Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Книги«Невидимый страж»: Отрывок из книги об иммунитете

«Невидимый страж»: Отрывок из книги об иммунитете
 — Книги на Wonderzine

Об иммунной памяти и вакцинации

Если вы интересуетесь, как работает иммунитет, советуем обратить внимание на книгу «Невидимый страж», которая вышла в издательстве «Альпина». В ней молекулярный биолог Мария Кондратова рассказывает, как устроен иммунитет, как он может защищать человека или, наоборот, начать разрушать организм, объясняет, как работают вакцины и почему противники вакцинации заблуждаются, а также пишет о раке, иммунодефиците и вирусах.

Мария Кондратова показывает, что иммунология увлекательна и непредсказуема, «как хорошее полицейское кино: с погонями, взрывами и поиском преступников». Учёная пишет о сложных темах простым языком, зачастую прибегая к аналогиям из фильмов. Мы публикуем главу об иммунной памяти и вакцинации.

***

У большинства молодых родителей бывает период, когда возникает ощущение, что нормальная жизнь закончилась, дальше будут только больничные. Сопли, поносы, одна простуда, за нею тут же другая, отит, фарингит, воспаление лёгких… Обычно это время приходится на дошкольный период, но у некоторых детей оно длится чуть ли не до средней школы. До появления современных методов профилактики и лечения именно на дошкольный возраст приходился максимум детской смертности. В конце XIX — начале XX века в Российской империи число умерших в возрасте до пяти лет составляло больше половины от общего количества умерших. Сейчас до такой трагедии дело доходит редко, но несколько лет и ребёнку, и окружающим приходится нелегко. Мамы и папы, подменяя друг друга, выбиваются из сил, пытаясь хоть как-то совместить работу сиделкой при больном чаде с работой как таковой. И вдруг как по мановению волшебной палочки этот кошмар заканчивается. Нет, ребёнок не перестаёт болеть совсем, два-три больничных в году родителям приходится брать, но он перестаёт болеть непрерывно. Говорят, что ребёнок «перерос». В чём же суть этого волшебного изменения?

Она заключается в особом свойстве адаптивного иммунитета — иммунной памяти, благодаря которой повторная встреча с большинством инфекций протекает гораздо легче, чем первая. А поскольку число болезнетворных микроорганизмов, циркулирующих в той или иной человеческой популяции (например, в большом городе), хоть и велико, но конечно, то рано или поздно организм встречается с ними всеми и научается им противостоять. Эта особенность является одним из важнейших эволюционных достижений позвоночных животных и одним из факторов их долголетия.

Собственно, именно с наблюдения за этим феноменом и началась иммунология как практическая наука. Люди издавна заметили, что многими опасными заболеваниями, как правило, не заболевают повторно. Так что 200–300 лет назад рябое от перенесённой в детстве чёрной оспы лицо жениха родню невесты не пугало, а обнадёживало: один раз выжил — больше не заболеет. Также было известно, что женщины, занятые уходом за коровами и дойкой, редко болеют оспой, а если и болеют, то легко. Дело в том, что коровья оспа похожа на чёрную, но она гораздо менее опасна, и люди, переболевшие первой болезнью, «бонусом» получали защиту от второй. Сопоставив эти два факта, английский врач и учёный Эдвард Дженнер, живший в конце XVIII века, предложил организовать массовое заражение людей коровьей оспой с тем, чтобы защитить их от человеческой.

И метод сработал! Вскоре заболеваемость чёрной оспой в Европе пошла на убыль, хотя окончательно болезнь удалось победить лишь в XX веке. Поэтому именно Дженнера во многих учебниках называют отцом иммунологии. Но, на мой взгляд, этого титула в большей степени заслуживает всё-таки Луи Пастер, разработавший научные основы вакцинации и создавший вакцины от таких болезней, от которых природной защиты не существует. Однако Дженнер, безусловно, может считаться отцом массовой вакцинации. Таким образом, уже в XVIII–XIX веках было понятно, что организм как-то запоминает перенесённые инфекции (по крайней мере, некоторые из них), но клеточные механизмы этого явления установили лишь в конце XX века.

