Views Comments Previous Next Search Wonderzine

КиноФеминизм наспех: Кристен Стюарт против всего плохого в «Ангелах Чарли»

Кино, которое разозлило Алису Таёжную

Феминизм наспех: Кристен Стюарт против всего плохого в «Ангелах Чарли» — Кино на Wonderzine

В прокат вышли «Ангелы Чарли» — сиквел комедийного экшена о спецагентках, которые укрощают мировое зло, работая на невидимый отряд справедливости. За продолжение «Ангелов» взялась в качестве режиссёра актриса Элизабет Бэнкс, а троицу возглавила Кристен Стюарт. Кинокритик Алиса Таёжная рассуждает, почему «серьёзное» послание забавного профеминистского фильма сыграло ему дурную службу, а фильм получился неостроумной агиткой за всё хорошее против всего плохого, а не лёгким и радостным кино о сильных девчонках.

ВНИМАНИЕ: текст содержит спойлеры.

ТЕКСТ: Алиса Таёжная,
автор телеграм-канала «Один раз увидеть»

На веранде в Рио-де-Жанейро молодой предприниматель рассказывает девушке, которую пригласил на ужин, о разнице между мужчинами и женщинами. Он с удовольствием констатирует, что красавица напротив, пока ест его еду и сидит за его столом, принадлежит ему по негласной договорённости. Девушка — Сабина, спецагентка в длинном парике блондинки (Кристен Стюарт), аккуратно раз за разом повторяет прописные феминистские истины: женщина может делать любой выбор — быть соблазнительницей, домохозяйкой, карьеристкой — и каждая из нас, в конце концов, имеет право быть собой, ни у кого не спрашивая разрешения.

Патриархальный собеседник с повадками Кристиана Грея в окружении телохранителей уверен, что знает, как закончится эта ночь. Нет, не знает. Сабина — «красивая приманка» для преступника мирового масштаба, и в шикарные апартаменты влетают «Ангелы» Чарли — десятки атлеток с оружием, которые за пару минут драки мочат весь ЧОП: с огнестрельным или в рукопашную. Мужчины в целом недооценивают женщин, не ждут от них опасности (угроза от женщины, по словам Сабины, улавливается мужчинами на семь секунд позже, чем от мужчины), так что любой рисковый момент в женской компании считают началом возможного секса, а не конфликта. «Ангелы» пользуются этим мужским свойством постоянно и почти не проигрывают битв. Их начальница Бозли (сама режиссёр и сценаристка Элизабет Бэнкс) — в питомнике Чарли всех начальников называют Бозли — хвалит девчонок за очередную успешную миссию и отправляет их на спасение человечества от высокотехнологичного оружия в оболочке электрического гаджета Calista.

Мы подробно знакомимся со второй главной героиней, ещё одним «Ангелом» — только она пока не догадывается, что будет агентом. Елена (Наоми Скотт) работает в сексистской технологической компании, где босс не даёт ей вставить и слова. Именно она запрограммировала Calista, но во время испытаний нашла в коде несколько серьёзных багов. Если не усовершенствовать гаджет, который может моментально включать и отключать электричество, он станет причиной гибели людей, вызывая судороги, похожие на инсульт. Елена пытается достучаться до начальников, но её опасения превращаются в бессловесную статистику на презентации. Продажи надо начать срочно, рынок ждёт, а допиливать алгоритмы устройства — не в правилах капиталистической гонки: «Эдисон первым начал продавать свои лампочки, именно поэтому они называются лампочками Эдисона». Елена решает связаться с людьми со стороны, чтобы передать информацию о неэтичности компании и опасности Calista — и тут в дело вмешиваются «Ангелы Чарли». Нет более удобной мишени, чем сотни богатых самоуверенных мужчин, патологически недооценивающих женщин.

Третья супергероиня подана не очень подробно. Это спортсменка Джейн с криминальным прошлым — выдающаяся трюкачка с сексуальной энергетикой. Она не боится оружия, быстрее всех ориентируется в драке и научилась конвертировать гнев в безусловный результат. Джейн не выросла в такой привилегированной среде, как Сабина — дочка богатых родителей, которую с детства учили верховой езде и заваливали деньгами.


