Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

КнигиЧто читать зимой: 13 новых захватывающих книг

Романы о детстве, депрессии, дружбе и любви

Что читать зимой: 13 новых захватывающих книг — Книги на Wonderzine

Главное книжное событие года, фестиваль Non/Fiction, перенесли на весну, но книги — самые ожидаемые романы года, которые издатели обычно приберегают к ноябрю, — печатаются по расписанию. Судя по количеству долгожданных читательских хитов, которые выходят этой зимой, ваша стопка «Прочесть» не уменьшится до самого апреля. Среди них роман — призер Международной Букеровской премии — 2020 и его соперница — антиутопия из Японии, дебютный роман Салли Руни и скандальные мемуары, по которым сняли «Неортодоксальную», наделавший шума в Штатах роман Та-Нехаси Коутса о бегстве из рабства и многое другое — добавляйте в свой книжный вишлист.

Текст: Дина Ключарёва,
автор телеграм-канала One Oscar For Leo

Элиф Шафак

10 минут 38 секунд в этом странном мире

Азбука, перевод Ольги Лютовой

Роман британско-турецкой писательницы Элиф Шафак дошёл в прошлом году до шорт-листа Букеровской премии (награду тогда поделили Маргарет Этвуд с сиквелом «Рассказа служанки» и Бернардин Эваристо со сборником «Девушка, женщина, иная», русский перевод которого, кстати, тоже вот-вот выйдет из печати). Чудное название романа указывает на срок, в течение которого человеческий мозг продолжает функционировать после клинической смерти. 10 минут 38 секунд — столько живёт мозг убитой стамбульской секс-работницы Текилы Лейлы, и за этот короткий отрезок времени она вспоминает самые яркие эпизоды своей жизни: детство в провинции, домогательства родственника, семейный скандал, переезд в шумный Стамбул (который в этом романе практически равноправный персонаж наряду с людьми). Несмотря на то, что местами этот роман напоминает предсказуемое бинго из остроактуальных тем, он выполняет важную функцию репрезентации сразу нескольких социальных групп — даёт голоса отверженным и угнетаемым представителям ЛГБТ+, политическим оппозиционерам, иммигрантам, работникам секс-сферы и многим другим.

Марике Лукас Рейневелд

Неловкий вечер

Inspiria, перевод Ксении Новиковой

В этом году двадцатидевятилетние Марике Лукас Рейневелд стали самым молодым в истории лауреатом Международной Букеровской премии. Принёсший писатель_нице приз «Неловкий вечер» рассказывает о холодном и неприютном детстве (таком же «длинном и тесном, как гроб», как у Тове Дитлевсен) в нидерландской общине кальвинистов, где, как и автор_ка, растёт героиня книги — девочка по имени Яс. Однажды зимой случайно погибает её старший брат, и семья тяжело переживает этот удар: родители замыкаются в себе, а брат и две сестры выплёскивают своё горе в агрессию к окружающему миру. Рейневелд рассказывает о тёмной стороне детства: о бездумной жестокости друг к другу и к животным, об изучении собственного тела (от мастурбации до запоров — роман очень физиологичный), об отсутствии внутренних границ в голове до тех пор, пока их не навязывает социум, и о бесконечной тоске по безвременно ушедшим дорогим людям.

Саша Карин

Секция плавания для пьющих в одиночестве

Popcorn Books

Роман о тяжёлой депрессии, идеально попадающий в тон мрачной декабрьской погоде. Место действия «Секции плавания» — альтернативная версия современной Москвы, где несколько лет назад было узаконено право на эвтаназию (например, утопление в «социальных бассейнах» по месту прописки) и добровольный суицид, а городские реки превратились в подводные кладбища. Главные герои — двое молодых людей: двадцатилетний художник Мара, чья мать не так давно «ушла в воду», и Лиза, которая медленно, но верно теряет зрение и угасает в областном санатории среди пенсионеров. Мара, стоя на берегу реки и готовясь пойти вслед за мамой, пишет прощальное сообщение случайному контакту из своей телефонной книги. Им оказывается Лиза, и между ребятами завязывается общение, которое помогает обоим удержаться на плаву в течение долгой и унылой московской зимы.