Тогда выяснилось, что «памятью» обладают не все иммунные клетки, а лишь Т- и В-лимфоциты. Для макрофагов и других клеток врождённого иммунитета каждая встреча с инфекцией проходит «как в первый раз», а вот система приобретённого иммунитета и впрямь позволяет нашему организму учиться на своих ошибках. Каким же образом адаптивный иммунитет запоминает инфекции?

Рис. 22. Развитие первичного иммунного ответа при вирусной инфекции. В норме разные типы иммунного ответа (врожденный, Т-клеточный, В-клеточный) идут «волнами», с одной стороны, дополняя и усиливая друг друга, с другой — своевременно затухая, чтобы не разрушить организм

Рис. 23. Динамика развития вторичного иммунного ответа. После первичного инфицирования или вакцинации вторичный иммунный ответ на уже знакомый организму антиген развивается гораздо быстрее и эффективнее за счет клеток памяти

При чём тут вакцинация? Да при том, что для того, чтобы вызвать первичный иммунный ответ, организму не обязательно встречаться с полноценной болезнетворной версией вируса или бактерии. Ведь, как мы уже знаем, иммунный ответ вырабатывается не на целую вирусную или бактериальную частицу, а на отдельные фрагменты её белков. Убитый, а то и вовсе «разобранный на кусочки» вирус является таким же качественным источником антигенов, но при этом практически не вредит организму. В некоторых случаях для выработки иммунитета можно обойтись и вовсе отдельными вирусными белками. Так, большинство вакцин против коронавируса используют в качестве антигена его S-белок.

Вакцина—это своего рода тренировочная инфекция, на примере которой организм учится предупреждать настоящее вторжение.

Однако метафору «учебная тревога» не стоит понимать слишком буквально. Во время кампании вакцинации против ковида я с некоторым изумлением обнаружила: многие люди думают, что привиться — значит переболеть в лёгкой форме, и боятся заразить родственников. После прививки вакциной на основе убитых вирусов и их фрагментов заболеть, а значит, и заразить нельзя! Вакцины же из живых и ослабленных вирусов сейчас практически не применяют. Единственное исключение — полиомиелит, и то лишь потому, что многолетние попытки создать другие формы вакцины от этой страшной болезни пока не увенчались успехом.

В настоящее время фармацевтические компании производят целый спектр вакцин — от традиционных, на основе целых вирусных частиц, до новаторских, использующих лишь отдельные фрагменты белков, вирусов и бактерий. Что можно сказать об этих разновидностях?

Теоретически вакцины на основе целых вирусных частиц вызывают более мощный иммунный ответ, но и значительное количество побочных эффектов, а субъединичные вакцины действуют мягче. На практике же каждая инфекция требует индивидуального подхода. Мы подробнее остановимся на этом вопросе, говоря о «гонке вакцин» против COVID-19.

Вакцинация совершенно изменила не только человеческую жизнь, но и промышленное животноводство. Массовый падёж скота, бывший бичом сельского хозяйства веками, теперь встречается очень редко. Вакцины защищают от болезней не только нас, но и наших питомцев. Многие истории, подобные тем, что описаны Джеймсом Хэрриотом в его записках ветеринара*, остались в прошлом: болезни, доставлявшие столько страданий животным и их хозяевам, побеждены антибиотиками и вакцинами.

Как долго сохраняются клетки памяти после перенесённого заболевания или прививки? От нескольких месяцев до нескольких десятков лет, и, к сожалению, мы до сих пор не вполне понимаем, почему иммунитет к одним типам инфекций оказывается более долгоиграющим, чем к другим. Поэтому стандартом профилактики большинства опасных заболеваний (дифтерия, коклюш, столбняк и другие) является регулярная ревакцинация.

* Хэрриот Дж. О всех созданиях — больших и малых. — СПб.: Азбука, 2022.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.