Views Comments Previous Next Search Wonderzine

КнигиУ каждого своя история:
8 книг о непростой юности

«Клуб лжецов», «Не только апельсины» и другие

У каждого своя история:
8 книг о непростой юности — Книги на Wonderzine

Что нас не убивает, то даёт работу нашим психотерапевтам. Тяжёлая юность порой становится мощной мотивацией отстаивать право на достойную жизнь — для себя и своих близких. Вот восемь книг о сильных героинях, которые нашли в себе силы взглянуть детским травмам в лицо: четыре реальные истории и четыре художественных романа.

Текст: Дина Ключарёва,
автор телеграм-канала One Oscar For Leo

Лиза Уингейт

Пока мы были не с вами

Аркадия. Перевод Анастасии Лазаревой

Беллетризованный рассказ о деятельности так называемого «Общества детских домов Теннесси», которое существовало в США в 20–50-х годах. В его главе стояла Джорджия Танн, добрая и миловидная женщина — на первый взгляд. На самом же деле Танн вместе с сообщниками руководила похищениями сотен детей, которых обманом и шантажом отнимали у малообеспеченных родителей со Среднего Запада. Танн отдавала предпочтение малышам с ангельской внешностью — светловолосым и светлокожим, которых позже пристраивала в обеспеченные респектабельные семьи под видом несчастных покинутых сирот в обмен на солидное вознаграждение. Клиентами Танн были даже знаменитости — например, с её помощью двойняшек удочерила актриса Джоан Кроуфорд.

В заведениях Танн детей содержали в нечеловеческих условиях, некоторых насиловали и подвергали пыткам. В 50-х, когда в «Обществе детских домов Теннесси» зафиксировали рекордную смертность среди детей, бизнес Танн закрыли, а её саму отправили под суд. Парадоксально, но несмотря на свою глубоко аморальную деятельность, Танн поспособствовала снижению стигмы сиротства и усыновления детей с неблагополучным происхождением в США.

Варис Дирие, Кэтлин Миллер

Цветок пустыни

Бомбора. Перевод Юлии Сашниковой

Биография супермодели Варис Дирие, родившейся в семье сомалийских кочевников. Раннее детство Дирие провела, скитаясь по пустыне вместе с родителями, сёстрами и братьями, и первая часть книги об этой простой жизни — ночёвках под открытым, усыпанным звёздами небом и природном чутье к поиску питьевой воды (за которой в пустыне можно идти несколько суток), — пожалуй, самая светлая.

Когда Варис исполняется пять лет, она стремится подобно старшим сёстрам пройти через обряд «превращения в женщину» — правда, не подозревает, что за помпезными словами кроется калечащая операция, известная как «женское обрезание», которую проводят в условиях чудовищной антисанитарии. Этот поворотный момент определяет всю дальнейшую жизнь Дирие — она бежит из пустыни от брака со стариком, затем из столицы Сомали в Англию и случайным образом попадает в модельный бизнес.

В нулевых Дирие оставила модельную карьеру ради правозащитной деятельности — в 1997 году её выбрали специальным послом ООН против калечащих операций на женских половых органах. С 2002 года она возглавляет собственный фонд, посвящённый борьбе с этой практикой, которая до сих пор широко распространена даже далеко за пределами Африки.

Мэри Карр

Клуб лжецов. Только обман поможет понять правду

Бомбора. Перевод Алексея Андреева

Воспоминания Мэри Карр о детстве в техасской глубинке в семье, сплошь и целиком состоящей из нетипичных личностей. Ветреная мама склонна к нервным расстройствам, папа — алкоголизму, странная бабушка подозревает всех вокруг и везде с собой носит походный набор криминалиста, а дерзкая и агрессивная старшая сестра обладает настолько хорошо подвешенным языком, что может переспорить кого угодно — хоть городского шерифа.

Карр рассказывает о самых мрачных моментах своей юности поразительно лёгким слогом, иронизируя и чем-то напоминая Сэлинджера. За этим талантливо написанным текстом стоит большая работа над собой: писательница пережила совершенно недетские испытания — два эпизода насилия, уход за мучительно умирающей бабушкой и психотические эпизоды у матери. Книга понравится тем, кто с упоением прочёл прошлогодний бестселлер Тары Вестовер «Ученица», написанный как раз под влиянием мемуаров Карр.

Дженет Уинтерсон

Не только апельсины

АСТ. Перевод Анны Комаринец

Мемуары английской писательницы Дженет Уинтерсон, выросшей в глубоко религиозной маленькой общине и столкнувшейся с гомофобией в раннем возрасте. Мать Дженет — ярая христианка, деятельная прихожанка и уважаемое лицо. Вместо рассказов о том, как устроена Вселенная, она учит дочь псалмам и заветам и готовит в миссионеры, но вопреки своим убеждениям вынуждена отдать её в обычную школу — где Дженет становится белой вороной. Она рассказывает сверстникам о рае и геенне огненной и на уроках труда вышивает на салфетках религиозные догмы вместо овечек и цветочков, чем повергает в шок и детей, и их родителей, и самих учителей. Мир Дженет переворачивается с ног на голову в одночасье, когда в приходе она встречает милую девушку, в которую влюбляется с первого взгляда, — за что позже жестоко расплачивается: община подвергает её осуждению и обряду экзорцизма, а позже от неё отрекается и собственная мать.

