Views Comments Previous Next Search Wonderzine

КиноКак Элизабет Мосс делает женщин на экране видимыми

Как Элизабет Мосс делает женщин на экране видимыми — Кино на Wonderzine

От «Безумцев» до «Человека-невидимки»

В прокат вышел «Человек-невидимка» — психологический триллер с Элизабет Мосс о выходе из абьюзивных отношений, газлайтинге и самоподдержке после личной драмы. За последнюю декаду Мосс с главными ролями в громких телепроектах и экспериментами в независимом кино стала одной из самых выразительных артисток поколения и воплотила собой героиню XXI века. Рассказываем, как при всех противоречиях ей это удалось.

Текст: Алиса Таёжная,
автор телеграм-канала «Один раз увидеть»

Когда Элизабет Мосс утвердили на роль Пегги Олсон в «Безумцах», она не ожидала, какие перемены ожидают её героиню и что уже к середине сериала Пегги затмит своей харизмой и влиянием главного героя Дона Дрейпера — человека на вершине пирамиды власти на Мэдисон-авеню. Сейчас очевидно, что Пегги Олсон — одна из самых эмансипированных героинь в истории телевидения — готовила почву для больших перемен в медиаиндустрии и современном обществе не только в границах Америки. Фазы, через которые она проходила на пути к признанию, раз за разом ударяясь о стеклянный потолок, знакомы большинству современных женщин: очевидно, с начала 60-х изменилось не так много, и предрассудки перед самостоятельной и сильной женщиной на работе остаются по-прежнему сильными.

Без фигуры вымышленной Пегги и сыгравшей её Мосс трудно представить и движение #MeToo, и открытый разговор последних лет о равенстве на рабочем месте мужчины и женщины. «Мы показывали последствия пьянства, курения, неверности и домогательств к женщинам. Мне кажется, „Безумцы“ идеально созвучны #MeToo и Time’s Up, — признаёт в интервью сама актриса. — Это феминистское шоу, и если вы посмотрите его целиком, то увидите, как Дон начинает как настоящий герой, секс-символ, парень на вершине, мужчина, которым вы хотите быть, а ближе к концу он повержен, одинок и несчастен. А Пегги получает всё». «Пегги словно стояла у меня перед глазами. Она была непреднамеренной, нечаянной феминисткой. Не той, которая сжигала лифчики и ходила на марши. Она даже не знала такой фразы, как „стеклянный потолок“, но билась о него головой каждый день». В «Безумцах» есть интересный момент, когда Пегги знакомится с одной из феминисток второй волны и внезапно для себя выясняет, что её ежедневные проблемы в жизни и профессии, оказывается, разрослись до масштабов целого движения.

Её следующая большая телероль в «Вершине озера» Джейн Кэмпион касалась той же темы — амбиций женщины отстоять своё мнение и идентичность в консервативной и неблагоприятной чужеродной среде. Уже этих двух ролей было бы достаточно, чтобы внести Мосс в пантеон самых влиятельных актрис поколения. К тому моменту Hulu утвердил её на главную роль в экранизации «Рассказа служанки» — сериала, совпавшего по выходу с новой волной борьбы американок (и женщин по всему миру) за репродуктивные права и против политического давления. Молодая женщина, воспринимаемая как собственность мужчины (собственное имя Джун заменено на «Оффред» или «Фредова», буквально «собственность Фреда») и живой контейнер для эмбрионов, стала метафорой современного сопротивления. А сама Мосс из актрисы к третьему сезону превратилась ещё и в сопродюсера сериала (то, что случилось с Риз Уизерспун, Натали Портман и Дженнифер Энистон в последних кино- и телепроектах). Иметь право голоса не только во время игры, но и при планировании шоу и принятии решений — новое массовое явление среди женщин американской индустрии.


Коллеги Мосс рассказывают,
что актриса — одна из самых жизнерадостных
и лёгких в общении людей, совсем не похожая на персонажей, которых она обычно играет

Один из проектов мечты Мосс — снять телесериал о жизни Мэри Мэллон, или Тифозной Мэри, — ирландской иммигрантки, болевшей тифом бессимптомно и заразившей больше полусотни человек. По словам Мосс, многие исполнительные продюсеры в Голливуде (главным образом, мужчины) отказывали ей со словами, что проект «немного женский». «У меня упала челюсть. Ты можешь так думать, но говорить это вслух нельзя. Это безумно и просто глупо. Неужели пример „Рассказа служанки“ недостаточно наглядный?» Тогда проект Мосс поддержала одна из самых интересных компаний Annapurna Pictures, решающий голос в которой имеет Меган Эллисон — как несложно догадаться, женщина. На её счету продюсирование важнейших американских авторских фильмов последних лет — от Пола Томаса Андерсона и братьев Коэн до «Власти», «Аферы по-американски» и «Она» Спайка Джонза. Ещё один аргумент за то, что гендер продюсера никак не влияет на нестандартные и прогрессивные продюсерские решения.

Сама Мосс, несмотря на выбор напряжённых и драматических ролей, считает себя «калифорнийской девушкой из Долины». Она выросла в благополучной творческой семье музыкантов под звуки джаза и блюза, занималась балетом до шестнадцати лет и очень рано выбрала актёрскую карьеру и самостоятельную жизнь. «У нас в семье была тонна инструментов, а каникулы выглядели так: пятьдесят человек приезжали к нам и устраивали джем-сейшн». Сниматься Мосс начала в семнадцать (сейчас ей тридцать семь лет), а уже в восемнадцать она переехала в Нью-Йорк жить самостоятельно, роли в «Западном крыле» и «Прерванной жизни» были её первыми прорывами.

