Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Красота«Хочешь есть? Попей водички»: Девушки — о влиянии бодинегативных сообществ

Ненависть к собственному отражению в зеркале, жестокие диеты и проблемы со здоровьем

«Хочешь есть? Попей водички»: Девушки — о влиянии бодинегативных сообществ
 — Красота на Wonderzine

Бодинегативные сообщества в социальных сетях — явление не новое. Пик их популярности пришелся на 2010-е, но и сейчас в интернете можно найти сотни групп, романтизирующих расстройство пищевого поведения. Рискованные диеты, голодовки, употребление лекарственных препаратов не по назначению, физические и психологически наказания за срывы — всё это в сообществах подается как норма, часть пути, который нужно пройти, чтобы достичь «идеала». Однако, как рассказывают наши сегодняшние героини, добиться навязанного администраторами и участни_цами групп идеала никогда не получается — с каждой новой диетой требования к себе только увеличиваются.

Мы расспросили девушек, в чьих подписках были десятки бодинегативных пабликов, о том, как якобы мотивационные посты и обсуждения небезопасных способов похудеть привели к тому, что они начали ненавидеть собственное отражение и в некоторых случаях усугубили дисморфию.

ТЕКСТ: Екатерина Рыбалко

Валентина


В детстве родители часто обращали внимание на мой «лишний вес». Мама сама всю жизнь худела, а отец постоянно называл меня «пухлым библиофилом», жирной и некрасивой. В начале подросткового возраста, когда мне было лет одиннадцать, я наткнулась на паблики «Типичная анорексичка», «Твои кости», «Она бабочка», «40 кг». Там было очень много разных диет, фотографий крайне худых девушек, что ещё больше развило мои комплексы.

Когда я только познакомилась с «ано-группами», то сразу начала худеть — у меня произошла резкая перемена в весе. Я заинтересовалась диетам вроде «Любимая» и «Гречневая», всё время проводила в этих пабликах, искала себе там «напарниц», повязывала на запястье красную ниточку. В моей голове застряла лишь одна мысль — я должна быть худой.

Позже мой пыл поумерился, и лет с 14 до 16 я была более-менее уверена в себе, мне нравилось, как я выглядела. Затем я влюбилась в парня, который был гораздо худее меня. Он употреблял наркотики и хотя никогда напрямую не критиковал мой внешний вид, но один раз обронил фразу вроде: «Ну да, ты выглядишь неидеально, но если будешь сидеть на фене, то все лишние килограммы уйдут». Тогда меня это так сильно задело, что я начала голодать, не ела ничего на протяжении двух недель. В это же время я вступила в закрытый паблик, где было около тридцати тысяч человек и можно было оставлять записи на стене, хвастаться «достижениями» за день, а тебе в ответ писали слова поддержки. В тот период у меня начались серьёзные проблемы со здоровьем, так как моя диета заключалась в том, что в один день я пила только воду, в другой могла себе позволить чай или кофе, разумеется, без молока и сахара. Я могла легко потерять сознание от солнечного удара, а однажды чуть не утонула, потому что не было сил держаться на воде, настолько мне было плохо.

Новый виток РПП случился в восемнадцать лет, когда мне диагностировали биполярное расстройство. Я попала в психиатрическую больницу и обнаружила, что у большинства девочек, которые, как и я, лежали в надзорной палате, был диагноз РПП. Буквально первое, что у тебя спрашивают при заполнении анкеты, это были ли когда-то проблемы с употреблением пищи и нравится ли тебе то, как ты выглядишь. В этой же больнице мне выписали лекарства, из-за которых я стремительно начала набирать вес. Никакой физической активности особо не было, поэтому я решила вновь прибегнуть к проверенному способу — диетам. На тот момент я уже понимала, что это плохо и буквально довело меня до больницы. Но, мне кажется, попробовав один раз, трудно остановиться. Я снова начала сидеть на диетах «Банановая», «Любимая», «Гречневая» и практиковать моно-дни (когда целый день ешь только один продукт), и считала, что это нормально. После того, как я вышла из больницы, у меня развилась ужасная неуверенность в себе. У меня плохое зрение, и каждый раз, когда я слишком близко подходила к зеркалу и разглядывала свое отражение, то начинала рыдать. Из-за лекарств даже несмотря на то, что я почти ничего не ела, всё равно продолжала набирать вес. Тогда я стала позволять себе максимум 300 ккал в день и проходила тридцать тысяч шагов. Если я случайно забывала отметить что-то в дневнике и съедала чуть больше «нормы», то начинала рыдать и шла вызывать рвоту. Если хоть немного отклонялась от диеты, то в зеркале вновь начинала видеть урода.

