Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

РазвлеченияЧто не так с «Эмили в Париже» и за что на неё обиделись французы

Что не так с «Эмили в Париже» и за что на неё обиделись французы — Развлечения на Wonderzine

Город «с открытки»

текст: Анна Аристова

В начале октября на Netflix стартовал сериал «Эмили в Париже», сразу став самой обсуждаемой темой в лайфстайл-прессе и соцсетях всего мира. Режиссёром сериала выступил Даррен Стар, известный ещё и как создатель культового шоу «Секс в большом городе», — по его рассказам, он с юности увлекался французской культурой и даже некоторое время жил в Париже (в богемном округе Маре), и потому мечтал «показать Париж в волшебном свете — так, чтобы любой смог влюбиться в этот город так же, как влюбился в него» он. Правда, сами французы видением американского режиссёра оказались не очень довольны — шоу подверглось большой критике и было быстро разобрано на мемы. Наша автор Анна Аристова, которая живёт в Париже, решила разобраться, за что все так невзлюбили оптимистичную Эмили, — и спросила об этом знакомых французов.

История «Эмили в Париже» начинается по всем канонам духоподъёмных американских сериалов: по сюжету Эмили Купер (Лили Коллинз) работает бренд-менеджером в чикагском рекламном агентстве и в последний момент узнаёт о том, что её начальница Мэделин (Кейт Уолш), планировавшая отправиться в годичную командировку в Париж, беременна — так что вместо директора покорять столицу Франции поедет она. С оптимистичным настроем Эмили оставляет в США своего бойфренда и отправляется в «город мечты», где ей предстоит консультировать местную компанию Savoir и помогать ей адаптироваться к слиянию с американским холдингом. «Кажется, я что-то упустил, но ты же совсем не говоришь по-французски», — пожалуй, эта фраза, сошедшая с уст её бойфренда, стала лейтмотивом всего шоу. Но что может пойти не так в «выглядящем как „Рататуй“» Париже, где каждое утро все обязательно едят свежие круассаны, где каждый сантиметр пропитан любовью, а Эйфелева башня улыбается буквально из каждого угла?

По приезде в Париж Эмили предстоит столкнуться с реальностью: неприветливая консьержка презрительно смотрит в сторону новоприбывшей иностранки (да ещё и ни слова не говорящей по-французски!), пятый этаж оказывается шестым (а это значит, что тащить тяжёлые чемоданы нужно на этаж выше), а коллеги встречают её не с распростёртыми объятиями, а весьма недоверчиво, да и к тому же буквально сбегают с встреч, услышав английскую речь. А ещё каждый встреченный ею француз не упускает возможности её соблазнить (ну или ляпнуть очередную сексистскую шутку), а знакомые француженки считают за честь свою роль вечной соблазнительницы и объекта желания мужчин. «Я женщина, а не феминистка», — заявляет Эмили её французская начальница Сильви наподобие Катрин Денёв, выпустившей манифест в защиту «свободы приставать к женщинам». Всё это — лишь малая часть клише, на которых построена «Эмили в Париже».

«Всё происходящее на экране было настолько карикатурно, что я чувствовала себя своим отцом, следящим за ходом очередного футбольного матча и периодически восклицающим в телевизор: „Да что ж такое!“ Могу лишь сказать, что мне очень жаль потраченного на это шоу времени, и со мной согласятся многие друзья», — рассказывает писательница и блогер Луиза Эбель.