Салли Руни

Разговоры с друзьями

Синдбад, перевод Анны Бабяшкиной

Дебютный роман Салли Руни, который наконец-то добрался до русского читателя. В центре истории — двадцатилетняя студентка Фрэнсис и любовный многоугольник, в который она попадает. Фрэнсис пишет стихи и читает их на публике вместе со своей бывшей девушкой Бобби. На одном из выступлений девушки знакомятся со взрослой парой — эссеисткой по имени Мелисса и её мужем-актёром Ником — и заводят с ними дружбу, которая позже выливается в адюльтеры, ссоры и долгие эмоциональные переписки в интернете. В какой-то момент реальная жизнь буквально прилетает Фрэнсис в лоб: друзья осуждают её роман с женатым человеком, отец отказывает в поддержке, обостряются проблемы со здоровьем, стажировку не продлевают. Пытаясь выбраться из этого омута проблем, она делает вывод, к которому рано или поздно приходит каждый: иногда, чтобы что-то понять, сначала надо это пережить.

Лина Вульфф

Любовники-полиглоты

АСТ, перевод Виктории Петруничевой

Остроумная и нелинейная история в «Любовниках-полиглотах» — один сплошной выпад в адрес апологетов патриархата и мужчин, привыкших объективировать женщин вокруг себя. Описать его можно репликой одной из героинь, которая появляется ближе к финалу романа: «Ты никогда никого не видел. Ты видел только себя самого, а твои женщины были всего лишь зеркалами, в которых ты мог видеть опять-таки себя». В центре сюжета — загадочный роман «Любовники-полиглоты», опус магнум известного писателя Макса Ламаса, существующий в единственном экземпляре. Этот роман увязывает воедино жизни совершенно чужих друг другу людей из разных стран: его автора — высокомерного писателя, который в конце концов становится жертвой собственного гонора; литературного критика, у которого в душе творится ад, и его жены-гадалки; любопытной женщины, случайно познакомившейся с критиком на дейтинговом сайте, и состоятельного итальянского семейства, оказавшегося на пороге банкротства.

Малин Скугберг Нурд

Никки

No Kidding Press, перевод Веры Козловской

Дебютный графический роман шведской комиксистки Малин Скугберг Нурд открывает новый комикс-сезон издательства No Kidding Press. «Никки» — это короткая, но ёмкая и жизнеутверждающая история о взрослении и принятии себя. Главная героиня, старшеклассница Никки, живёт на маленьком острове вместе с семьёй, которая не очень-то её понимает. Родные считают, что Никки слишком много весит, и постоянно отпускают замечания по этому поводу, не замечая, как девочка страдает от негативных комментариев и всё больше замыкается в себе. Всё меняется, когда Никки переходит в гимназию и попадает в компанию квир-ребят. Перенимая их взгляды и доброжелательное отношение друг к другу, она начинает по-новому смотреть на своё тело, сексуальность, политику и то, как отстаивать свои права.

Дебора Фельдман

Неортодоксальная. Скандальное отречение от моих хасидских корней

КоЛибри, перевод Дины Ключарёвой

Мемуары бывшей хасидки, которые легли в основу одноимённого сериала Netflix, заканчиваются на её окончательном выходе из общины, а вовсе не хэппи-эндом в берлинской музыкальной школе. Реальная история Деборы Фельдман — не сказка с хорошим концом, а непростая история решительной молодой женщины, которая долго боролась за свою свободу и будущее своего сына, преодолевая дремучие традиции, нравы и давление со стороны ультраортодоксальной общины. В своих мемуарах Фельдман рассказывает о неприглядной изнанке закрытой хасидской секты: о том, что девушки узнают об устройстве собственного организма только накануне свадьбы, из-за чего в первую брачную ночь страдают от чудовищных травм (моральных и физических), об антисанитарии и домогательствах в религиозных купальнях, посещение которых обязательно для всех замужних женщин, о том, как в общине закрывают глаза на педофилию и убийства, и многом другом. Тяжёлое и впечатляющее чтение, которое понравится тем, кто залпом глотает книги вроде «Ученицы» или «Клуба лжецов».

Нина Агишева

Шарлотта Бронте делает выбор. Викторианская любовь

Редакция Елены Шубиной

Новая книга театрального критика Нины Агишевой — беллетризованный фрагмент биографии писательницы Шарлотты Бронте, увлекательная история о том, как авторка «Джейн Эйр», учась в брюссельском девичьем пансионе, влюбилась в своего учителя Константина Эже (и по совместительству мужа хозяйки этого самого заведения). Именно этот пансион, а также самого Эже и его жену Бронте вывела в своём, пожалуй, лучшем и самом автобиографичном романе «Городок». Уповать на взаимность семейного мужчины в викторианские времена она не могла, что, впрочем, совсем не мешало Бронте уже после отъезда из пансиона писать ему проникновенные письма и умолять хоть о каком-нибудь ответе. Несмотря на то, что Эже так и не бросил ради неё семью, Бронте получила от этой влюблённости нечто большее: вдохновение, веру в себя и свободу творческого самовыражения.

