Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

АроматыПоле чудес: 8 ароматов с луговыми травами и цветами

Поле чудес: 8 ароматов с луговыми травами и цветами  — Ароматы на Wonderzine

Крапива, чертополох, ромашки и многое другое

ТЕКСТ: Ксения Голованова, автор телеграм-канала Nose Republic

Интерес к сорнякам, луговым растениям и всему скромному, но обаятельному, что растёт на опушке леса и вдоль рек, неуклонно растёт. Мы выбрали самые нежные из душистых зарисовок на соответствующую тему.

Mémoire d’une Odeur

Gucci 

2870 руб.

за 40 мл

С «Памяти» Gucci, очень тепло принятой парфюмерным сообществом, и пошла мода на скромные полевые растения в духах: было бы преувеличением сказать, что парфюмерный ландшафт тут же превратился в «Лопухи» Поленова, но тектонические плиты задвигались — и ромашки, васильки, расторопша и прочий мелкоцвет наконец потеснили на полках гардению с туберозой. Мало кому из парфюмеров, впрочем, удалось достичь такого же эффекта, который удался автору Mémoire d’une Odeur, — абсолютной тишины и застывшего воздуха над ромашковым полем в зените лета.

Poppy & Barley

Jo Malone London

4550 руб.

за 30 мл

В полях и огородах Jo Malone чувствует себя очень уверенно: у марки уже выходила удачная линейка Wild Flowers & Weeds, посвящённая английским дикоросам, а также English Fields — коллекция скромных, но выверенных полевых пейзажей с примулами, люпинами и васильками. Из последней и вырос Poppy & Barley, то есть «Мак и ячмень», самый, возможно, удачный и насыщенный цветом: в природе маки почти не пахнут, но их фантазийную версию авторы раскрасили в оттенки розы, гвоздики и красной смородины. Фоновый гул, ровный и золотистый, как гудение пчёл, создаёт абсолют пшеничных отрубей — душистое вещество, сладко пахнущее мёдом и стогом сена.

Châteaux de la Loire

Faberlic

449 руб.

за 30 мл

Не секрет, что большинство ароматов для российской компании Faberlic делают большие европейские парфюмеры — те же, за которыми числятся многочисленные шедевры парфюмерной ниши и люкса, столь же затейливые, сколь и дорогие. И хотя протащить сложный и необычный ольфакторный профиль в сегмент масс-маркета — в нём и работает Faberlic — сложно и вдобавок потенциально убыточно, иногда подобные «утечки» всё-таки происходят. Хороший пример — Châteaux de la Loire, прохладный, аскетичный и совершенно свободный от желания всем угодить, что удивительно для его ценового сегмента, ирис Пьера Бурдона, автора French Lover и Iris Poudre, Frédéric Malle. Пахнет он дождём, отсыревшей кедровой щепой и цветущим полем — главной приметой долины Луары (после виноградников, само собой), которую ещё зовут «садом Франции» за её буколические виды. Если напрячь воображение, можно поймать в Château ноту луарского сансера — звонкого, свежего и хрустящего белого вина с ароматом крыжовника и минералов.

Poême

Lancôme

4575 руб.

за 30 мл

За грозными построениями фланкеров La Vie Est Belle, успешно оберегающих финансовый успех парфюмерии Lancôme, иногда теряются из виду старые, но очень оригинальные работы бренда. Такие, например, как Poême, плотный, тугой и золотисто-жёлтый, точно деревенское масло — или жаркое марево над летним полем, — аромат 1995 года. В нём, вопреки названию, нет ничего торжественно-возвышенного, поэтического — напротив, эти духи, дурманно пахнущие пыльцой, дикими травами, июльским зноем и пчелиным воском, вызывают ассоциации с самыми натуралистичными романами Эмиля Золя, в которых звучит тема вечного плодородия земли, неистребимости биологической жизни. «Неистребим» и сам аромат: уверенно сидит на коже до первого качественного душа.