Коллеги Мосс рассказывают, что актриса — одна из самых жизнерадостных и лёгких в общении людей, совсем не похожая на персонажей, которых она обычно играет. «Я бы хотела быть суперсерьёзной, страдающей. Я вижу таких актёров и думаю: „Боже, они такие крутые и кажутся такими интересными“. Я не воспринимаю актёрство настолько серьёзно. Я люблю свою работу, но не думаю, что спасаю мир и делаю что-то отважное, доставая изнутри эмоции, которые мне нужны для ролей». Больше всего Мосс обожает ромкомы и сериал «Вице-президент» с Джулией Дрейфус и мечтает когда-нибудь сама снять «умный ромком». «Замечательно иметь выход для сложных чувств и собственных фрустраций. Я считаю себя очень удачливой, что могу отследить мои глубинные тревоги и вынести их на свет. Что могу оказаться на месте кого-то, кто теряет ребёнка, пережил сексуальное насилие — в общем, столкнулся с тяжёлой проблемой, — и показать эту правду. Но нет, я не несу это домой».

Больше всего вопросов в биографии Мосс вызывают её сайентологические взгляды: она воспитывалась в них с тинейджерства и ни в одном интервью не критикует систему. Чаще всего она уходит от любых вопросов о противоречиях между официальной позицией Церкви сайентологии относительно прав женщин и ЛГБТ+. «Я не стою на этих позициях. Можно углубиться в мой багаж и анализировать то, что я не могу делать. Но это не мой багаж. Очевидно, я убеждённая феминистка и сторонница ЛГБТ+ сообщества. Я даже не могу передать, насколько я верю в то, чтобы люди делали то, что хотят, любили того, кого хотят любить, и были теми, кем хотят быть — кто бы это ни был». Публичные претензии к Мосс о том, что сайентологическая приверженность прямо противоречит её ролям и публичным выступлениям, привели к тому, что актриса больше не высказывается на эти темы. «Я решила держать какие-то вещи при себе, потому что в противном случае создаётся ощущение, что личного просто не осталось. Правда в том, что свои главные убеждения и то, что для меня важно, я воплощаю в работе. То, за что я выступаю, что имеет для меня значение… Я не хочу дойти до того, чтобы кто-то наблюдал за всем, что я делаю, и думал, как выглядит моя кухня».

Параллельно с телеролями, которые сделали Мосс по-настоящему знаменитой и принесли ей главные награды («Золотой глобус» и две «Эмми» — как актрисе и продюсеру — за «Рассказ служанки» и «Золотой глобус» за «Вершину озера») Мосс развивала карьеру в кино, работая с самыми интересными режиссёрами поколения: от Бена Уитли («Высотка») и Рубена Эстлунда («Квадрат») до Джордана Пила («Мы») и Джозефин Декер («Ширли»). Но поворотным режиссёром для Мосс, показавшим её огромный актёрский диапазон в драматических ролях, стал Алекс Росс Перри — заметный американский автор с узнаваемым почерком, снимающий психологические драмы.

Сперва Мосс сыграла у него девушку нарциссического писателя («Послушай, Филип»), потом — дочку знаменитого художника, переживающую одновременно смерть отца и расставание с бойфрендом («Королева земли»), а в последнем фильме «Её запах» — взбалмошную рок-звезду 90-х, чья зависимость и нервные срывы мешают ей быть и хорошим музыкантом, и внимательной матерью для новорождённой дочки. Западные критики назвали её роль «tour de force», мастерским достижением — статридцатиминутный фильм держится на способности Мосс к перевоплощению, — и сравнили с Джиной Роулендс в фильмах Джона Кассаветиса, главной женской иконой американского независимого кино. «Женщина под влиянием» и «Потоки любви» действительно сродни «Её запаху» по интенсивности и неиссякаемому актёрскому напору на зрителя. «Её запах» приняли за вольный байопик Кортни Лав (артистки действительно похожи, да и про отношения Кортни и дочки Фрэнсис Бин в Америке известно многое), но Мосс говорит, что они с режиссёром ориентировались на несдержанного фронтмена Guns’n’Roses Эксла Роуза, окружённого паутиной неприятных мемуаров от всех его знакомых. Впервые на экране Мосс играла яркую физическую роль с активными движениями и эмоциональными всплесками — другие режиссёры привыкли поручать ей интеллектуальных персонажей, чьи эмоции чаще всего не выходят на поверхность.


Впервые на экране Мосс играла яркую физическую роль
с активными движениями
и эмоциональными всплесками

Кажется, именно эта роль приготовила почву для последнего проекта Мосс — роли женщины, выходящей из абьюзивных отношений с нарциссом-миллионером из Кремниевой долины. «Человек-невидимка» Герберта Уэллса был переписан авторами на новый лад, чтобы тема преследования зазвучала в социальной повестке — теперь это очевидное киновысказывание о газлайтинге. Затравленная молодая женщина сбегает от разрушившего её самооценку бойфренда, остаётся у друзей, но вынуждена жить с призраком уже не существующего в её жизни партнёра. Человек-невидимка в этом случае не только её угроза, но и она сама, потому что её жалобы и тревоги окружающие принимают за бред и паранойю. «Одна из самых важных тем для меня в фильмах — это идея того, чтобы доверять женщине и вообще верить людям, когда они говорят, что с ними случилось что-то, что доставило им дискомфорт». В психологическом триллере Элизабет переворачивает хоррор-клише о бегущей блондинке, которая бросается в бега, а не оказывает сопротивление агрессору. «Это универсальное чувство невидимости, беззвучности, страх быть незаметной. Мы живём в патриархате. И если ты рассказываешь историю о женщине, то часть этой истории обязательно будет о жизни в этом патриархате».

Фотографии: Hulu, Amc, A-One Films, BBC UKTV

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.