Ёко Огава

Полиция памяти

Поляндрия No Age, перевод Дмитрия Коваленина

Ещё один роман, претендовавший в этом году на Международную премию Букера, впервые увидел свет в 1994 году, но мировую известность получил только после выхода на английском языке. Это неспешная тягучая антиутопия об острове, где каждые несколько дней исчезает какое-то понятие или объект, а вместе с ним — и воспоминания о нём людей. На тех, кто забывать о чём-то не желает, охотится Тайная полиция — отряды суровых солдат в униформе, которые навсегда увозят непокорных в неизвестном направлении. В этом мире живёт главная героиня истории — писательница, у которой когда-то исчезла мать, тайком хранившая стёртые из памяти людей предметы. Пока героиня медленно движется к полному забвению самой себя, всё понятнее становится, что этот роман вовсе не о бунте против тоталитаризма, а о принятии неизбежности смерти, о незыблемом круговороте всего в природе и утешительной силе человеческого участия.

Себастьян Барри

Тысяча лун

Иностранка, перевод Татьяны Боровиковой

Продолжение прекрасного квир-вестерна Барри «Бесконечные дни» вышло ещё осенью, но обидно пролетело мимо радаров. Это написанная тем же певучим языком история взросления индейской девочки Виноны, которую бывшие солдаты Джон Коул и Томас Макналти удочерили в первой части романа. Смышлёная Винона растёт на ферме, окружённая любовью двух своих отцов, и даже устраивается на работу в город помощницей к местному законнику. Загуляв однажды вечером с местным парнем, она возвращается домой в крови и ничего не помнит о том, что с ней произошло. Попытки выяснить, кто был её обидчиком, навлекают волну бед на большую приёмную семью Виноны. Но нет худа без добра: преодолев массу испытаний, девушка начинает прислушиваться не только к окружающим, но и к собственной интуиции, а также узнаёт, что любовь — это человек, рядом с которым чувствуешь себя как дома, где бы ты при этом ни была.

Кэндис Карти-Уильямс

Квини

Livebook, перевод Дарьи Ивановской

Бойкий ироничный роман в духе «Американхи» о рабочем стрессе, плохих любовниках, бытовом расизме и целительной силе психотерапии. Квини, амбициозная молодая британка карибского происхождения, работает в модном журнале. Раз за разом предлагая редактору истории на сложные темы, она получает ответы в духе главреда из фильма «Как отшить парня за 10 дней» («Зачем тебе Афганистан, ведь ты можешь писать о чём хочешь — о туфлях, о сумках, о платьях!»). Ещё больше её уверенность в себе расшатывается, когда давний бойфренд отказывается возвращаться к ней после «временного» перерыва в отношениях. Совершенно потерянная, Квини погружается в депрессию и бесчисленные случайные связи, не все из которых заканчиваются хорошо. Но бдительные социальные работники, сестринство с подругами и поддержка хоть и консервативной, но любящей семьи помогают ей снова встать на ноги, наладить отношения с родными и поставить коллег на место.

Та-Нехаси Коутс

Танцующий на воде

Clever, перевод Юлии Фокиной

Пожалуй, самая долгожданная взрослая новинка года от детско-подросткового издательства Clever — прогремевший год назад в Штатах дебютный роман американского журналиста Та-Нехаси Коутса. Прекрасно переведённая историческая драма с элементами магического реализма рассказывает историю темнокожего парня по имени Хайрам, сына рабыни и хозяина табачной плантации. Будучи подростком, Хай, наделённый острым умом и фотографической памятью, становится лакеем у своего сводного белого брата. Но когда тот погибает при крушении моста и Хаю грозит продажа на рынке невольников, парнишка решается на отчаянный шаг — бежать через болота в свободные штаты. На этом нелёгком пути его ждут предательства и потери, открытие в себе невероятных способностей и даже встреча с легендарными представителями аболиционизма.

Филипп Бессон

Хватит врать

Popcorn Books, перевод Алины Поповой

Эмоциональная полуавтобиографическая история о любви и влечении в духе романа «Назови меня своим именем». Сорокалетний писатель по имени Филипп случайно замечает в лобби отеля юношу, как две капли воды похожего на парня, которого он знал двадцать лет назад. Эта встреча погружает Филиппа в воспоминания о событиях 1984 года, когда он впервые встретил Тома Андриё, с которым впервые познал любовь — как плотскую, так и возвышенную. Их отношениям не суждено продлиться долго: Тома застрянет на подработках в другой стране, а Филипп уедет учиться в столичном университете. Большое и чистое чувство оставит глубокий оттиск на судьбах обоих героев, но только одному из них уготована счастливая жизнь.

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.