Бодинегативные паблики сильно повлияли на моё РПП — будучи подростком ты видишь так называемый «идеал красоты», навязываемый этим группами, и твой мозг цепляется за него. Так и я зацепилась за цифру в 40 кг, которую во всех пабликах возводят в культ. Сейчас, если меня кто-то уговаривает похудеть, я сразу останавливаю человека, говорю, что мне нравится, как я выгляжу, а моё тело — не твоя проблема. Но при этом я сильно привязалась к пабликам и до сих пор в них состою. В них многие находят себе «напарниц» — таких же идейных девушек, которые садятся на диеты. Самое ужасное, что эти ано-группы существует уже, наверное, около двенадцати лет, и в них до сих пор сидят девочки младше восемнадцати, которые изводят себя, ищут там диеты, скидывают фотографии на обсуждение.

Чем дальше ты заходишь, тем труднее тебе потом наладить отношения с собственным телом без помощи специалиста. На мой взгляд, бодинегативные паблики стоит блокировать, потому что они не просто прививают нездоровые идеалы, а показывают, что одна фигура — это плохо, а другая — хорошо. Я благодарна бодипозитиву и его сторонникам, потому что они помогают мне полюбить себя, показывая, что моё тело тоже красивое.

Карина


Я всегда была довольно стройной, единственное, что меня смущало лет в четырнадцать, так это мои щёки. Но мама всегда говорила, что это «детская припухлость», которая пройдет с возрастом, так что я особо не заостряла на этом внимание. В семье отношение к еде было здоровым: не хочешь — не ешь, не надо себя заставлять и давиться. Однако установка «худая равно красивая» всегда проскальзывала, так что «лишняя» конфета сопровождалась словами от папы: «Минута во рту, час в желудке и всю жизнь на жопе».

В подростковом возрасте я постоянно сидела в твиттере, где и увидела однажды ссылку на паблик для худеющих. Фотографии девушек, обхватывающих двумя большими и указательными пальцами ляжки, выпирающие ключицы и рёбра меня сразу заворожили. Захотелось быть как они, иметь такие же худые ноги и живот, который прилипает к позвоночнику. Все описанные диеты в той группе мне не понравились, так что я просто стала мало есть. Участницы пабликов постоянно обсуждают между собой свой опыт: кому что помогает худеть. И вот начитавшись этих обсуждения я решила попробовать пить МКЦ (это БАД), но так как эффекта никакого не было, я быстро эту добавку бросила.

В пятнадцать лет я спонтанно решила, что хочу проколоть язык, и каково же было моё счастье, когда я обнаружила, что после прокола практически не могу есть ничего кроме детского пюре. Я тогда сбросила за неделю почти четыре килограмма, чему была несказанно рада. Лет в восемнадцать я открыла для себя приложение по подсчету калорий, и мои диеты ужесточились. Если начинала я с 1700 ккал в день, то на последней неделе мой потолок был 400 ккал. Такие приложения — тоже дьявольская ловушка, потому что ты начинаешь взвешивать и записывать каждую крупинку, которую ешь.

Все паблики про экстремальную худобу и вернувшаяся в 2014 году мода на героиновый шик оставили большой след на моём восприятии своей фигуры, который никуда не исчез даже спустя восемь лет. Считаю, мне просто повезло, что я не стала пить «Флуоксетин», который так активно рекламировали в бодинегативных группах, а также «Бисакодил» и прочие «волшебные» таблетки. Я очень боялась последствий для здоровья, так что «два пальца в рот» после еды чудом обошли меня стороной, но постоянное ощущение, что я недостаточно худая теперь мой верный спутник.

Малейшее колебание веса сильно влияет на моё настроение, в привычку вошло наказывать себя лишением пищи за какие-то небольшие ошибки. А девиз злосчастного паблика «хочешь есть — попей водички» все ещё всплывает в моей голове каждый раз, когда я голодная. Сейчас я стараюсь окружить себя бодипозитивным контентом и спокойнее относиться к колебаниям веса, но пока вопрос о восприятии собственного тела — главная повестка у нас с психотерапевткой.

