Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Мнение«Нетоксичная» маскулинность: Как поп-культура прощается с мачизмом

«Нетоксичная» маскулинность: Как поп-культура прощается с мачизмом — Мнение на Wonderzine

Гарри Стайлз, Олли Александр и другие герои нашего времени

Поп-культура обращается к новым образцам маскулинности — популярные мужчины сегодня всё чаще отказываются от образов мачо или альфа-самцов. Это делают даже те из них, кто когда-то обращался к куда более маскулинным формам самовыражения — например, в прошлом брутальные рэперы A$AP Rocky или Tyler, The Creator сегодня не стесняются ни ногти накрасить, ни платок на голову повязать. Этот тренд медленно, но верно добирается и до России — здесь можно вспомнить певца Шарлота, который без тени стеснения выступает в розовом кроп-топе в цитадели мачизма, студии Comedy Club. Разбираемся, как вышло, что старые образцы маскулинности в поп-культуре безнадёжно вышли из моды.

Текст: Марина Аглиуллина

Гарри Стайлз как признак времени

В конце прошлого года музыкант Гарри Стайлз появился на обложке декабрьского номера американского Vogue в платье. Фотосессия стремительно разлетелась по интернету, став одной из самых обсуждаемых модных съёмок 2020 года. Впрочем, это событие было по-настоящему революционным только для Vogue: сохраняя за собой статус самого влиятельного журнала о моде в мире, издание пока очень робко заходит на территорию актуальных взглядов на гендер.

Гарри Стайлз был заведомо выигрышным ходом для Vogue. Стайлз — один из самых популярных музыкантов современности, он способен обеспечить продажу всего тиража журнала. Он уже доказал, что может носить вещи, которые традиционно маркируют как женские, и получать на это восторженные отзывы поклонников, поклонниц и коллег-знаменитостей. Прошлой весной журнал Beauty Papers поставил на обложку кадр со Стайлзом в колготках в сетку. Желающие посмотреть съёмку обвалили сайт, а тираж стремительно раскупили. Те, кто не успели ухватить экземпляр, вынудили журнал пообещать дополнительный тираж (из-за эпидемии нового коронавируса это пока так и не случилось, и в инстаграме Beauty Papers регулярно появляются требования допечатать журнал).

Поместив на обложку музыканта в платье и затронув в интервью тему размывающихся границ гендера, Vogue, по сути, всего лишь отразил тренд, который существует уже несколько лет. Гарри Стайлз, чей дебютный сольный сингл назывался «Sign of the Times», и сам стал признаком времени. Времени, когда многие идеи об образе рок- или хип-хоп-звезды выглядят токсичными и музыканты-мужчины пытаются переопределить современную мужественность. Так вышло, что сейчас Стайлз — самый знаменитый представитель этого тренда, но далеко не первый.

Старое платье, новые мысли

В 2019-м, за год до съёмки Стайлза для Vogue, американский GQ поместил на обложку ноябрьского номера коллегу Стайлза Фаррелла Уильямса в платье-пуховике Moncler. Номер был посвящён новой маскулинности, внутри Фаррелл рассказывал, как вышло, что он стал включать в свой гардероб женскую одежду ещё в 2000-х и отказался от мизогинных текстов, потому что осознал их свойство доставлять дискомфорт женщинам и провоцировать некоторых мужчин на насилие. Сам факт, что цисгендерные мужчины-музыканты появляются в платьях, не является революционным.

В 70-е Дэвид Боуи некоторое время постоянно носил платье, в котором снялся для обложки альбома «The Man Who Sold the World». То, что Боуи носил каблуки и макияж, чаще всего воспринимали как эксцентричное проявление творческой личности, человека не от мира сего. Долгие годы так трактовали и другие появления мужчин-музыкантов в женской одежде, если это заведомо не была комедия, как в случае клипа «I Want to Break Free» группы Queen. Важно то, что в 2010-е всё больше музыкантов начали менять дискуссию вокруг гендерных норм и обращать внимание на деструктивное влияние токсичной маскулинности.

Впрочем, новая маскулинность — это не только платья и подводки для глаз, но и принципиально новые темы и дискуссии. В 2018 году британская эмо-группа As It Is выпустила наглядный клип о давлении токсичной маскулинности на мужчин на песню «The Stigma (Boys Don’t Cry)». На данный момент у ролика более 3,8 миллиона просмотров. В 2019 году певец и композитор Сэм Фендер написал песню «Dead Boys» под впечатлением от горя, которое он переживал из-за суицида своего близкого друга. В процессе музыкант узнал, что каждую неделю в Британии восемьдесят четыре мужчины сводят счёты с жизнью, а после записи трека ещё один друг Фендера покончил с собой. В комментариях к клипу мужчины-слушатели делятся своими историями о суициде и депрессии.

