

Сатрапи помещает себя в центр повествования и дарит читателям героиню, с которой легко отождествиться. Маржи в «Персеполисе» далека от жертвенности, она выросла в очень привилегированной среде, эгоистична, как единственный ребёнок, и порой жестока к окружающим, но её искренность, острый юмор и желание никому не подчиняться, всегда поступать так, как хочет она сама, могут завоевать даже самое чёрствое читательское сердце. Глазами сначала маленькой девочки, а потом молодой женщины читатели увидят происходящее: протесты под социалистическими и коммунистическими лозунгами, которые приведут к свержению шаха и установлению власти исламистов, введение ношения платков, аресты, запреты, аресты, запреты.


Мир «Персеполиса» пересекается не только со своим реальным продолжением, совершающимся на наших глазах, — он перекликается и с тем, что происходит сейчас в России

Удивительным образом мир «Персеполиса» пересекается не только со своим реальным продолжением, совершающимся на наших глазах, — он перекликается и с тем, что происходит сейчас в России: видимо, разные диктатуры имеют схожие контуры. Маржан, вернувшись в Иран из Австрии, ужасается количеству переименованных улиц — они названы в честь мучеников и мучениц, погибших во время войны Ирана и Ирака. То, что Сатрапи видит, это сложение новой мифологии — вокруг культа жертв во имя родины и ислама, закрепощения женщин и противопоставления Ирана остальному миру.

Маржан не приживается в Австрии, где она посещала французский лицей, но, вернувшись домой, понимает — она слишком вестернизировна для дома, «заражена» Западом, тогда как в Австрии она устала оттого, что все считают её представительницей третьего мира. Разрыв между новым и старым домом, разрыв между жизнью за закрытыми дверями, где пьют алкоголь и смеются на вечеринках, и жизнью на улицах, где женщину могут арестовать за накрашенные губы — «одни слова для кухонь, другие — для улиц», — всё это слишком знакомо российским читателям, просто в другом сеттинге и с другими участниками.

«Персеполис» полон юмора и состоит из историй и бытовых зарисовок, но ещё он показывает драматическую картину, как запуганные люди закрываются в панцирь конформизма и соглашаются на жизнь в новых, порой нечеловеческих условиях. К счастью для героини, её родители обладают необходимыми средствами и статусом, чтобы отправить её за границу.

Прочитайте «Персеполис» (или посмотрите — фильм более лаконичен, комиксы же, наоборот, и в рисовке, и в сюжете обладают шероховатой неидеальностью и этим, на мой взгляд, выигрывают у фильма), чтобы узнать, на каком идеологическом расстоянии мы находится от Ирана.

ФОТОГРАФИИ: Penguin Random House, Бумкнига

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.