Views Comments Previous Next Search

Книги«Сочувствующий»
Вьет Тхань Нгуена
и ещё 9 увлекательных книг об эмиграции

Африка, Прованс, Марокко и многое другое

«Сочувствующий»
Вьет Тхань Нгуена
и ещё 9 увлекательных книг об эмиграции — Книги на Wonderzine

Осень оказалась богатой на книжные премьеры об эмиграции — на русском вышли сразу две значимые книги о сложностях жизни в чужой стране: нашумевший «Домашний огонь» Камилы Шамси и лауреат Пулитцеровской премии «Сочувствующий» Вьет Тхань Нгуена. Рассказываем подробнее о них и ещё о восьми интересных книгах, повествующих, каково это — балансировать между попытками влиться в общество с другими традициями и сохранением своей национальной идентичности.

Текст: Дина Ключарева

Вьет Тхань Нгуен

Сочувствующий

Corpus

Остроумная, многослойная и злободневная шпионская история, чьё действие разворачивается во Вьетнаме, США, Лаосе и на Филиппинах. Главный герой — шпион и двойной агент, сочувствующий всем странам-участницам вьетнамской войны. Сын француза и бедной вьетнамки, он ищет свою идентичность, выбирая между идеями коммунизма и капитализма: учится в американском университете, но возвращается во Вьетнам воевать за коммунизм; бежит с сослуживцами из разрушенной боевыми действиями страны в Лос-Анджелес на одном из последних рейсов, но уже оттуда продолжает слать доносы о коллегах военной верхушке Вьетконга.

Его сочувствие, идейный дуализм и неспособность отделять своих от чужих, попытки приспособиться на новом месте, не сжигая мосты с прежней родиной, — не добродетели, а по сути корень всех происходящих бед и зачастую оправдание для преступного бездействия. Прозрение героя случается, когда он влюбляется в современную вьетнамку — землячку, не отрицающую свои корни, но так не похожую на женщин с его родины: активную, громкую, уверовавшую в контрацепцию, гражданские права и мирное разрешение конфликтов.

Камила Шамси

Домашний огонь

Фантом Пресс

Драматичная история на мотив древнегреческой «Антигоны» разворачивается в семье выходцев из Пакистана по фамилии Паша, живущих в Великобритании. После смерти мамы и бабушки дети остались втроём: старшая Исма, отодвинувшая научную карьеру ради родных, и младшие близнецы — взбалмошный брат Парвиз и легкомысленная сестра Аника. Их отец — джихадист, давно сгинувший то ли в бою, то ли в тюрьме. На воспоминаниях о нём играет вербовщик ИГИЛ (террористическая организация, деятельность которой запрещена на территории РФ. — Прим. ред.), который заманивает наивного Парвиза в сети военной ячейки в Сирии. Попав в мясорубку, лишённую всякой романтики, парень быстро понимает свою ошибку, но вернуться обратно уже не может.

Тем временем Аника завязывает отношения с Имоном, сыном министра внутренних дел Британии, и история обеих семей моментально завязывается в плотный узел. Во что верит и что представляет собой второе поколение иммигрантов? Какова цена любви — братской и романтической? Кто сможет прийти на помощь пропавшей жертве джихадистов? Как жить мусульманину среди европейцев, которые в каждом представителе иной веры видят террориста? Не на все вопросы найдутся ответы, но впечатляющий драматический финал останется в памяти надолго. Книга вошла в лонг-лист Букеровской премии в 2017 году.

Нина Фёдорова

Семья

Сатисъ

Семья — это колоритные бабушка, мама, дочь и двое племянников, эмигрировавшие из царской России в Китай, осколки некогда уважаемого аристократического рода. Семья держит пансион в провинции Тянцзань и отчаянно бедствует, но не теряет присутствия духа и заводит друзей среди таких же эмигрантов, которые снимают у них комнаты.