В 2016 году The Guardian выпустил материал о мужчинах, меняющих представления о мужественности в музыке. В него вошли монологи Олли Александра из группы Years and Years, Хейдена Торпа из Wild Beasts, музыканта Gaika, Гарри Бёрджесса из Adult Jazz и Рори Грэма, выступающего под именем Rag’n’Bone Man. «В школе меня травили за то, что я был плох в спорте и недостаточно мужественным», — рассказал Олли Александр. «Я рос на брит-попе, но в какой-то момент понял, что его идеология пацанства во мне не откликается», — поделился своей историей Торп.

Пока музыканты могли говорить о своих чувствах, неуверенности и проблемах с психическим здоровьем и навязанными идеями о гендере только в песнях, эти разговоры было легко игнорировать. Они запросто терялись за внешней бравадой рок-музыки и хип-хопа и формальными признаками успеха исполнителей: деньгами, тачками, поклонницами. Сегодня целая волна музыкантов осмысленно артикулирует, как именно токсичная маскулинность мешает им быть собой, разрушительно влияет на психику и не способствует здоровым отношениям с окружающими.

Слова Гарри Стайлза о том, что он занимается пилатесом и заботится о психическом здоровье, важнее его появления в платье. Замечание Фаррелла Уильямса, что современная маскулинность означает уважение ко всему, что считается немужественным, может сделать больше, чем его появление с сумкой Birkin. Если герою 2000-х рэперу 50 Cent приписывают фразу «У меня есть все те же чувства, что у других людей, но я нашёл способы их подавить», то герой 2010-х рэпер Джордан Стивенс из дуэта Rizzle Kicks пишет для The Guardian колонку «Токсичная маскулинность повсюду. Мужчины должны это исправить».

Почему это нравится аудитории

Поп-культура — одновременно отражение общества и один из источников, где мы, осознанно или нет, черпаем идеи, какими быть и как жить. Знаменитости становятся проводниками образов и идей, которые мы примеряем на себя, на место идеального бойфренда, друга или родителя. В этом процессе становится очевиднее, что относится к категориям «моё» и «не моё».

С ростом феминистских настроений и усилением кризиса традиционной маскулинности у мужчин поиск идентичности стал сложнее, а у женщин изменился запрос на идеального партнёра. Отказавшись от ориентиров токсичной маскулинности, современный мужчина должен ответить на вопрос, какой должна быть «другая» маскулинность. В этом квесте поп-звёзды, которые пытаются ответить на тот же вопрос, становятся соратниками и ролевыми моделями. Женщины, подковавшись знаниями о психологическом и физическом абьюзе и здоровых отношениях, больше не хотят иметь дело с молчаливыми мачо, которые не уважают женщин, не умеют говорить о своих чувствах и вымещают комплексы на тех, кто слабее. Музыканты новой формации воспринимаются ими как проводники более здоровых моделей поведения и обнадёживающий образец того, что мужчины могут быть другими.

Если смотреть на популярных сегодня музыкантов, то они представляют целый спектр новых идей, каким может быть современный мужчина. Может ли он любить пастельные цвета и грациозно танцевать? Южнокорейский бойзбенд BTS в каждом клипе говорит, что да. Может ли гетеросексуальный мужчина быть «женственным»? В монологе для The Guardian Gaika отвечает «да», а кантри-музыкант Орвилл Пек доказывает, что можно быть геем и выглядеть по всем канонам мужественности. Может ли мужчина быть ранимым? В фотосессии GQ с Фарреллом Уильямсом есть портрет со слезами на щеке, и он всё равно выглядит мужественно. Должен ли мужчина стыдиться говорить о своих психических трудностях? Рэперы Young Lean и Logic показывают примером, что говорить об этом нормально. Может ли мужчины поддерживать феминизм? Гарри Стайлз — профеминист и противник гомофобии.

Разговор о переосмыслении маскулинности востребован не только в музыке, и интерес к нему будет только расти. Но музыка — важная часть самоопределения, особенно у подростков, а положение и статус артиста даёт музыкантам возможность экспериментировать гораздо смелее, чем многим другим, и влиять на миллионы людей.

ФОТОГРАФИИ: Tyler, The Creator

Рассказать друзьям
23 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.