Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Красота«Улыбнись зубками»: Женщины о том, как перестали стесняться своих зубов

Травля, медицинские сложности, поддержка и принятие

«Улыбнись зубками»: Женщины о том, как перестали стесняться своих зубов — Красота на Wonderzine

Конвенциональная улыбка с ровными зубами жемчужной белизны кажется самым крепким и живучим стандартом красоты. Согласно исследованиям, треть американцев недовольны своей улыбкой, а отбеливание зубов остаётся одной из самых распространённых стоматологических процедур. В России подобные исследования не проводились, однако можно предположить, что ситуация не лучше — в конце концов, мы смотрим те же голливудские фильмы. Мы решили поговорить с девушками, которые не раз сталкивались с обидными высказываниями по поводу своих зубов, но улыбаться не перестали.

текст: Алиса Попова

Фото и видео: Катя Старостина

Макияж: Наталия Дорчинец, Даша Селиванова

Анна Королёва


Мне хотелось ровные и белые, как в рекламе и в журналах. В итоге я научилась улыбаться с закрытым ртом. И улыбалась так по меньшей мере двенадцать лет

Я ощутила, что с моей улыбкой что-то «не так», классе в пятом — примерно тогда прилетел первый комментарий, который остался в голове. Может, я и раньше слышала, что похожа на кролика, но не придавала значения. У меня действительно всё не очень ровно: выдаются передние зубы, а раньше на одном из них было что-то вроде трещины. Её больше нет, потому что я дважды убирала сколы от падений, «долепливала» зубы.

В подростковом возрасте столкнуться с травлей легко. После пятого класса я регулярно слышала, что у меня кривые зубы, и расстраивалась дома у зеркала. Мне хотелось ровные и белые, как в рекламе и в журналах. В итоге я научилась улыбаться с закрытым ртом. И улыбалась так по меньшей мере двенадцать лет.

При этом мысль о брекетах вызывала у меня священный ужас (вызывает и сейчас). Каждый раз, когда я оказывалась у стоматолога, врач пытался убедить меня, что с таким прикусом жить нельзя, зубы у меня кривые, именно поэтому со временем они и сточатся в пыль. Мы с мамой обошли немало ортодонтов, чтобы убедиться, что в моём случае проблема эстетического характера и срочного вмешательства мне не требуется. Сначала я не хотела брекеты потому, что в мои двенадцать-пятнадцать лет они ассоциировались с «дурнушкой Бетти». А позже к этому добавилось желание избежать дискомфорта, связанного с едой, регулярным подкручиванием конструкции и прочей адаптацией.

Примерно после двадцати пяти лет я понемногу начала смеяться без стеснения. Потом неуверенно делала селфи с открытой улыбкой. Так постепенно перестала считать свои зубы смертельным недостатком. Можно сказать, что это произошло само, но я думаю, что сильно повлияло постепенно растущее многообразие красоты, которое транслируется в интернете. Кстати, раньше я не любила пользоваться яркими помадами, чтобы не привлекать внимание. Считала, что помады для идеальных улыбок. Но красота всё же не в фаянсовых зубах — вспомните рекламную кампанию помад Gucci или Fenty.

Конечно, над принятием ещё работать и работать, но сейчас мне двадцать девять и я могу улыбаться, не думая о том, как это выглядит. А это уже неплохо. Порой меня немного расстраивает, что улыбка не голливудская, но я решила делать, что могу. Поэтому просто хожу на чистку и ухаживаю за зубами.

Анастасия Темникова


Я перестала улыбаться и не могла смотреть людям в глаза. Как только начинала говорить, взгляд собеседника опускался на зубы

Я начала стесняться своей улыбки, когда пошла в колледж. В школе я только училась, ни с кем особо не общалась. Я была незаметной и не помню, чтобы мне что-то говорили про зубы. Кажется, я даже не замечала, что они не такие, как у всех.