Каждый — со своей историей и личной болью, будь то гадалка из Бессарабии, пьющая англичанка или русская «временная жена» для американца. Великодушие Семьи безгранично: они готовы спать на стульях, но предоставить ночлег проезжим монахиням, отдать собственный свитер, но согреть незнакомца. Они не ждут вознаграждения за свои добрые дела, раз за разом спотыкаются о всевозможные подножки судьбы, но неизменно сохраняют человечность и открытость миру — ведь можно справиться с чем угодно, если у тебя есть кухня, горячий чай, доброе сердце и друзья.

Питер Мейл

Год в Провансе

Азбука

Лёгкая книга о светлой стороне эмиграции. Утомившись от жизни во мрачном и сыром Лондоне и накопив денег, бывший рекламщик Питер и его супруга решают уехать во Францию, где покупают поместье посреди виноградников и лавандовых полей, а часть земель сдают здешним жителям. Скорее путеводитель по местной культуре, нежели достопримечательностям, биографический «Год в Провансе» подкупает тем, что Мейл не пытается сравнивать привычки и обычаи французов с английскими, а с энтузиазмом погружается в новый для себя мир и восторженно рассказывает обо всём, что его удивляет.

Например, о том, как ледяной мистраль регулярно нагоняет ужас на жителей домов без отопления. Как сложно договориться с местными о ремонте дома и почему надо в первую очередь следить за жестами и мимикой, а не словами провансальцев. Как красиво цветут миндаль и вишня и что местный хлеб с оливковым маслом и помидорами на вкус похож на солнечный свет. К слову о последнем: хруст французской булки, поглощение козьего сыра со свежим базиликом и прочие аппетитные описания еды — буквально второй лейтмотив книги, поэтому не стоит читать её на голодный желудок.

Карен Бликсен

Из Африки

Махаон

Биографичная книга датской писательницы и номинантки на Нобелевскую премию легла в основу одноимённого фильма с Мерил Стрип, снятого Сидни Поллаком. Бликсен прожила в Африке семнадцать лет — и потеряла голову от Кении и её обитателей, мудрых и талантливых на свой лад. Несмотря на то что сюжет двигают отношения героини с мужчинами — обаятельным, но ленивым мужем-аристократом и харизматичным искателем приключений, — главную роль в книге играет атмосфера. Головокружительный запах цветущих кофейных деревьев, рёв дикого льва, пылающие алым цветом одежды местных, циклы луны вместо часов, раскалённое экваториальное солнце, выжигающее воздух в лёгких белого человека, непривычного к африканскому зною, а в финале — скорбь от прощания с нежно любимым континентом.

Сабина Кюглер

Ребёнок джунглей

Мой мир

Автобиографическая книга немки Сабины Кюглер похожа на исповедь Маугли. В раннем возрасте родители-миссионеры увезли Сабину жить в только что обнаруженном диком племени фаю в Папуа — Новой Гвинее, где она провела всё детство — белый ребёнок посреди джунглей, ядовитых пауков и традиций аборигенов. Сабина научилась выживать в самых диких условиях, определять, какие растения и насекомые съедобны (и даже вкусны!), а какие нет, стрелять из лука и лазать по лианам — но когда в семнадцать лет ей пришлось уехать на учёбу в колледж в Швейцарии, девушка поняла, что ни один из её жизненно важных навыков не применим в жизни в европейском обществе.

Вторая половина книги — о том, как тяжело оказалось приспособиться к западному миру человеку, выросшему буквально в джунглях. Сабине трудно носить обувь (она привыкла ходить босиком), её панически пугает шум машин и городов, и после жизни в обществе, где чёрное всегда чёрное, а белое всегда белое, она не способна понимать иронию и лицемерие, намёки и полутона западной манеры общения.

Тахир Шах

Марокко. Год в Касабланке

Амфора

Документальная повесть о переезде в Марокко, написанная с большой любовью, искренностью и юмором. Решившись отправиться с семьёй в Северную Африку, англичанин покупает старый и запущенный особняк в Касабланке, соблазнившись его масштабом и фонтаном во внутреннем дворе, но совершенно не подумав о том, какие трудности его подстерегают. У дома устаревшая канализация, в каждой комнате живут полчища крыс, которые сжирают даже детскую обувь, сады заросли сорняками, а хитрые местные не торопятся помогать ему с обустройством жилья.