Бэнкс удалось сделать неинтересными
и «Ангелов», хотя большую часть времени на экране именно они

Когда на экраны выходит профеминистский фильм-манифест, снятый и придуманный женщиной и написанный для женщин, для критика-феминистки существует очевидная опасность — разоблачая кино, выставить себя как «недостаточно хорошую феминистку». «Ангелы Чарли» — пример подобного вызова: негативное отношение к нему может восприниматься как предубеждение и недостаточная принципиальность во взглядах. Сколько плохих и сексистских экшенов снимается каждый год — так зачем же набрасываться на первые робкие попытки женщин перепридумать жанр? Критикуя «Ангелов» на феминистском ресурсе, хочется заранее защитить себя — фильм снят именно так, что споря с ним, ты как будто бы нападаешь на очевидные верные ценности. Но я всё же попробую.

«Ангелы» начинаются с лобового видеоряда о том, что девушкам доступно всё, чего они захотят — от «мужских» видов спорта до научных опытов в лаборатории. Под сцену с тремя подругами на велосипедах горят титры цвета фуксии — да, we should all be feminists, кто об этом поспорит. Начало фильма вообще похоже на презентацию о проблемах женщины XXI века — с типичными кейсами дискриминации на работе и в личной жизни: на свиданиях с тобой будут говорить как с «украшением стола», на переговорах прямо потребуют держать язык за зубами. Даже среди огромного числа борцов за справедливость Бозли лидеров-женщин можно посчитать по пальцам.

Идеалистическая иллюстративная агитка Элизабет Бэнкс в лоб пытается объяснить то, что не надо объяснять, тем, кто уже и так всё понимает, и берёт неприятную интонацию превосходства с теми, для кого всеобщая победа феминизма вызывает скепсис. Бэнкс оказывает феминисткам медвежью услугу, подтверждая глупые массовые стереотипы о феминизме как борьбе женщин против мужчин. Мужчин исключительно глупых, жадных, самовлюблённых и бесконечно неинтересных. К удивлению, Бэнкс удалось сделать неинтересными и «Ангелов», хотя большую часть времени на экране именно они. Их примитивные характеры, лобовые, каждый раз одинаково работающие приёмы и инфантильность в оценке противника делают классных харизматичных актрис марионеточными персонажами. И если голливудское равноправие в том, чтобы на десятки глупых сексистских боевиков только про мужчин, снять столько же узколобых боевиков только про женщин — то Бэнкс явно не поняла задач времени. Как известно, обратного сексизма не бывает, но глупость и поверхностность вне гендера.

Два положительных героя-мужчины «Ангелов» — карикатурные типы, введённые Бэнкс для инклюжн-райдера. Первый — мастер на все руки от кулинарии до массажа — накрывает стол из фермерских продуктов и овощных смузи. С экрана нас лечат, что есть можно что угодно, главное с удовольствием для себя — безусловно, важная мысль для всех одержимых стандартами пищевого поведения, а не собственными желаниями. Но Бэнкс умудряется говорить со зрителями в такой учительской интонации, что хочется поступить прямо наоборот. Второй «положительный» герой «Ангелов» — падкий на женскую красоту, неуверенный в себе гик-романтик, напрочь лишённый собственной воли и движимый внезапно проснувшимся либидо. Его решающая роль — оказаться беспомощно связанным перед программисткой Еленой и вызвать у неё сочувствие — одна из немногих сцен фильма о том, что кроме агентской миссии у героинь есть способности к состраданию и какая-то самокритика.