Dad’s Garden Chamomile and Honeysuckle

Lush

7800 руб.

за 100 мл

Коллекция Volume 3: Death, Decay and Renewal, в составе которой вышел Dad’s Garden, исследовала тему утраты — иллюзий, отношений и близких людей. Тёплый и пряный Dear John был письмом отцу, рано ушедшему из семьи, Death and Decay пах нафталином и лилиями из похоронного бюро, а All Good Things, сладкий и горький одновременно, — тем самым хорошим, которое неизбежно заканчивается. На фоне этих ароматов, явно отмеченных печатью грусти и глубоких переживаний, милый сюжет Dad’s Garden — сад в английской деревне, летняя лаванда, ромашки и ранний луговой мёд — вначале кажется не соответствующим основной теме коллекции. Но почему же тогда его запах, свежий, тёплый и травянистый, немного аптечный, так нежно и при этом болезненно отзывается в сердце? Возможно, потому, что чем-то похожим — пудрой бабушки, ромашковым полем и чаем из сушёных трав — пахло лето, казавшееся бесконечным, но утерянное вместе с детством.

Herbae

L’Occitane

6500 руб.

за 50 мл

«Скажи рифму на слово „палка“», — велит Незнайке коротышка Цветик, обучающий того искусству поэзии. «Селёдка», — отвечает Незнайка, ведь оба слова «оканчиваются одинаково». Похожее созвучие, пусть и не вполне традиционное, используют парфюмеры Herbae — терпкую томатную ботву они рифмуют не с чёрной смородиной, как это прописано в условном каноне (см. In Love Again, YSL, и La Feuille, Miller Harris), а со спелой, сладчайшей ежевикой и крапивой, имеющей зелёный, едкий и немного перечный запах. Всё вместе это пахнет дальним углом в огороде — спорной территорией на границе человеческого и дикого, где живописно проседает забор и сорные травы нагло лезут на помидоры.

Mal-Aimé

Parfum d’Empire

€108

за 50 мл

Однажды мы назвали другой аромат Parfum d’Empire, Corsica Furiosa, «самым исступлённым из зелёных ароматов». Прошло несколько лет, и у «Корсики» появился достойный конкурент — новый Mal-Aimé всё той же марки, богатейшая палитра душистых оттенков зелени, не самых популярных у современных парфюмерных художников. В переводе с французского mal-aimé означает «нелюбимый, постылый», что в целом определяет наше отношение к главным героям этих духов — сорнякам: в городах от них нещадно избавляются с помощью газонокосилок, а в парфюмерии — за редким исключением — просто игнорируют. Но здесь они сияют чистыми изумрудами: крапива, чертополох и неожиданно душистый, горьковатый и свежий, немного камфарный девясил в оправе из царственного ириса, которому в этот раз отведена роль второго плана. Попробовать Mal-Aimé cтоит каждому, кто любит бескомпромиссно зелёные духи, но к Corsica Furiosa, аромату и впрямь совершенно яростному, пока не готов.

Vie de Château Intense

Nicolaï Parfumeur-Créateur

5016 руб.

за 30 мл

Ещё одно «шато» в нашей подборке, на этот раз действительно французское — по праву крови: придумала и построила его из душистых кирпичей парфюмер Патрисия де Николаи, племянница Жан-Поля Герлена. У её замка есть реальный прототип — усадьба Шеверни в области Солонь, известная, к счастью, не только своей колоссальной псарней и кошмарным залом трофеев, но и красивыми садами, плавно перетекающими в поля. Где-то на стыке этих двух экосистем — запах первой определяют табак, свежий «бобрик» газона и летнее сено, а во второй цветёт и буйствует сорная трава — возникает уникальный атмосферный фронт, одновременно строгий и практичный, как французский регулярный парк, и загородно-расслабленный, слегка осоловелый. Потомственный аристократ в «веллингтонах» на маленьком тракторе — вот каким представляешь себе Vie de Château.

обложка: goldapple

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.