Views Comments Previous Next Search Wonderzine

ИнтервьюЛена Данэм:
«Голый зад — моя
правда жизни»

Шоураннер и звезда сериала Girls о третьем сезоне шоу и женской дружбе

Лена Данэм:
«Голый зад — моя
правда жизни» — Интервью на Wonderzine

Стартовал третий сезон Girls — сериала HBO о женской дружбе, жизни в Бруклине и проблемах людей чуть старше 25-ти.  Его создательница, сценарист и исполнительница главной роли Лена Данэм, за время существования шоу стала новым голосом поколения, а историю о приключениях четырех подруг давно перестали называть «Сексом в большом городе-2.0». В рамках премьеры нового сезона Girls Данэм рассказала, как ей удалось сделать один из самых ироничных и метких сериалов последнего времени, зачем она так часто раздевается на экране, почему мужчинам прощают мудачество и о других животрепещущих темах.

 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

почему в Girls так много обнаженки? Порой кажется, что вы расхаживаете в шоу голой без всякой причины.  

Ну да, как и все люди. Голый зад — это моя правда жизни и способ реалистично показать ее на экране. Я могу понять, что есть люди, которым я не нравлюсь и которым неприятно на такое смотреть, но это исключительно их проблемы, так что пусть они их обсуждают со своими психотерапевтами.

Ваши герои все время попадают в какие-то сомнительные ситуации и часто показывают себя, мягко говоря, не с лучшей стороны. Будь они реальными людьми, стали бы вы друзьями?

Мне они нравятся — и точка. Герои Girls — довольное точное отражение моих знакомых, да и ваших наверняка тоже. Они берут от жизни все и стараются добиться того, о чем мечтают. Мне грустно, когда у них тяжелые периоды, и радостно, когда они достигают своих целей. Нет ничего более увлекательного и вдохновляющего, чем следить за уникальными историями героев, и не важно, будет ли это хэппи-энд или самое большое в жизни разочарование. Как-то во время съемок первого сезона мы со сценаристами задумались: «Почему героини не могут найти себе нормальных парней?» Но почти сразу у нас возникли встречные вопросы: «Кто это вообще такие — нормальные парни? Где их искать? И существуют ли они вообще?» Я никогда не хотела поднимать тему сексизма, но вообще-то в кино и на телевидении героям-мужчинам все время позволяют вести себя как полные мудаки. Я не жалуюсь, наоборот: именно поэтому мы в Girls не придерживаемся каких-то женских стандартов порядочности, а показываем героинь такими, какие они есть, со всем их порочным шиком.   

Но вы же хотите, чтобы они у людей вызывали симпатию?

Меня часто спрашивают: «Как вообще можно им симпатизировать?» — на что я обычно отвечаю: извините, вы же сопереживали Уолтеру Уайту из Breaking Bad.

Вы активно пользуетесь соцсетями, и Girls там много и часто критикуют. Учитывали ли вы отзывы из интернета при работе над третьим сезоном шоу?

Вообще это супер, что сегодня можно напрямую общаться с людьми, которые смотрят наше шоу вот прямо сейчас. С другой стороны, когда ты работаешь над новыми сериями, то ты всегда остаешься один ни один со своим творчеством. И в такой ситуации очень важно найти баланс между тем, что говорят тебе люди, что их восхищает, и тем, как ты используешь эту информацию и своим собственным видением. Мне очень нравится, как Джадд (Апатоу. — Прим. ред.) реагирует на интернет-троллей. В сентябре мы с ним решили на какое-то время уйти из твиттера и поспорили, кто из нас продержится дольше. Меня хватило на 14 часов. Помню, Джадд прислал мне email со словами: «Эй! Ты что — опять твитишь?» А я придумала какую-то нелепую отговорку вроде «Это не я! Кто-то спер у меня аккаунт и начал твитить про мою собаку».  

В этом сезоне есть какие-то штуки из вашего личного опыта — может быть, из того, что случилось с вами в последнее время? И кстати, как ваши знакомые обычно относятся к тому, что вы их изображаете в сериале?

Ну, там целая куча вещей срисована с кучи вещей, которые со всеми нами случались в реальности. А что касается второй части вопроса — вы себе не представляете, насколько люди не готовы видеть бревно в своем глазу и не замечают, когда мы их пародируем. Например, чувак смотрит на персонажа, которого я с него срисовала, и такой: «Нет, ну какой мудааак!» Но бывает еще страннее: когда они себя узнают, и им это льстит.

Думаете, люди более снисходительно относятся к мудацкому поведению у мужчин?

Вот это хороший вопрос, конечно.

Есть такое ощущение, что в прошлом сезоне вы попытались ввести расовое разнообразие в актерский состав с помощью персонажа Дональда Гловера, как ответ на критику, что все шоу — исключительно про проблемы белых людей. Но спустя два эпизода Гловер куда-то исчез. Что случилось? Это вы так показали критикам фак?

