Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Красота«Мы все в одной лодке»: Визажистки о возможной смене профессии, отсутствии работы и новой жизни

«Мы все в одной лодке»: Визажистки о возможной смене профессии, отсутствии работы и новой жизни — Красота на Wonderzine

Как будет развиваться индустрия

Новые времена диктуют новые правила жизни, а мы пытаемся разобраться, как существовать в наступившей реальности. Один из вопросов — как будут жить и работать люди творческих профессий. В частности, в этом выпуске мы решили расспросить визажистов, чья профессия непосредственно связана и с терпящим крах рынком рекламы, и с необходимыми рабочими инструментами, которые исчезают с полок магазинов.

Ирина Гришина

визажист

В эти дни я пережила всю гамму чувств и их оттенков вплоть до сердечного приступа (впервые в жизни). Сейчас, конкретно сегодня, состояние более-менее стабильное. Видимо, наступило принятие. Но прекрасно понимаю, что в любой момент могу снова запаниковать. Я себе разрешила чувствовать и не подавлять никакие эмоции — это меня как-то держит на плаву. Мне кажется, надо всё по-честному прожить и не придумывать себе позитивные эмоции.

Начиная с 28-го числа у меня была всего одна внезапная съёмка. Все остальные проекты аннулированы. Была пара запросов на будущие съёмки, но пока без дат. Жду. Надеюсь.

Я не планирую уходить из профессии и быть кем-то ещё. Мне через неделю сорок три, и я более двадцати лет в профессии. В любимой профессии! Родители, конечно, дают советы на тему того, чтобы обратить внимание на профессию «свадебного» мастера и так далее. Но я не буду ничего менять. Я верю в свой опыт, мастерство, видение. Да, будет тяжело, но это мой выбор.

Про уход брендов — да, рынок вздрогнул, но выводы делать крайне рано. Не могу давать никаких прогнозов и мнений на этот счёт. Я очень тщательно слежу за своим кейсом со средствами и постоянно обновляю, если вдруг что-то заканчивается. Пока запасы есть. Но как будет дальше — посмотрим.

Фариза Родригез

визажист

У меня нет слов, чтобы описать мой ужас от происходящего, отвращение к насилию и убийствам и злость на себя в том числе, потому что того влияния, которое я могу оказать на ситуацию, недостаточно. С 24 февраля я выходила работать девять раз — относительно моего режима работы и количества предложений это мало, но меня это сейчас не волнует.

Часть выплат была заморожена, более того, есть ощущение, что этих денег я не увижу — и я не могу винить в этом людей, которые мне эти деньги должны. Мы все в одной лодке. Со своей стороны я стараюсь закрыть все выплаты ассистентам даже из личных средств. Был заморожен очень важный для меня проект, к которому я готовилась месяц, но проводить его сейчас было бы безумием и бездушием. Я не делаю постов и не предлагаю свои услуги в сториз, но, с другой стороны, понимаю, что пока что я в привилегированном положении: мне есть на что кормить детей.

Не думаю, что существует возможность вернуться к нормальной жизни после такого кошмара. Мне бы очень хотелось продолжать заниматься тем, что я люблю, но для кого и как это возможно в России, я не понимаю. Зато понимаю, у кого сейчас есть бюджеты на съёмки, и к этим деньгам я не хочу иметь отношения. Так что да, я готова изменить свою сферу деятельности, если придётся. Сейчас учусь смежным вещам на всякий случай и советую тем, кто сейчас может тратить, а не откладывать, делать то же самое.

На то, что бренды уходят, смотрю нормально, бьюти-средства — это не товары первой необходимости. Насчет альтернативы — это сейчас не проблема, мне по большому счёту всё равно, чем красить, главное для всех нас — это прийти в ту ситуацию, когда ты можешь это делать без угрызений совести.

Юлия Рада

визажист и стилист по волосам, автор телеграм-канала «Что у нас по бьюти?»

