Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

МнениеКаким получился первый выпуск дрэг-шоу «Королевские кобры Насти Ивлеевой»

Shantay you stay или sashay away?

Каким получился первый выпуск дрэг-шоу «Королевские кобры Насти Ивлеевой» — Мнение на Wonderzine

Настя Ивлеева, в прошлом телеведущая, а теперь — чуть ли не главная звезда российских соцсетей, показала первый выпуск своего дрэг-шоу. «Королевские кобры Насти Ивлеевой» даже в своём названии отсылают к «Королевским гонкам Ру Пола» — во всяком случае, именно в таком русскоязычном переводе существует популярное реалити-шоу, выдержавшее в США 13 полноценных сезонов и ещё шесть спин-оффов «All Stars». За десять лет дрэг-реалити стало таким популярным, что превратилось в международное движение: свои версии (часто очень хорошие) теперь есть у британских, канадских, испанских, австралийских и голландских зрителей. Но что есть у российских? Разбираемся, какими вышли «кобры» Ивлеевой.

антон данилов

«Королевские кобры Насти Ивлеевой» напоминают американский аналог примерно так же, как парик — реальную шевелюру: издалека, может быть, и похоже, но вблизи всё-таки не очень. В первом выпуске шоу Ивлеевой шесть дрэг-артисток по парам соревнуются в мастерстве липсинка. Так проходит три раунда, а в четвёртом участвуют три финалистки, из которых приглашённый член жюри (в первом выпуске это Александр Гудков) и выбирает победительницу эпизода. В самом начале шоу авторы рассказывают, что в их дрэг-соревновании зрители увидят 36 артисток — получается, что нас ждёт ещё пять серий и суперфинал. Главный приз — миллион рублей и звание самой яркой королевы этой вечеринки.

Все, кто внимательно смотрят «Евровидение», замечали, как во время выступления конкурсантов из России в кадр попадают радужные флаги — эдакая шпилька в адрес тех, кто принял гомофобный закон. На протяжении всей первой серии «Королевских кобр» кажется, что вот-вот в операторский объектив попадёт шестицветная радуга, хотя бы на полсекундочки, — но нет, её там не будет.

Первый кадр видео в ютьюбе — это длинный дисклеймер, написанный в лучших традициях иноагентской плашки. Если первая половина этого текста — канцелярский рассказ о вымысле образов и отсутствии у создателей «Королевских кобр» намерений кого-то оскорблять, то вторая звучит куда интереснее: авторы шоу заявляют, что «не пропагандируют „нетрадиционные отношения“», не формируют «представления о равноценности „традиционных“ и „нетрадиционных“ отношений» и что шоу «не содержит информации о привлекательности „нетрадиционных сексуальных отношений“». Но если закон об иноагентах требует указания иноагентства везде, даже в сториз инстаграма, то в законе о «запрете пропаганды» даже близко нет подобных требований. Обычно проблема «нетрадиционного» контента решалась маркировкой «18+», зачем здесь это указание — загадка.

То, что создатели шоу будут избегать всего, что так или иначе связано с повесткой ЛГБТК-людей, можно было предположить и до выхода первой серии — об этом, в частности, говорили эксперты и экспертки материала The Village. Кажется, что по-другому в стране с действующим запретом «гей-пропаганды» и быть не может, но так ли это на самом деле? Вряд ли, ведь вопреки популярному мнению запретительный закон практически не работает. За всё время этой нормы (в этом году ей восемь лет) дела о «гей-пропаганде» доходили до суда 66 раз, а привлекли по ним 22 человека — не самая большая цифра для такого «страшного» закона, не находите?


«Королевские кобры» напоминают американский аналог примерно так же, как парик — реальную шевелюру: издалека, может быть, и похоже, но вблизи всё-таки не очень

Допустим, дисклеймер призван снять претензии к создателям шоу у консервативной части публики. Каким образом приписка в стиле «посмотрите на дрэг-див, но геями не будьте» спасёт от них — тем более что претензии появились ещё до премьерного показа? Первой высказалась уполномоченная по правам ребёнка в Татарстане Ирина Волынец: детский омбудсмен потребовала «запретить шоу трансвеститов» из-за обращений обеспокоенных родителей. Волынец отправила жалобы в Генпрокуратуру и Роскомнадзор и попросила «принять меры по блокировке сайтов и иных интернет-ресурсов, транслирующих недопустимый контент» (что «удивительно» удачно сочетается с популярным провластным нарративом о необходимости скорейшей блокировки зарубежных соцсетей и видеохостингов).

Следом за ней выступила Мария Шукшина: в интервью «Царьграду» актриса назвала новое шоу Ивлеевой «извращением». «Сейчас уже настолько явно стало это высвечиваться, эта тенденция к педерастии, к тому, чтобы всё изменилось, всё развернулось на 180 градусов», — сказала она и добавила, что «духовно-культурные ценности и традиции России разрушаются целенаправленно». Оставив за скобками оскорбительные для ЛГБТК-людей определения, всё же легко понять: дрэг в общественном сознании всё равно связан с культурой ЛГБТК-людей, и скрывать эту связь — заранее плохая идея. Перефразируем известный афоризм: отказываться от малейшего намёка на ЛГБТК — это плохая мина при хорошей игре, где под игрой имеется в виду предполагаемое желание помочь комьюнити.