Я не считаю, что админы ано-пабликов должны понести какое-то наказание, но хочется, чтобы осознали — то, что они пропагандировали, разрушило жизни тысячам девочек, а сотни угодили под капельницы и в кабинеты психотерапевтов.

Евдокия


Я почти всегда хорошо относилась к своей внешности, но когда закончила заниматься балетом, то из-за отсутствия постоянной физической нагрузки стала набирать вес. Сначала мне было всё равно, но в какой-то момент я наткнулась на паблики «Типичная анорексичка» и «40 кг», где насмотрелась на фотографии худых девушек и захотела быть такой же, как они.

Я месяц не вылезала из бодинегативных групп и решила, что мне точно надо похудеть и как можно быстрее. Перед родителями я делала вид, что ела, а потом бежала в туалет и засовывала два пальца в рот. Я вела дневники самочувствия, записывала, как ощущала себя без приёмов пищи, без употребления твердых продуктов, сидела на различных диетах, начиная от кетогенной и заканчивая питьевой. Спортом я в тот период не занималась, потому что иногда доводила себя до состояния бессилия. Ещё у меня изменился гормональный фон, начались проблемы с ЖКТ, нервной системой и со сном.

Ано-паблики сильно на меня повлияли. Мне двадцать лет, но я до сих пор не могу принять своё тело, держу в голове те самые идеалы из «40 кг», что можно быть лучше, что есть люди худее меня. Когда смотрю на отражение в зеркале, то не понимаю, почему выгляжу именно так, а не иначе. И всё же сейчас с РПП дела у меня обстоят намного лучше. Я обращалась за помощью к психологу, начала потихоньку принимать своё тело, пока не до конца, но уже точно лучше, чем раньше.

Считаю, что создатели всех этих пабликов несут ответственность за пропаганду рискованных диет и навязывание нереалистичных ожиданий. Я ненавижу эти группы, потому что из-за них любой человек может стать неуверенным в себе. Рада, что сейчас есть тенденция принимать себя в любом весе и любить своё тело.

Полина


В детстве меня устраивала моя внешность, я считала себя красивой, худой и высокой. Впервые я перестала себе нравиться, когда мне было около 10-12 лет. Я уехала к бабушке на два месяца и сильно набрала вес. Спустя время я стала полнеть ещё больше, так как очень быстро росла. Не только я стала замечать изменения, но и люди вокруг, поэтому я решила, что стоит похудеть. Сначала я просто заменила сладкое и мучное на овощи и фрукты, начала пить много воды и тренироваться. Можно сказать, что я была на условном «пп», но уже тогда мой контроль становился неадекватным.

Где-то в четырнадцать я наткнулась на ано-паблики во ВКонтакте, стала проводить всё свободное время в них, а ещё увлеклась тв-шоу про анорексию. Изначально мне было просто интересно за этим наблюдать, я понимала, что это болезнь, и думала, что точно такой не стану. Но затем начала искать диеты в пабликах «Типичная анорексичка», «40 кг», «Подслушано похудение», отказалась от мяса и хлеба, сладкого, соли и сахара, специй, любого масла, каждый день тренировалась. Подбадривала себя «мотивационными» картинками и постами из ано-групп. Сейчас я понимаю, что они все «мотивируют» только голодать, а не правильно питаться, внушают чувство вины из-за того, что внешность якобы далека от идеала, да и в целом угнетают, но тогда я этого не осознавала.

Пик моего РПП пришёлся на середину девятого класса. Я тогда добилась некоторого «идеала», но похудение было абсурдом, так как я считала калории в одном огурце или листочке салата. Мне оставалось всего ничего до фигуры мечты, но зимой я начала много ходить на вечеринки, употреблять алкоголь и быстро потеряла форму. Я продолжала «мотивировать» себя постами в пабликах, но от этого чувство вины лишь росло, потому что я постоянно срывалась, не могла ни одну диету довести до конца. В итоге превратилась в живого мертвеца: под глазами постоянно были синяки, кожа непонятного серо-оливкового цвета, неприятный запах от тела и изо рта. За тот год я заметно ослабела физически: однажды я сломала палец на руке во время тренировки, а через несколько месяцев и ногу.