У меня с первого дня началась тревога, которая очень мешала мне на съёмках. Когда я крашу или укладываю кого-то, я крайне сосредоточена на процессе, а когда идёт съёмка — внимательно слежу за кадром. Я славлюсь своей концентрацией. Но когда всё это началось, мне стало сложно — я каждую свободную минуту перепроверяла новости. В какой-то момент я начала пить успокоительные, но даже это не помогало. Потом я решила на неделю улететь в Ереван. Это помогло успокоить панику. Сейчас я вернулась и уже в состоянии полноценно работать. 

Текущих проектов сильно меньше, чем раньше. Обычно у меня либо вообще нет выходных, либо один выходной на неделе. В планах пока лишь три съёмки — все для русских брендов. Это непривычный объём, но я стараюсь не паниковать. От нас уходят бренды, соответственно, съёмок и спецпроектов пока нет. Многие журналы закрылись. Это тот случай, когда ты готов почти на любую работу. Единственное, чтобы не демпинговать, я стараюсь помогать и передавать проекты коллегам из своей команды, ассистентам и ученикам, чтобы у них тоже была работа. Всем важно работать — не только ради денег, но и для самочувствия, ощущения, что ты нужен.

Все, кто должен гонорар, помнят о своих обязательствах. Постепенно выплачивают. Есть, правда один кейс: у одной продакшен-компании заморозили карту, из-за чего они не могут выплатить мне гонорар за съёмку, которая была ещё в октябре. И c одной стороны, это очень обидно — за это время эти деньги уже сильно обесценились, но с другой — я понимаю, что им тоже сейчас непросто. А наши рабочие и человеческие отношения важнее, чем эта несправедливость.

Чтобы чем-то заниматься, мне нужно чувствовать заряд, импульс и вдохновение. Я не чувствую, что для меня было бы правильно прямо сейчас переключиться на абсолютно новые виды деятельности, но допускаю опцию заняться чем-то помимо, на что не хватало времени раньше. Но понимаю, что для этого мне нужно быть в ресурсе. Я умею монтировать видео, мне нравится режиссура — я всё это рассматриваю. Другой вопрос, что это пока никому не нужно. А тем, кому нужно, — у них достаточно рабочей силы, потому что все сидят без работы. Я также задумалась о том, что можно проводить обучение, и проанонсировала это в одном профессиональном чате.

По поводу брендов — меня греет мысль, что они не уходят, а приостанавливают деятельность. Я, как человек оптимистичный, верю, что они вернутся, восстановят вещание и съёмки. Но с эмоциональной точки зрения эти новости пока пугают. У меня пока есть какой-то запас любимых средств. По поводу альтернативы — могу искренне сказать, что очень люблю многие российские бренды и готова искать что-то новое среди них. Я фанат Verbeauty, Romanovamakeup, Sergey Naumov, Krygina Cosmetics и Annbeauty с их кистями и хайлайтерами. Хочется верить, что они будут продолжать развиваться.

По поводу релокации — я, безусловно, об этом думаю. Пока я занимаюсь документами. Сейчас я решила относиться к этому просто как к шансу «попробовать». Я рассматриваю временные варианты, и мне интересно узнать, как устроена работа в других странах.

Сейчас я поддерживаю тесную связь с коллегами. Все обсуждают, что мало проектов и мало работы. Настроение у многих упадническое, и многие думают про возможность переезда. Но многие также планируют остаться в Москве и надеются, что наша индустрия всё же никуда не денется. В любом случае рекламный рынок сильно сузился, и я не уверена, что он развернётся до прежних масштабов в ближайшее время. Все в подвешенном тревожном состоянии. Созидание и общность — то немногое, но важное, что у нас сейчас есть и на что можно опираться. Крепимся, держимся, стараемся поддерживать друг друга.

ФОТОГРАФИИ: THESHOTS.CO — stock.adobe.com (1, 2) 

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.