В семнадцать лет я познакомилась с новой компанией. Там был мальчик с такими же зубами. Он постоянно меня задевал, говорил, что я уродина, что мне срочно нужно убрать щербинку. Было очень обидно. Я хотела стать такой же незаметной, как в школьные годы. Мне не нравилось отражение в зеркале. Я перестала улыбаться и не могла смотреть людям в глаза. Как только начинала говорить, взгляд собеседника опускался на зубы. Было очень некомфортно. Мне всегда было сложно находить общий язык с людьми. Я сильно зависела от чужого мнения и в какой-то момент начала искать способ убрать щербинку. Нашла стоматологическую клинику, где делают реставрацию зубов. Узнала цены и обрадовалась, что скоро у меня будет идеальная улыбка. Но я всё время откладывала поход, и в итоге как-то забылось.

В 2016-м, когда мне было двадцать лет, я познакомилась с актрисой из Киева, мы подружились. Она была очень красивая, и иногда мне даже было некомфортно рядом с ней. Мы проводили много времени вместе. Она познакомила меня со своими друзьями, они оказались творческими и интересными людьми. Я стала ходить на вечеринки, знакомилась уже со всеми сама. Новые знакомые говорили, что у меня интересная внешность и улыбка. Это было неожиданно! Внимание было приятным, мне нравилось, что люди меня замечают. Правда, долгое время я всё равно не могла принимать комплименты. Казалось что надо мной издеваются. Я начала улыбаться, больше не боялась смотреть в глаза. Меня стали приглашать на съёмки для брендов. Говорили, что увидели фотографии у моих знакомых и запомнили. Сейчас я очень рада, что не убрала щербинку. Она мне нравится, и я нравлюсь себе.

Уже не помню, когда мне в последний раз говорили, что я некрасивая или что с зубами что-то не так. Я благодарна той девочке из Киева. С её помощью я узнала, что моя особенность мне очень идёт. И приняла себя.

Мария Шостак


Когда ты чем-то отличаешься, дети часто обращают на это внимание. И дети бывают жестокими

У меня диастема, поэтому я долго стеснялась своей улыбки. Никогда не улыбалась зубами, а в детстве была в принципе неулыбчивым ребёнком. Когда ты чем-то отличаешься, дети часто обращают на это внимание. И дети бывают жестокими. Называли «кроликом» и как-то ещё. Я плохо помню, так как больше не зацикливаюсь на негативе. Но тогда было тяжело.

Мы с мамой пошли к стоматологу. Врачи сказали, что нужно подрезать уздечку, а затем поставить брекеты. Я испугалась и решила оставить подрезание до лучших времён. Также в детстве я часто ездила в летний лагерь. Там был кружок по фотографии, куда я однажды записалась. Преподаватель поспособствовал тому, чтобы я раскрылась, начала себя принимать. Постепенно я стала относиться к зубам как к своему достоинству, а не недостатку.

Последние два года много улыбаюсь на фотографиях. Мне нравится, что эта особенность добавляет образу такой детской наивности, игривости. При новом знакомстве мне часто говорят, какие замечательные у меня зубы и как они мне идут. Я не хочу ничего менять и полностью принимаю себя. Мы живём в такое время, когда стандарты красоты уходят на задний план и намного важнее, как ты ощущаешь себя внутри.

Варвара Ахадова


С травлей по поводу зубов я сталкивалась везде: в семье, в школе и так далее. Мне постоянно на это указывали, все спрашивали про зубы. Больше всего бесило по кругу рассказывать, почему у меня их нет, как же так вышло

У меня с детства проблемы с зубами. Молочные выпали, но в некоторых местах коренные так и не выросли. В том числе два передних зуба на верхней челюсти, что сразу заметно. И один на нижней, его не видно. В надежде, что зубы вырастут, я жила до пятого класса. Очень стеснялась. Одноклассники и одноклассницы уже были «зубастыми». Когда нас фотографировали на школьный альбом, мне говорили: «Улыбнись зубками». А я не могу, у меня их нет. Я либо вообще не улыбалась, либо пыталась улыбнуться губами, что тоже получалось не очень, потому что я комплексовала.