Моё РПП стало так же неожиданно сходить на нет, как и появилось. На слежку за питанием просто не осталось времени, когда я перешла в лицей с серьёзной нагрузкой. Ещё мне помогли видео на YouTube, в которых девушки рассказывали про ремиссию, а также то, что я отписалась от всех пабликов и дневников. Не могу сказать, что сейчас полностью принимаю своё тело, но я хотя бы не ненавижу себя.

Конечно, я негативно отношусь к ано-пабликам, но при этом не думаю, что только они виноваты в том, что со мной произошло. Большую роль играют в целом индустрия красоты и общество, постоянное оценивающее тебя. Но вина именно бодинегативных групп в том, что они распространяют жестокие диеты, подменяют понятия (голод — это правильное питание, худоба — это здоровье), занимаются фэтшеймингом, распространяют стереотипы, не дают альтернативную информацию о похудении и об обратной стороне диет.

Сусанна


Когда мне было тринадцать лет и я только начала пользоваться Tumblr, ВКонтакте, Instagram (соцсеть принадлежит компании Meta, деятельность которой запрещена в России. — Прим. ред.), то впервые почувствовала себя уродливой. Насмотревшись фотографий моделей, проанализировав рейтинги вроде «самые красивых женщины мира», «самые яркие модели», «самые популярные актрисы», я вывела для себя одну закономерность — все они худые. Я начала сравнивать себя с ними и перестала воспринимать собственную внешность.

Я сидела за партой полубоком, чтобы мои одноклассники не видели мой уродливый нос в профиль, втягивала живот, поднимала пятки, чтобы ляжки не растекались по стулу. А однажды в восьмом классе я отравилась и сильно похудела, что сразу заметили мои одноклассницы, которые подбежали ко мне с воплями: «Сусанна, вау, ты так похудела!». И с того дня похудение заняло все мои мысли.

Поначалу все было довольно безопасно. По крайней мере, мне так казалось. Я записалась на 30-дневный марафон, на котором мне рассчитали КБЖУ («соотношение калорий, белков, жиров и углеводов». — Прим. ред.), составили график тренировок, добавили в чат. Но на тридцатый день я не выдержала и наелась до отвалу. Мне стало тошно от самой себя, я побежала гуглить способы, как вывести из организма только что съеденное, и впервые засунула пальцы в рот. Я пользовалась этим ужасным «лайфхаком», пока однажды меня не прихватил приступ панкреатита. Однако меня не пугали диагнозы или даже опасность операции. Меня все устраивало до тех пор, пока я не была «толстой».

В девятом классе я уже состояла в десятках бесед худеющих. Я находила «напарниц» в пабликах «40 кг», «Анорексичка», «1000 калорий», с которыми мы обменивались названиями слабительных, эффективными диетами, ссылками на сахарозаменители, документальными фильмами про похудение. Только недавно я поняла, что мы пытались помочь другу другу убить себя, а тогда казалось, что нас объединяет важная идея. С утра до вечера мы переписывались только о похудении, контролировали друг друга, присылали отчеты КБЖУ, веса, фото ключиц, метки талии, пытались отвлекать друг друга, созваниваясь.

Сейчас я осознаю, что потеряла семь лет жизни на эти мучения. Пропустила столько радостных событий из-за того, что казалась себе «жирной» и не позволяла выходить из дома. Культура бодинегативных пабликов не просто токсичная, она опасная. Она прививает тебе стыд за то, что ты не можешь продержаться на диете, которая буквально убивает твой организм. Читая посты, я винила себя, что кто-то может выдержать, а я нет. Все рассуждения сводились примерно к этому: «Раз она смогла похудеть, значит она заслуживает уважения, а я нет».

Я обращалась за помощью много раз. Мне помогла психологиня, с которой мы работали два года. Однако процесс лечения — это не идеальная прямая линия. За последние пару лет я несколько раз выходила из ремиссии на пару месяцев, но благодаря терапии сейчас чувствую себя намного лучше. Я набрала вес, считаю себя красивой, стараюсь общаться с людьми, не думая о том, что они мысленно измеряют меня. Конечно, я не до конца избавилась от шаблонов конвенциональная красоты, но чувствую, что стала свободнее.

ФОТОГРАФИИ: Lustre — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.