Хозяину приходится с головой влиться в марокканское общество: познакомиться с трущобами и чёрным рынком, смириться с кровожадными обычаями, научиться есть квашеные лимоны и изгонять джиннов, вызубрить арабский язык и развить в себе полезные черты — подозрительность и умение выкручиваться из любой ситуации.

Джумпа Лахири

Тёзка

Иностранка

Лиричная семейная сага о трудностях интеграции в чужеродное общество. Индийские молодожёны Гангули в семидесятых переезжают из Калькутты в Бостон. Знакомясь с западными манерами, едой, одеждой и ритмом жизни, они заново знакомятся друг с другом и пытаются поддерживать традиции своих предков — например, выбирать имя собственному ребёнку только с одобрения совета старейшин.

Продолжает историю Ашима и Ашоки жизнь их сына со странным именем Гоголь, который одновременно борется с местными предрассудками против мигрантов, «пахнущих карри», и пытается влиться в их общество и стать самым обыкновенным, среднестатистическим подростком и встречаться с американскими девушками. В 2006 году Мира Наир сняла по книге фильм «Тёзки», получивший несколько наград на независимых кинофестивалях.

Нина Берберова

Курсив мой

Редакция Елены Шубиной

Нина Берберова — русская писательница эпохи конца Серебряного века, уехавшая во Францию в середине двадцатых вместе с супругом, поэтом Владиславом Ходасевичем. «Курсив мой» — документальный и безжалостный рассказ о жизни первой волны русской эмиграции XX века и писателях-современниках: Бунине, Горьком, Пастернаке, Белом, Цветаевой, Гиппиус, Набокове. Берберова рассказывает о революции, увиденной глазами юной девушки, а также хлёстко отзывается о встреченных ею гениях и их грехах. Так, например, «Доктор Живаго» «слишком слабый и нелепый», и автор его «инфантильно непроницаем», а Бунину с его взглядами стоило бы родиться десятилетиями раньше.

Взгляд Берберовой на жизнь трезв, холоден и отстранён: она откровенно изобличает миф об эмигрантском «счастливом билете» — диссонанс между высоким искусством писателей-эмигрантов и суровой реальностью поражает. Правовой статус русских за границей был весьма шатким, большинство из них жили впроголодь и были вынуждены работать грузчиками и таксистами, чтобы не протянуть ноги. Парижем рассказ Берберовой о жизни в эмиграции не ограничивается: когда ей было за пятьдесят, жажда жизни погнала её в Америку, где она выучилась водить машину, путешествовала на ней по Штатам, а затем преподавала русский язык и литературу в Йеле и Принстоне.

Июнь Ли

Добрее одиночества

Corpus

Гибрид психологического романа и детективного триллера. История берёт корни в 1989 году в Китае, когда на площади Тяньаньмэнь случились студенческие протесты, закончившиеся бойней. Тихую сироту Жуюй, воспитанную двумя фанатичными католичками, отправляют жить к тётке, где её встречают бунтарка и красавица Шаоань и двое соседских ребят, Можань и Боян. Ребята забираются в лабораторию матери Бояна и экспериментируют с веществами, и Шаоань то ли случайно, то ли по чьему-то умыслу глотает яд, который навсегда калечит её.

С этого момента пути четырёх друзей расходятся: двое уезжают в Америку, двое остаются в Китае. Повествование начинается с момента смерти Шаоань, и, пока герои пытаются разобраться, кто виноват в трагической кончине подруги, меланхолично ныряет то в юность героев в Китае и воспоминания о трупах на площади, тридцати килограммах капусты на семью в год и любимом велосипеде, то в сложности нынешней эмигрантской жизни в Штатах.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.