Как известно, обратного сексизма не бывает, но глупость и поверхностность вне гендера

На разные лады повторяя нехитрую мысль, что мужчины — надутые индюки, которых не волнуют ни человеческие жизни, ни экология, ни благополучие других, Бэнкс, кажется, сама того не ведая, уподобляется плоским комикам с какого-нибудь «Юмор FM» с их шутками о капризных жёнах, клянчащих шубу. Иконоборчество «Ангелов» становится несносным, когда в нарратив вплетается Стамбул и проблемы мусульманского мира. Ещё в начале фильма героиня Стюарт предъявляет оппоненту, что он «украл деньги у женщин, детей и беженцев», а к середине подоспевает стереотипная турчанка Фатима, чья работа — миссия гуманитарной помощи матерям-одиночкам.

Если отбросить псевдополитический пафос фильма, что останется? Шутки про безграничный гардероб, драки в пайетках и «девичьи» уловки в духе «Ой мы потерялись, нам нужен туалет!» перед тем, как нанести первый атакующий удар. Насмехаясь над мужчинами, которых легко приманить девичьей красотой, сам фильм «Ангелы Чарли» при этом продаётся теми же приёмами — идите в кино смотреть на восхитительные бёдра Кристен Стюарт, невинную улыбку Наоми Скотт и атлетическую стать Эллы Балинска. Их эмпауэрмент настолько же коммерчески ориентированный, как и лозунги в рекламе женской спортивной одежды — ещё один пример неизобретательной эксплуатации феминизма для высоких продаж. С расчётом, что если мужская часть зрителей будет смеяться над гэгами в боевиках с Джейсоном Стэйтемом, девушки в соседнем зале улыбнутся над шуткой о том, что «жёлтый цвет никому не идёт».

Единственное бесспорно сильное заявление фильма — героиня Кристен Стюарт, настоящей квир-иконы нашего времени (особенно на фоне интервью актрисы о дискриминации в Голливуде по сексуальной ориентации). Её персонаж самый прописанный и интересный из всех: с понятной историей, чётко обрисованными лесбийскими предпочтениями и безупречной харизмой. От привычки есть досыта и ходить в леопардовой пижаме до храбрости гонять на мотоцикле и нестись верхом — Кристен в силу её актёрского дара действительно удаётся передать силу и уверенность персонажа несмотря на плоский текст. В манере, с какой она подаёт себя на экране и в жизни, легко считывается различие между феминизмом прожитым и надетым наспех. Однако почему-то пара её реплик на грани с харассментом подаются как обаятельное продолжение харизмы — как будто фраза «хочу провести время с твоей киской» от женщины должна вызывать смех и удовольствие только потому, что её говорит женщина.

«Ангелы Чарли» отражают проблему, с которой сталкивается профеминистский мейнстрим, — необходимость формулировать социальные послания, минуя маску всезнайства и проповедничества и игнорируя банальные ходы сексистского кино. Лозунги, которые так важны и справедливы на плакатах, уплощаются и обесцениваются, когда звучат с широкого экрана, и один из главных режиссёрских талантов — напоминать о добре и зле через героев и их ситуации, а не цитируя газетные заголовки. «Ангелы Чарли» берут тон прогрессивной передовицы и забрасывают зрителей манифестами о том, как надо жить — забывая один из стейтментов начала фильма: у каждого должен быть выбор делать то, что ему нравится, и в конечном счёте быть собой, расхлёбывая последствия. За какие важные идеи ни выступает фильм, его персонажи должны быть противоречивыми, чтобы запоминаться, им необходимо иметь слабости и скрытую иронию. А пространство битвы легкомысленно сводить до карикатурных злодеев, ведь главное правило любого боя — не недооценивать противника и не считать его дураком.

Если для сексистских фильмов можно использовать тест Бехдель, то для коммерчески профеминистских подошла бы другая проверка. Поставьте на место всех героинь «Ангелов Чарли» мужчин. Будет ли вам интересно смотреть кино, где стереотипные подтянутые красавцы спасают мир со стенаниями о гуманитарной помощи для беженцев, а злодейкой окажется единственная в сценарии коварная женщина? Надменное кино для ограниченного сестринства не работает, как не работает кино для ограниченного пацанства — и для больших перемен нам нужно что-то совершенно другое. Не только другой Чарли, но и другие «ангелы».

ФОТОГРАФИИ: WDSSPR

Рассказать друзьям
27 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.