На первый взгляд задорно написанная автобиография Уинтерсон скрывает намного больше — глубокую, с трудом пережитую травму от непринятия собственными родителями и важное сообщение, что искренняя вера и дремучие предрассудки далеко не одно и то же.

Дорит Линке

По ту сторону синей границы

Самокат. Перевод Веры Комаровой

Маркированный отметкой «янг-эдалт» роман о трёх школьниках из советской Германии — трагичное и удивительно актуальное для современной России произведение для читателей любого возраста. Ханна, Андреас и Сакси растут в атмосфере безысходности: повсеместный контроль государства, бедность, дефицит и запуганные люди, готовые доносить на семью, соседей и друзей ради того, чтобы успеть сделать это первыми и не попасть в мясорубку тоталитарной системы.

Перед ребятам встаёт непростой выбор — стать винтиками в этой гигантской машине, на производство которых она и заточена, или попытаться бежать, чтобы сохранить свою личность и право открыто выражать мысли. Трудно не ассоциировать себя с героями книги: пусть они и живут в достоверно воссозданных декорациях совсем иной жестокой эпохи, но думают и мечтают всё о том же — хотят есть вкусную еду, жить в красивых городах, говорить то, что думают, читать то, что хочется, общаться с теми, кто им нравится, не спрашивая на то разрешения у Большого Брата.

Бьянка Мараис

Пой, даже если не знаешь слов

Фантом-Пресс. Перевод Елены Тепляшиной

Драматичная история о том, как пережить невероятную потерю и сохранить человеческое лицо даже в самых бесчеловечных обстоятельствах, а также достоверная картина эпохи апартеида в ЮАР. 1976 год, Йоханнесбург, белая кожа по умолчанию означает господство, а коренные жители лишены практически всех гражданских прав и вынуждены селиться в гетто.

Девятилетняя Робин из благополучной белой семьи растёт как принцесса и пользуется всеми привилегиями своего происхождения — до тех пор, пока в её дом не приходит трагедия. Африканка Бьюти приезжает в Йоханнесбург в поисках своей старшей дочери, которая переехала сюда учиться в городской школе, но оказалась замешана в делах подпольной африканской армии сопротивления. Однажды пути Робин и Бьюти пересекутся, чтобы каждая из них получила свой урок человечности, доброты, честности и милосердия и узнала, что любой человек ценен вне зависимости от цвета кожи, гендера, религиозных и гендерных предпочтений.

Грейс Макклин

Самая прекрасная земля на свете

Азбука. Перевод Александры Глебовской

Мощный роман о негативной стороне консервативного религиозного воспитания и о том, как тяжело ребёнок переживает родительскую депрессию и школьный буллинг. Десятилетняя Джудит живёт с папой в маленьком городке. Папа, так и не отгоревавший потерю жены, работает на заводе, а в свободное от работы время ходит проповедовать о надвигающемся апокалипсисе — он состоит в «Свидетелях Иеговы». Джудит свыклась с мыслью о скором конце света и строит в своей комнате собственную Красу Земли — крошечный город из предметов, которые всем остальным кажутся мусором. Джудит недолюбливают и травят в школе: она уверена, что слышит глас Господа и способна творить чудеса, а детям кажется странной заучкой.

Несмотря на детально воссозданную атмосферу маленького душного городка, полного косно мыслящих обитателей, и леденящих душу эпизодов травли, которая из обидных тычков постепенно перерастает в опасные для жизни инциденты, история оставляет умиротворяющее впечатление и не задавливает религиозными рассуждениями. Герои книги надеются на лучший исход даже в самых сложных ситуациях и, как и нынешний папа римский, вполне допускают, что Большой взрыв, сформировавший Вселенную, вовсе не отрицает божественного вмешательства.

Изабель Пандазопулос

Три девушки в ярости

Самокат. Перевод Дмитрия Савосина

На самом деле девушек в ярости в этой книге куда больше трёх: этот откровенный роман, написанный в эпистолярном жанре — живой портрет женских судеб в конце неспокойных шестидесятых в Европе и настоящий гимн сестринству.

Одна из героинь бежит из родной Греции от диктатуры «чёрных полковников», семью другой разлучает Берлинская стена, а третья вливается в парижские круги протестующих студентов. Их личные истории вплетаются в контекст бунтующей эпохи: героини пытаются отстаивать свои взгляды и ищут себя в революционных протестах, случайных связях и спорах с друзьями.

Это книга о том, что скелеты в шкафу есть в каждой семье, что дети не должны расплачиваться за грехи родителей и что патриархальные установки устарели ещё полвека назад. Книга дополнена архивными фотографиями и картами — приятный бонус, который помогает создать ещё более объёмную картинку этой важной вехи в истории Европы.

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.