С травлей по поводу зубов я сталкивалась везде: в семье, в школе и так далее. Мне постоянно на это указывали, все спрашивали про зубы. Больше всего бесило по кругу рассказывать, почему у меня их нет, как же так вышло. Я сама толком не знала почему. Чаще всего обидные слова я слышала от сестёр. Когда мы были маленькими, мы не особо ладили. Они могли обозвать кривозубой, уродливой, постоянно надо мной подшучивали. Как-то я взяла за столом зубочистку, а мне сказали, что «там нечего чистить». Я делала вид, что меня это не задевает, смеялась вместе со всеми, но было очень обидно. Надо было что-то сказать, но на тот момент я уже свыклась с мыслями о том, что я некрасивая, что у меня нет зубов и «уродская улыбка». Вернее, я вообще не улыбалась.

У меня появился комплекс. Я постоянно прикрывала рот рукой, когда смеялась или ела. Эта привычка со мной до сих пор, но я стараюсь от неё избавляться. Сейчас иногда прикрываю, только чтобы не отвечать на лишние вопросы. Люди, увы, не понимают, что они не первые спросили о моих зубах. Я несколько раз пыталась исправлять зубы, потому что помимо всего прочего у меня неправильный прикус и вообще зубы проблемные. Мы с мамой пошли к хирургу, он предложил поставить брекеты, когда вырастут коренные зубы. Прошёл год, два. Зубы так и не выросли. Тогда я уже начала подозревать, что что-то не так. Не знаю, почему меня сразу не отправили на рентген. Тогда бы я сразу узнала, что расти там нечему. На некоторое время я просто забила, но затем папа вызвался помочь. Мы ходили к разным дантистам. Мне сделали пластинку, которая закрывала дыры. Но проблема была в том, что из-за пластиковой основы она всё время ломалась. Один неровный укус — и всё. Получалось так, что неделю я носила пластинки, а ещё неделю их чинили. Я опять начинала плакать, комплексовать. Помимо того, что сам рентгеновский снимок и пластинки стоили прилично (в районе двадцати тысяч), так ещё и за починку каждый раз приходилось платить. Меня это ужасно бесило. В итоге я решила, что лучше вообще не буду их носить. Тогда же у меня стояли два брекета на передних зубах, чтобы убрать щербинку.

Мы пошли к другому хирургу. Он сказал, что можно сделать вставные зубы на керамической основе. Его слова меня очень удивили, а потом я услышала цену и совсем обалдела. Стоимость начиналась с трёхсот тысяч, у нас таких денег не было. Спустя какое-то время мы поехали погостить к родственникам в Германию. Мамина тётя — дантистка, у неё своя клиника. Она решила взяться за мои зубы, и за два последних года я несколько раз летала в Германию их обследовать. Мне выписали капы, такие прозрачные пластинки, которые нужно было носить по две недели, а затем менять. Первое время было очень больно, я не могла есть, сидела со льдом во рту. Капы быстро изнашивались, потому что у меня был зуд, всё чесалось и я всё время их тёрла. К тому же их приходилось снимать во время еды, что опять ставило меня в неловкое положение: все спрашивали, что у меня с зубами. В отличие от пластинок, капы были прозрачные, и в те места, где у меня нет зубов, не стали заливать белую основу. Получалось, что я просто ходила со слюнями в этих местах… Надеюсь, это было незаметно!

Как-то раз я попробовала съесть в капах жёлтый леденец. Естественно, они пожелтели, их нужно было менять раньше срока, а я тогда была в летнем лагере. Только зимой я смогла полететь в Германию. Тётя посмотрела мои зубы и очень расстроилась. Средства на лечение она выделяла сама, за что ей огромное спасибо. Мы бы это не потянули. Мне пришлось сделать новую серию кап. И из-за собственной ошибки я носила их дольше, чем должна была. На этот раз мне сделали капы без прозрачных стенок, пробелы в зубах было хорошо видно. Когда я впервые посмотрела на себя в зеркало, я расплакалась. Плюс мне подрезали уздечки, чтобы исправить прикус, и я ходила со швами.

