Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Кино«Французский вестник» Уэса Андерсона: Зарисовки о жизни одной редакции, которых долго ждали

«Французский вестник» Уэса Андерсона: Зарисовки о жизни одной редакции, которых долго ждали
 — Кино на Wonderzine

Все прототипы и реальные сюжеты

В прокат вышел долгожданный новый фильм Уэса Андерсона «Французский вестник. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“». У режиссёра вновь снялись самые знаменитые артисты, а лента пестрит яркими декорациями, на фоне которых раскрываются очень разные истории. Рассказываем, какой получилась новая картина Уэса Андерсона.

анна третьякова

Действие «Французского вестника» начинается в вымышленном городке Аннуи-сюр-Блазе в середине XX века. Любопытно, что буквально название города переводится примерно как «Скука-на-пресыщении», отчего фраза закадрового голоса: «Аннуи просыпается внезапно в понедельник» получает интересную вторую коннотацию. В городке находится редакция «Французского вестника», редко читаемого, как поясняют в фильме, приложения к газете «Либерти. Канзас ивнинг сан». Для журнала пишут эксцентричные американцы-экспаты, а главный редактор в исполнении Билла Мюррея предлагает им правки (или вынужденно соглашается с их уникальным видением), чтобы получился лучший материал.

В самом описании фильм называют «любовным письмом журналистам», а в конце ленты даже появляется список конкретных людей, кому Уэс Андерсон её посвятил. По ярким иллюстрированным обложкам «Французского вестника» нетрудно догадаться, что его прототипом стал The New Yorker. Фильм выстроен как один из номеров журнала: каждая виньетка посвящена тексту и автору, пишущему для определённого раздела. Так, в первом сюжете корреспондент по имени Хёрбсейнт Сазерак, имя которого стоит из названий двух напитков, рассказывает о самом городе и его истории. Но интересуют героя в исполнении Оуэна Уилсона в большей степени ночная жизнь города, крысы и грязь в реке. Главред интересуется, не хочет ли репортёр добавить хоть что-то милое в текст, хотя бы цветы, на что Сазерак восклицает: «Я ненавижу цветы». Прототипом Хёрбсейнта Сазерака стал корреспондент The New Yorker Джозеф Митчелл, который писал в стиле «одновременно высоком и низком», который стал визитной карточкой издания, как пояснили в самом «Нью-Йоркере». В 1944 году Митчелл опубликовал статью под названием «Тридцать две крысы из Касабланки», посвящённую грызунам Нью-Йорка и самым интересным местам, где их когда-либо находили инспекторы. Статья с такой необычной перспективы рассказывала о самом городе и этим запомнилась Уэсу Андерсону. Так первый фрагмент фильма представляет зрителям историю города, а заодно и говорит о значении личности журналиста, его уникальном видении и том, что он может привнести в издание и, что важнее, в опыт читателей.


Второй сюжет представил рассуждения о природе современного искусства, личности художника и влиянии на искусство коллекционеров

Второй сегмент фильма посвящён разделу культуры и искусства в журнале. Исследовательница искусства Джей Эл Кей Беренсен в исполнении Тильды Суинтон рассказывает о художнике-авангардисте Мозесе Розенталере (Бенисио дель Торо), который отбывает наказание в тюрьме, тюремной смотрительнице и по совместительству его музе Симон (Леа Сейду) и коллекционере (тоже сидевшем в тюрьме), который заметил его творчество (Эдриан Броуди). Героиня Тильды Суинтон в фильме с энтузиазмом читает лекцию о картинах художника, которыми восхищается и которые она помогла сделать популярными. Актриса вдохновлялась журналисткой и основательницей издания L’Oeil, исследовательницей искусства и «самой гламурной лекторкой» Розамунд Бернье. Суинтон в одном из интервью назвала Бернье «арт-групи» из-за её дружбы с известными художниками. Второй сюжет не только раскрыл характер эксцентричной журналистки, но и представил рассуждения о природе современного искусства, личности художника и влиянии на искусство коллекционеров и арт-дилеров, гоняющихся за новыми открытиями, — об одном таком коллекционере The New Yorker писал в 50-х.

Последующий сегмент посвящён репортажу Люсинды Крементц, которую сыграла Фрэнсис Макдорманд. Её героиня представляет собой сочетание нескольких журналисток The New Yorker, в первую очередь Лиллиан Росс и Мэвис Галлант, но на персонажа повлияла и сама актриса: одну из фраз, произнесённых в фильме, Уэс Андерсон услышал из уст самой Фрэнсис Макдорманд в кафе. Мэвис Галлант писала для журнала о студенческих протестах 1968 года во Франции, похожее задание и у героини Макдорманд: она пишет о протесте, хоть и комичном, ведь его спровоцировал запрет студентам посещать общежития студенток. Предводителем протеста является юный Зефирелли в исполнении Тимоти Шаламе, а борется с властями он с помощью шахмат. Люсинда Крементц немного скептично наблюдает за протестом и его амбициозными участниками, но не удерживается и становится его неожиданной частью, вызывается отредактировать манифест юного революционера. Этот сюжет показывает взаимодействие двух разных поколений (Крементц, по её же словам, редактировала несколько манифестов), которые при этом не спорят, а находят что-то общее. А на фоне маленького протеста рассказывается история того времени и более глобальных происшествий.


Героиня Фрэнсис Макдорманд представляет собой сочетание нескольких журналисток The New Yorker, в первую очередь Лиллиан Росс и Мэвис Галлант

Заключительный раздел фильма-журнала посвящён тексту из кулинарного раздела. Корреспондент Робак Райт собирается взять интервью у выдающегося повара, но оказывается втянут в опасное приключение, о котором и решает написать. Однако несмотря на погоню, которая в фильме анимирована, самой искренней частью репортажа всё же становятся слова повара — о жизни в другой стране, поиске чего-то, из-за чего человек уезжает. Прототипом героя Райта, которого сыграл Джеффри Райт, во многом стал поэт Джеймс Болдуин, американец, переехавший в Париж. Но Болдуин не писал о еде — основной кулинарной составляющей в сюжете стали статьи критика Эй Джея Либлинга, писавшего для The New Yorker.

Такие разные материалы и такие разные сюжеты в фильме соединяет фигура главного редактора в лице Билла Мюррея. Его персонаж вобрал в себя качества двух выдающихся редакторов The New Yorker, Гарольда Росса и Уильяма Шоуна. Они очень по-разному общались со своими авторами: один писал саркастические заметки журналистам, а второй использовал более мягкие тактики. Озвучивает же фильм Анжелика Хьюстон, которая представляет собой собирательный образ всех женщин, благодаря которым журнал продолжал работу первые годы.

«Французский вестник» — пожалуй, самый амбициозный фильм Уэса Андерсона. Идеально выверенные декорации в нём меняются почти в каждой сцене (Гильермо дель Торо точно сравнил фильм с ожившей книжкой-раскладушкой), а актёры искромётно произносят свои реплики. Чтобы уловить все детали и шутки, точно придётся посмотреть кино несколько раз. Любителям фильмов Андерсона лента точно должна понравиться, а у тех, кто мало знаком с его творчеством, она может вызвать головокружение. У Уэса Андерсона и правда получилось яркое любовное письмо к журналистской профессии, хоть и показана она очень идеализированно, почти сказочно. Его яркий фильм, воплощение «магии кино», возможно, именно то, что нужно этой серой осенью.

ФОТОГРАФИИ: WDSSPR

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.