Во время первого же обеденного перерыва в саду Пале-Рояль Эмили знакомится с ещё одной экспаткой из Китая Минди (и чуть позже с такой же лёгкостью знакомится прямо на улице с новой лучшей подругой Камий — в  реальности же на то, чтобы выстроить по-настоящему близкие дружеские отношения с французами, могут уйти месяцы и даже годы), работающей няней во французской семье. «Город абсолютно магический, но люди… такие злые. Китайцы говорят за твоей спиной, французы же сообщают о своей неприязни прямо в лицо», — замечает она, на шпильках бросаясь за непослушным ребёнком. К костюмам у зрителей была отдельная претензия — над ними трудилась легендарная Патриция Филд («Дьявол носит Prada», «Секс в большом городе»), и хотя все её предыдущие работы были прорывными для своего времени, здесь мы будто бы вернулись в нулевые, где все снова носят Christian Louboutin каждый день, приправляя их тотал-луками Chanel. Зелёная панамка в клетку в тон ядрёно-зелёному твидовому жакету и зелёной сумке-ведёрку? Красный берет на курсах французского? Как сказала бы Миранда Пристли, groundbreaking.

Но основной претензией к шоу (со стороны как экспатов, так и французов) стало отсутствие у Эмили дипломатических качеств и знаний о культуре принимающей её страны, и главное — всякого желания её понять: Эмили нарочито не говорит по-французски, а если и говорит, то возводя каждое слово в воздушные кавычки (все мы, экспаты, там были — но всё же банальную вежливость и пару заученных французских фраз вкупе с улыбкой никто не отменял), смеётся над местным акцентом и при этом жалуется друзьям на неприветливых французов, а также, как верно, хотя и жёстко выразилась канадская журналистка Моника де ля Виллардьер, вот уже семь лет живущая в Париже, — смотрит на всех свысока, так и норовя обучить «зашоренных» французов американским ценностям. 

«Конечно, мои иностранные друзья рассказывали, что их опыт жизни в Париже в первое время был похож на опыт Эмили. Так что, возможно, моё восприятие этого шоу именно как француженки может отличаться от мнения моих иностранных друзей. Но всё же я не могу не заметить, что увиденное мной было просто на грани ксенофобии — в сериале не было практически ни одного положительного французского персонажа, кроме Камий. Все остальные были выставлены исключительно в негативном свете — складывается ощущение, будто бы все французы сплошь взвинченные подлецы. Я была очень расстроена и даже оскорблена, увидев такой образ Парижа, зная о производственных возможностях Netflix. В шоу нет ни капельки уважения к Франции, лишь очередное видение Парижа как города с открытки, парка развлечений, в котором нет никакого разнообразия (практически все актёры и даже прохожие на улицах, задействованные в съёмках сериала, были белыми, за исключением разве что одного коллеги африканского происхождения и подруги-китаянки  — Прим. ред.) — что в нашу эпоху более чем странно», — добавляет Луиза.

Не все французы относятся к этому сериалу столь критично — например, дизайнер Клер Шаню рассказала, что «получила удовольствие от общей картинки», хотя и была расстроена из-за огромного количества клише — например, о том, что «французы без конца курят в офисе, пренебрегают гигиеной и практически всегда изменяют». «Для меня этот сериал был отличной возможностью ненадолго отключиться от реальной жизни и посмотреть на Париж с открытки. И да, я бы не отказалась от второго сезона». С ней согласна и «амбассадор парижского шика» Инес де ля Фрессанж — по её мнению, из-за коронавируса туристов в Париже сейчас немного и городу не помешает немного рекламы.

Конечно, если реклама заключается в красивых локациях (литературное кафе Café de Flore, мишленовский ресторан Grand Véfour, отель Plaza Athenée (тот самый, где гостила Кэрри Брэдшоу), Опера Гарнье), то полюбоваться ими, безусловно, стоит. Искать правду в «Эмили в Париже» не нужно — важно относиться к этому шоу как к очередному сериалу про эскапизм и историю приключений американки в Париже, рассказанную от её лица. Ну а если вы всё же хотите понять таинственную французскую душу, посмотрите на Netflix другой сериал про Париж «Dix Pour Cent» с Филиппин Леруа-Больё (Сильви) в одной из главных ролей — там герои хотя и не менее буржуазны, но уж точно гораздо интереснее и многообразнее.

ФОТОГРАФИИ: Netflix

Рассказать друзьям
35 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.