Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Кино«Прощание»: Трогательная история о том,
как смертельный диагноз сплачивает семью

«Прощание»: Трогательная история о том,
как смертельный диагноз сплачивает семью — Кино на Wonderzine

Аквафина в роли безутешной внучки

В прокат выходит фильм «Прощание» — один из фаворитов фестиваля «Сандэнс» о семейной трагедии, которая превращается в повод для праздника. Главную роль в фильме сыграла Аквафина, звезда прошлогодних «Безумно богатых азиатов». Рассказываем, как её личный печальный опыт пригодился на съёмках «Прощания» и как фильм, снятый по большей части на китайском языке, ломает представления о типичном азиатском кино.

ТЕКСТ: Дина Ключарёва,
автор телеграм-канала One Oscar For Leo

Билли (которую играет Аквафина) — тридцатилетняя американка китайского происхождения, иммигрантка в первом поколении, которая приехала с родителями в Штаты в раннем детстве и выросла в Нью-Йорке. Билли случайно узнаёт, что родители собираются в Китай навестить её бабушку. Повод серьёзный: бабушке поставили смертельный диагноз — рак лёгких. Самое странное, что бабушка не в курсе, что жить ей осталось всего несколько месяцев — это распространённая практика в Китае, когда врачи и родные скрывают от больного его истинный диагноз, чтобы не омрачать последние недели жизни. Чтобы успеть повидаться с матриархом семейства, родственники придумывают повод для общесемейного сборища — и устраивают фиктивную свадьбу одного из юных племянников. Родители уговаривают Билли не ехать, чтобы та, не умея сдерживать эмоции, не выдала любимой бабушке тяжкий семейный секрет. Но Билли не слушается и отправляется в Китай — и попадает в эпицентр событий и эмоциональную воронку.

Этот сюжет мог бы показаться нереалистичным, если бы не был правдивым: в основе фильма — настоящая история семья Лулу Ван, режиссёрки «Прощания». В 2013 году она, такая же молодая американка китайского происхождения, попала в идентичную ситуацию: бабушке поставили диагноз «рак лёгких» и дали три месяца жизни. Всё семейство Ван слетелось в Китай ради постановочной свадьбы одного из её внуков. Несмотря на горе и отчаяние, Ван не могла отделаться от мысли, что из всего этого шабаша вышел бы отличный фильм. Вернувшись домой и придя в себя, она отправилась питчить проект «Бабушка» сначала американским, а затем китайским продюсерам. Но ни те, ни другие идеей не вдохновились: американцы хотели сделать нечто вроде «Моей большой китайской свадьбы», в которой акцент с конфликта между семейным долгом и иммигрантской идентичностью сместился бы на свадебную драму между женихом и невестой, а китайцы заявили, что героиня с американским менталитетом не вызовет сочувствия у местной публики.


Нежность и любовь между Билли
и бабушкой настолько осязаема, что их расставание
в конце фильма просто бьёт наотмашь

Ван впала в уныние, но не отчаялась. Она решила было описать эту историю в эссе для The New Yorker, но тут подвернулась возможность выступить в популярном подкасте This American Life и рассказать всё в деталях и с правильными акцентами — что она и сделала. Спустя сутки на неё обрушился шквал звонков продюсеров, которые теперь предлагали сделать фильм на её условиях. Ван встретилась с Крисом Вайцем («Мой мальчик», «Одинокий мужчина»), и они договорились, что фильм будут целить на «Сандэнс».

Лента собрала на фестивале самые тёплые отзывы, а зрители едва не затопили слезами кинозалы — история отдельно взятой китайской семьи оказалась куда универсальнее, чем полагали продюсеры. Антураж китайской глубинки не затмил основную тему фильма — потерю близкого, ситуацию, с которой рано или поздно сталкивается любой человек на планете. Билли не может найти в себе сил смириться с тем, что скоро бабушки не станет — той, которая вырастила её, пока мама с папой вкалывали на работе, чтобы иметь возможность эмигрировать и дать ребёнку лучшее будущее. Нежность и любовь между Билли и бабушкой настолько осязаема, что их расставание в конце фильма просто бьёт наотмашь, выйти из кинотеатра с сухими глазами совершенно нереальная задача. Смерть бабушек (и дедушек), людей, которых мы помним с детства и с которыми так часто ассоциируются наши самые светлые воспоминания, отчасти означает смерть самого детства и резкое начало взрослой жизни. Билли, творческая и в чём-то инфантильная, сталкивается с этим пониманием лоб в лоб.

Выбор Аквафины, актрисы с исключительно комедийным опытом, на такую серьёзную драматическую роль был неочевиден. Ван сначала сомневалась, что женщина, которую она знала только по клипу «My Vag» («Восемь подруг Оушена» и «Безумно богатые азиаты» к тому моменту всё ещё были в производстве), потянет её собственное экранное воплощение, но изменила своё мнение, когда увидела видеопробы артистки.


Сама же бабушка — которая, кстати,
до сих пор жива, вопреки неутешительным прогнозам, и по-прежнему не в курсе своего диагноза, — тоже приходила
на съёмки

Для Норы Лум (реальное имя Аквафины) эта история оказалась слишком личной, чтобы за неё не побороться. Лум тоже выросла с бабушкой-матриархом: её мама умерла, когда Лум было четыре года, и за её воспитание взялась мать её папы, которая к тому моменту и так работала на трёх работах. Лум не побоялась взяться за первую в своей кинокарьере главную роль, но её терзали другие опасения — например, плохое знание китайского, на котором, согласно первоначальному сценарию, героиня говорила очень бегло. Но Ван быстро переписала сценарий под Лум, решив, что плохое знание путунхуа будет даже на руку истории, в которой главная героиня оказывается паршивой овцой в собственной семье: несмотря на возложенные на неё надежды, она не стала ни юристом, ни врачом и даже на родном языке толком не разговаривает. Ещё Лум переживала, что не сможет расплакаться на камеру, но тоже зря: сценарий оказался настолько пронзительным, что на съёмках рыдали не только все актёры, но и даже случайные прохожие и зеваки, ставшие свидетелями нескольких сцен.

Интересно, что Ван решила снимать фильм в родном городе: постановочную свадьбу — в том же ресторане, где играли и реальную, посещение кладбища — возле могилы собственного деда, а некоторые сцены — и вовсе во дворе бабушкиного дома. Она задействовала в съёмках всю родню: её родители приходили на площадки и консультировали актёров, которые их играли, а сестра бабушки, непрофессиональная актриса, появилась в роли себя. Сначала Ван просила её сыграть саму бабушку, но та отказалась, сказав, что должна рассказать собственную историю и это станет для неё своего рода терапией. Сама же бабушка — которая, кстати, до сих пор жива, вопреки неутешительным прогнозам, и по-прежнему не в курсе своего диагноза, — тоже приходила на съёмки и была очень растрогана, узнав, что её внучка — босс «всем этим белым людям». На её расспросы, о чём, собственно, кино, Ван, не углубляясь в подробности, отвечала, что это история о свадьбе, на которую съезжаются дальние родственники, и неизбежном культурном конфликте. «Весь смысл этой лжи был в том, чтобы принести радость», — говорит режиссёрка. «Съёмки этого фильма — часть этой лжи. И это самая прекрасная её часть. Мы не боялись снимать его именно там. Это сделало фильм лучше. И принесло радость нам всем».

ФОТОГРАФИИ: A-One Films

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.