Последняя стадия лечения началась год назад. Мне поставили железную пластинку, которая закрывала пробелы. И в ней можно было есть! А капу я надевала только на нижние зубы по ночам, но нижние меня в принципе не беспокоили. Моё отношение к зубам точно изменилось, потому что я вижу множество людей с такими же проблемами и меньше комплексую. Раньше я думала, что одна такая на весь мир. Что меня никто никогда не полюбит. Сейчас я чувствую себя комфортно и с пластинкой, и без. Мне помогли друзья — они надо мной не шутили, не указывали на зубы, относились с пониманием. Могу спокойно разговаривать и смеяться. А если кто-то скажет: «Фу, уродина!» — я пошлю его куда подальше. Сейчас я уже знаю, что все люди разные, и меня не обижают злые слова. Кто-то сталкивался с такой же проблемой, что и я, но не переживал. Кто-то переживал, но справился с этим. Меня вдохновляет чужой опыт. Я бы остановила лечение, если бы всё приходилось оплачивать мне или моей семье. Но поскольку у меня есть возможность делать это бесплатно, не хочется ею пренебрегать. Главное, что я чувствую себя комфортно в любом случае.

Настя Громова


Я полностью принимаю если и не всю себя, то свой внешний облик точно. Я им довольна девяносто процентов времени. Улыбкой тоже — она очень моя

Улыбки я никогда не стеснялась. Даже в самый дурацкий период, с шестого по восьмой класс, когда все стесняются всего, я скорее стеснялась фамилии и широких бровей. От сверстников тоже ничего обидного не слышала. Единственный случай был в девятом классе. Фотограф, который снимал нас для школьного альбома, при всех сказал, что моя улыбка его пугает, и попросил «так» не улыбаться. Хотелось бы сказать, что я перегрызла ему сонную артерию. Но если серьёзно, то, наверное, вечерок переживала.

В двенадцать лет я три месяца носила пластинку, но она не прижилась. В ней было ужасно неудобно разговаривать. Я пела в хоре, а на литературе постоянно задавали учить стихи. И перед едой её нужно было снимать. А ещё, конечно же, я постоянно её теряла. Однажды решила не искать. Старшие родственники довольно рано заметили мою особенность. Стали подшучивать, давать какие-то прозвища. Было что-то про «зубы в два ряда», «акулу», «палец в рот не клади». Но мне не было обидно. Появлялся азарт. Хотелось ответить: «Я, знаете ли, подарок, а дарёному коню…» — и ещё шире улыбнуться. Такие шутки я воспринимала как вызов. Из недавнего — бывший парень как-то назвал меня вампиром. Я ответила, что поэтому держусь подальше от серебряного кольца на его правой руке. Было приятно, что мою особенность подметили. Возможно, даже приятнее, чем какой-нибудь универсальный комплимент. Вампиром быть вроде ничего.

Мне повезло с окружением. Даже если слышала что-то про зубы, то было понятно, что человек говорит любя. В шутку. Мы же можем распознать, когда что-то в нас отвратительно другому. Такого я никогда не чувствовала. Гораздо чаще я получаю комплименты по поводу улыбки. Это каждый раз удивляет. Мне легче понять, почему она нравится мне самой, чем почему она нравится другим. Говорят, есть в ней что-то кошачье. К тому же приколы с зубами обычно начинаются не в раннем детстве. Со мной это случилось лет в десять, а к тому времени я уже успела себе понравиться, наслушавшись от мамы: «Настенька умница-красавица».

Я полностью принимаю если и не всю себя, то свой внешний облик точно. Я им довольна девяносто процентов времени. Улыбкой тоже — она очень моя. Но в моём случае «скученность» может давать дополнительную нагрузку на зубы. Из-за этого, возможно, однажды придётся «пофиксить».

Софья Кривенцова


Не бывает идеальной улыбки. У кого-то зубы желтоватые, у кого-то кривые. Ну и что с того? Есть вещи важнее, чем мой кривой зуб

В десять лет меня беспокоил кривой зубик и я думала, что было бы неплохо его выровнять. Но если я хотела улыбаться во все тридцать два зуба, то улыбалась. Никогда не стеснялась. До лет девяти лет у меня также была щербинка, тогда надо мной смеялись. Сейчас она пропала, поэтому больше не обижают. Я спокойно реагировала на насмешки. Задевало, но я ничего не говорила. Я всегда была замкнутой и стеснительной. Не знаю, повлияла ли на это щербинка.