Ивлеева говорит, что не пыталась переснять шоу Ру Пола, что её команда работала «над уникальной концепцией». Отказавшись от сравнения с форматом «Королевских гонок», мы, тем не менее, не можем не сравнивать то, как в рамках шоу показывают королев. Мини- и макси-челленджи, финальный липсинк (а в ранних сезонах «Королевских гонок» ещё и соревнование в мастерстве нарядов из подручных средств, иногда — буквально из помойки) — не всё, что видят зрители шоу Ру Пола. В каждом сезоне Ру Пол знакомит с королевами, из серии в серию мы узнаём об их судьбе, нравах и вкусах в дрэге — одним словом, делаем выводы о конкурсантках не только по тому, как ловко они делают death drop.


Дрэг в общественном сознании всё равно связан с культурой ЛГБТК-людей, и скрывать эту связь — заранее плохая идея

Из шоу Ивлеевой о королевах нам неизвестно ровным счётом ничего, кроме их имени и никнейма в инстаграме (но и на том спасибо). Артистки предстают перед зрителями исключительно в липсинк-баттле, хотя знакомыми их имена будут разве что завсегдатаям московских гей-клубов. В обсуждениях текста The Village можно было увидеть слова о том, что Ивлеева и так много делает для российских дрэг-артисток — в частности, даёт им платформу, своё имя и свою аудиторию. Но в то же время эта самая аудитория ничего не узнаёт об артистках, нет даже короткой видеооткрытки, в которой каждая королева могла бы рассказать о себе сама, выставляя градус откровенности таким, каким сможет и захочет. Это откровенно плохо монтируется с представлением о «дать платформу» — и всё больше напоминает об эксплуатации талантов королев, оценить которые стоило бы повыше. В шоу нет закулисья и нет вообще ничего, что происходило бы за пределами сцены, — это, вероятно, так себе решение не только с точки зрения репрезентации артисток, но и с точки зрения интереса аудитории, для которой в один момент все артистки рискуют превратиться в одну.

Другой аргумент защитников шоу Ивлеевой звучит так: ну, в России хорошо начинать хоть с чего-то, до Ру Пола нам далеко, но не мытьём, так катаньем. С одной стороны, он звучит разумно: нельзя сказать, что на дрэг-артисток сегодня не пойдут с вилами (ещё как пойдут — это видно из заявлений Волынец и Шукшиной). С другой стороны, довольно грустно ощущать себя крепостным в скрепоносной деревне, где «и так сойдёт». Грубо и глупо считать россиян — в частности, тех, кто посмотрит шоу Ивлеевой, — непросвещёнными невеждами, что существуют вне западного культурного мейнстрима. Легко предположить, что зрители шоу Ивлеевой наверняка хотя бы слышали о шоу Ру Пола — и примерно представляют себе контекст дрэг-культуры. С чего тогда они должны довольствоваться формой без содержания? Если так, то дискуссия очень сильно напоминает ту, что развернулась после выхода фильма «Супернова» и скандала с «ВкусВиллом». Рады ли мы такому «ну хоть что-то»? Что хорошего получили ЛГБТК-люди?

Очень грустно осознавать, что история повторяется дважды. Дрэг уже был частью поп-культурного российского мейнстрима: все, кому сейчас около тридцати лет, наверняка помнят, как в клипе на песню «Он тебя целует» группы «Руки Вверх!» снимался в дрэг-образе Анатолий Евдокимов (он автор популярного в нулевые шоу). Наверняка эти люди помнят и то, что в нулевые годы у Зазы Наполи, одной из самых известных дрэг-артисток в России, было своё ток-шоу «Сук@любовь» не где-нибудь, а на федеральном канале НТВ. Трагедия российского дрэга в том, что сначала он перестал быть запретным плодом для гетеросексуальной части публики, но потом вновь отправился на задворки — и виноваты в этом, конечно, вовсе не дрэг-артистки. Консервативный разворот в России просто не допустил бы, чтобы дрэг оставался видимым и дальше — вот и фронтмен «Руки Вверх!» Сергей Жуков, не побоявшись в нулевые годы показать в клипе отношения двух мужчин, признаёт своё решение ошибкой и извиняется за смелый клип.


Трагедия российского дрэга в том, что сначала он перестал быть запретным плодом для гетеросексуальной публики, но потом вновь отправился на задворки

Почему спустя столько лет дрэг возвращается в мейнстрим усилиями супермедийной гетеросексуальной женщины? Вероятно, потому что выступление артисток — яркое, самобытное шоу, на котором, если лишить его исторического и политического контекста угнетения ЛГБТК-людей, можно заработать. Конечно, съёмки «Королевских кобр» сопрягаются с некоторыми рисками, но они — как, вероятно, мыслят создатели шоу — не такие большие, как те возможности медийного, социального и финансового капитала, которые откроются перед авторами после релиза. Работа над проектом, конечно же, может быть связана с извлечением прибыли — но вопрос о том, можно ли заработать на той части культуры, которая не принадлежит тебе и никогда не принадлежала, видимо, всё ещё остаётся дискуссионным.

В этом разговоре нельзя упускать самую важную составляющую дискуссии: а что по этому поводу думают сами королевы? Артисткам шоу Ивлеевой, как пишет The Village, запрещено комментировать съёмки по контракту, однако их впечатления всё равно можно оценить. Одна из участниц «Королевских кобр» Каллиста Блэк в коротком видео на ютьюбе рассказывает, что это шоу должно показать, что дрэг-представление — «не что-то вульгарное, не что-то фриковое, а красивое шоу, на которое стоит смотреть». «Я думаю, что нам удастся донести до всех людей, что ничего такого в травести нет», — говорит она. Конечной (и разумной с любой стороны) целью здесь может быть только рост признания, медийности и финансового благополучия артисток, согласившихся сниматься в проекте. Будет здорово, если так оно по итогу и случится, — но надежды на это, будем реалистами, пока маловато.

ФОТОГРАФИИ: скриншот из видео

Рассказать друзьям
7 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.