Мне кажется, показывать критикам фак — значит демонстрировать, что ты не веришь им или не понимаешь проблемы. На самом деле мы всегда готовы к дискуссии. Да, конечно, неприятно, когда в твой адрес возникает негатив, но с другой стороны, я прекрасно отдавала себе отчет, что это очень серьезная и важная тема. И если мы невольно стали причиной, по которой она всплыла, меня это не фрустрирует. Я только за, потому что об этом надо говорить, и говорить на весь мир. Надо говорить о том, чтобы на телевидении разные расы и национальности были представлены равноправно. И мы со своей стороны стараемся делать это максимально деликатно, умно и без напора. Так что мы, конечно, в курсе всей этой проблемы, и отлично ее прочувствовали.

 

 

Мужчинам все время позволяют быть
мудаками на экране

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

У вас есть версия, почему в сериал нельзя было сразу ввести персонажа другого цвета кожи?

У нас было 10 эпизодов в первом сезоне и столько же во втором; мы не вводили новых героев во втором сезоне, мы пытались развить сюжеты про персонажей, с которых мы начали. Мне кажется, в третьем сезоне у нас наконец появилась возможность расширить мир сериала, потому что все главные предыстории мы уже рассказали и обрисовали характеры, поднесли зрителям, так сказать, судьбы на блюдечке. Но я столько всего для себя открыла за последние несколько лет, включая то, что феминизм недостаточно защищал права цветных женщин, я серьезно пыталась разобраться в этой области. Нам никогда не хотелось придумать историю и дальше отпустить ее плыть по течению — как пойдет. Поэтому мы стараемся искать новые способы вводить персонажей, которые продержатся с нами не один сезон, — мы действительно готовы распахнуть мир «Девочек» для новых людей.

Изменился ли как-то процесс создания шоу за три сезона? Вы же работаете с молодыми актрисами, так что всяких штук вроде неожиданных беременностей и всякого такого никак не избежать.

Ну, за три сезона у нас была лишь одна беременность (Джемима Керк родила сына в конце 2012-го. — Прим. ред.). Для шоу это вообще не помеха, особенно если ты готов проявлять гибкость по отношению к героям, смотреть на них в перспективе и вообще фанат их сериальной жизни.

Вы сами достаточно гибкий человек, чтобы делать такое шоу?

Ага. Собственно, шоу меня гибкости и научило. Нам всем приходится быть более открытыми и готовыми к переменам. Каждый сезон мы начинаем с какой-то одной большой идеи о том, чего хотят герои Girls, а затем она меняется, вырастает во что-то большее. Так что у нас нет другого выбора, кроме как быть готовыми к тому, что все закончится не так, как планировалось. 

За три сезона вы сильно отошли от первоначального плана? Пришлось подстраивать героинь под актрис, которые их играют?

Мы стали настоящей семьей за это время. Мы четыре с половиной года работаем вместе, и это было бы невозможно, если бы мы не любили друг друга и не вкладывались в эту историю. Я это обычно сравниваю с тем, как если бы вы отдали своего ребенка на усыновление в другую семью или были суррогатной матерью: да, вы родили его, но человек, которому вы его перепоручили, невероятно на него повлияет. Простите, если эта метафора про усыновление кого-то покоробит. Просто я передала всем девочкам их героинь, и теперь в их власти влиять на их развитие, — и наоборот, в каком-то смысле персонажи на них тоже влияют. Например, в этом сезоне Джемима потребовала себе футболку с Wu-Tang Clan. И она ее получила.

Вы все время в одних и тех же квартирах снимаете? Просто кажется, что за три сезона там все поменялось.

Это все декорации, мы с нуля их построили — мне всегда кажется, что этот факт должен шокировать зрителей. У Марни очень смешная квартирка. Моя довольно сильно изменилась, кстати. Знаете, иногда я думаю: не прилечь ли подремать в своей кроватке, а под одеялом оказывается куча людей из съемочной группы. В общем, в наших кроватях большая текучка.

Комедии о четверке женщин — давно известная формула успеха, начиная с «Золотых девочек» (сериал середины 80-х о приятельницах среднего возраста. — Прим. ред.). Вы отдавали себе в этом отчет, когда начинали придумывать шоу? Может, тут даже кроются какие-то параллели с вашими героинями?

Это мой любимый вопрос. «Золотые девочки» очень классные. Думаю, никто не будет спорить, что Джемима — это Бланш. Это без вариантов, и от этого можно отталкиваться. Зося похожа на Софию. Нет, правда, это был очень крутой сериал. Я сейчас еле выживаю после 16-часового рабочего дня, а те дамы были, как бы сказать, постарше меня, но выглядели на площадке намного свежее. Так что дайте мне то, на чем они сидели, пожалуйста.

Интервью: Нэнси Данн / IFA

 

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.