Каждый год до восемнадцати лет (сейчас мне двадцать) я думала, что надо поставить брекеты, выровнять зуб. Но потом поняла, что это пустая трата денег. Не бывает идеальной улыбки. У кого-то зубы желтоватые, у кого-то кривые. Ну и что с того? Есть вещи важнее, чем мой кривой зуб. Могу сказать, что полностью себя приняла и не хочу ничего менять во внешности. Ведь это часть меня.

Мария Брегадзе


Мне говорили и говорят до сих пор, что у меня красивая улыбка. А я думаю: «Ну так и есть». Никогда в этом и не сомневалась

До момента, пока мама не решила отвезти меня к зубному, я никогда не обращала внимания на свою улыбку. Она просто была частью меня и не подвергалась внутренней оценке. Мне говорили и говорят до сих пор, что у меня красивая улыбка. А я думаю: «Ну так и есть». Никогда в этом и не сомневалась. У врача выяснилось, что у меня неровный прикус и клыкам некуда расти. Это грозило тем, что они прорастут поверх остальных зубов. В пятнадцать лет мне поставили на обе челюсти металлические брекеты с внешней стороны зубов. Помимо боли, неудобства, постоянных походов к зубному появились и другие проблемы. Повышенное внимание к моей улыбке от сверстников, нелестные комментарии. Кто-то буквально мучил меня псевдовежливыми вопросами, кто-то спрашивал: «Чё, зубы кривые, зачем носишь?» Кто-то откровенно заявлял, что я страшная и моя улыбка пугает. В результате у меня появилась привычка улыбаться так, чтобы не было видно зубов. Я дико стеснялась и комплексовала. Конечно, сейчас я бы сказала, что смеяться над брекетами глупо, а заниматься лечением — хорошо и ответственно. Но, к сожалению, у подростка ещё не до конца сформирована самооценка. И я расстраивалась.

Так я проходила около двух лет, а потом мне нужно было заменить часть брекетов на новые и носить их ещё год. Мне сняли старые целиком, но новые так и не поставили. Я настолько была измучена неудобствами, ненавидела брекеты и мечтала от них избавиться, что потребовала прекратить лечение. Спасибо маме, что услышала и не стала настаивать.

Справедливости ради, брекеты помогли избежать ещё больших проблем с зубами. Основная проблема была решена — клыки встали куда нужно. Однако выросли не до конца. Оказалось, что они уснули, потому что не было места для роста. Ну а эстетический эффект в виде голливудской улыбки так и не случился, так как я прервала лечение.

Я была счастлива и довольна, что мои зубы свободны. Я снова улыбалась во весь рот, радовалась своей естественной, хоть и несовершенной улыбке. Однако одна маленькая деталь напрягает меня по сей день. То ли материалы брекетов были не очень удачные, то ли я что-то делала не так, но на верхних передних четырёх зубах у меня остались квадратные следы на пару тонов светлее моей собственной эмали. Не могу сказать, что на них кто-то обращает внимание или обидно высказывается по этому поводу. Но глубоко внутри я расстроена, что улыбка, которую я люблю, подпорчена в результате внешнего вмешательства и досадной ошибки.

На сегодняшний день могу сказать, что люблю свою неидеальную идеальную улыбку. Продолжаю получать массу комплиментов и ощущаю абсолютный комфорт. При этом каждый раз, когда я посещаю зубного (а делаю я это часто и всем советую), я уточняю, можно ли как-то выровнять тон передних зубов. Но это история не про непринятие, а скорее про желание исправить ошибки прошлого и вернуть улыбке естественный вид. К сожалению, процедуры, которая дала бы положительный эффект, мне пока не предложили.

Я всегда получала достаточно поддержки со стороны семьи и близких, поэтому проблемы принятия внешности меня почти не коснулись. Были только в подростковом возрасте и быстро прошли. Благодаря позитивной атмосфере в ближайшем окружении я достаточно легко переносила травлю и дискомфорт. Во взрослую жизнь я взяла с собой только любовь к себе и умение прислушиваться к внутренним потребностям. Это помогает поддерживать иммунитет к людям, которые считают, что вправе осуждать и стыдить кого-то из-за внешности.

Настя Верещагина


Казалось прикольным, что у меня развёрнутые клыки. Было похоже на что-то вампирское

Когда я была маленькой, меня не парили зубы. Наоборот — у меня была фирменная «крокодильская» улыбка, как её называл папа. Есть множество фотографий из детства, где я показываю вообще все зубы! Очень демонстративно. В подростковом возрасте проблем тоже не было. Даже казалось прикольным, что у меня развёрнутые клыки. Было похоже на что-то вампирское. А отдельным поводом для гордости было то, что зубы не болят. Лет до девятнадцати у меня не было ни одной пломбы. Думаю, люди вокруг могли как-то комментировать мои зубы, просто меня это не трогало. Были другие вещи во внешности, о которых я волновалась.

В двадцать лет у меня случилось довольно сильное воспаление десны. На тот момент у меня была страховка в пафосной клинике, где на входе сидели арфистки. Туда я и обратилась. Приём у врача начался с крайне патриархальных фраз про то, что женщина всегда должна быть на высоте, а предназначение женщины — сиять. Я возразила врачу. Затем она осмотрела мой рот: «Раз вы мне так резко и жёстко ответили, я тоже скажу резко и жёстко: если продолжите грызть щёки, у вас будет рак». Также она добавила, что мои зубы неровные и некрасивые. Я ответила, что у меня всё в порядке, а она: «Нет, совсем не в порядке. Это никак не назовёшь голливудской улыбкой». Посоветовала брекеты. Я спросила: «Нужны ли они только ради красоты или есть медицинская причина?» С прикусом оказалось всё нормально, так что только для голливудской улыбки. Меня очень разозлила эта ситуация. Ты приходишь в клинику с конкретной проблемой, а тебе дают оценку, о которой ты вообще не просила. Но я стала задумываться: «Может, мне действительно нужны брекеты?» В тот период я как раз много думала о том, как внешность влияет на мою работу. Как меня воспринимают люди. Это был комплексный вопрос, я думала и про внешность, и про походку, и про зубы в том числе. Конкретно с брекетами не могла понять, нужно ли мне это по-настоящему. В итоге пришла к выводу, что не готова. Это же сначала нужно всё пролечить, вырвать восьмёрки, затем вписаться в многолетнюю и дорогостоящую историю с брекетами, а после — в пожизненную с капами.

Я решила, что ровные зубы меня не так волнуют. А вот что действительно волнует, так это флюороз. Он возникает, если в месте, где ты жил, в воде был избыток фтора. У мамы и брата те же проблемы. Проявляется сильным налётом на зубах. Гораздо более заметным, чем у других. Он даже может впоследствии захватить зубы. Они будут полностью жёлтыми, а по краю будет коричневый налёт. Было бы здорово, если бы мне о нём сразу сказали в клинике, но я узнала позже. И эта вещь меня волнует гораздо больше, чем клыки, хоть она и менее заметна. Цвет зубов всё-таки ассоциируется с их ухоженностью и гигиеной. Пока я использую правильную зубную пасту и дополнительные гели, но позже, возможно, пройду лечебную процедуру. Собираюсь больше о ней узнать.

Я смотрю на свои зубы с трёх перспектив. Первая — принятие. Я принимаю, что мои зубы такие. Знаю, что нужно делать, чтобы жить с ними в мире. Вторая — здоровье. Некоторые вещи необходимо делать, чтобы лучше себя чувствовать. А третья — как на меня смотрят другие. С ней бывает сложнее всего. Всё не критично, потому что есть первая — базовое принятие самой себя. Но иногда я думаю, что зубы могли бы быть ровнее и так было бы проще.

Рассказать друзьям
23 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.