Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Красота«Конечно, у меня есть морщины»: За что мы любим модель Полину Поризкову

«Конечно, у меня есть морщины»: За что мы любим модель Полину Поризкову — Красота на Wonderzine

Как актриса, писательница и активистка учит жить без ретуши

Текст: Полина Ефимова

На обложке майского номера чехословацкого Vogue (нет, здесь нет ошибки: журнал действительно так называется) появилась модель с чешскими корнями Полина Поризкова. Обложечного кадра, как рассказывает сама Полина, не касались кисти ретушёров. «Люди в твиттере писали, что с ретушью любая фотография будет выглядеть хорошо, — говорит Поризкова в интервью PageSix. — Но нет, это просто фото Марии [Томоновой]. Конечно, вы можете сделать мою фотографию гораздо хуже, чем эта. Но вы ведь не захотите увидеть её на обложке, правда?»

Эта обложка, на которой Полина Поризкова позирует в прозрачном боди, вышла ровно через сорок лет после её модельного дебюта на страницах немецкого Vogue, когда ей было всего шестнадцать. Уроженка небольшого чешского города Простеёв в семь лет переехала в Швецию, куда незадолго до этого перебрались её родители, спасаясь от последствий Пражской весны и ввода советских войск в Чехословакию. Годы спустя Полине с помощью терапии пришлось справляться с чувством «покинутости и отверженности», которое возникло из-за родителей. «Когда у меня появились дети, я думала: „Не могу поверить, что они бросили меня“. Но тогда времена были другие, всё было иначе», — рассказывает она в интервью The New York Times.

Модельную карьеру Поризкова начала в пятнадцать лет в Париже — и быстро добилась в ней успеха: Полина стала первой моделью из стран Восточной Европы на обложке Sports Illustrated Swimsuit Issue. «Я была экзотичной, — вспоминает она в интервью CBS Sunday Morning. — Я была беженкой». При этом Поризкова, как ни странно, не любит (и, судя по всему, никогда особенно не любила) эту работу. Если судить по её же словам, Полину не отпускает синдром самозванки. «Я жду, когда все это увидят, — рассказывает она про синдром. — Я всегда говорила о себе, что я сильно люблю себя, но у меня нулевая самооценка».

Поризкова не входила в число самых известных супермоделей девяностых, появившихся с лёгкой руки Питера Линдберга и Анны Винтур: ими были Синди Кроуфорд, Линда Евангелиста, Наоми Кэмпбелл, Татьяна Патитц и Кристи Тёрлингтон (что, в общем-то, не помешало ей тогда быть одной из самых высокооплачиваемых моделей мира). Но если эта пятёрка прославилась благодаря знаменитому видео Джорджа Майкла «Freedom», то Поризкова на съёмке музыкального клипа на песню «Drive» The Cars встретила будущего мужа: им стал фронтмен группы Рик Окасек. Тогда западная публика активно обсуждала их разницу в возрасте: когда Поризкова вышла замуж за Окасека, невесте было двадцать четыре года, а жениху — сорок пять лет. «Мне нравилось это ощущение безопасности, которое было рядом с мужчиной старше и умнее», — рассказывает Поризкова CBS.

Их брак продлился почти тридцать лет: в 2018 году пара объявила о расставании. Через год Полина нашла тело мужа в их квартире, что стало для неё шоком. Шоком стало и другое открытие: за несколько недель до этого Рик исключил её и двух сыновей от первого брака из завещания. Поризкова впала в депрессию — ничего, по её словам, не предвещало такого вероломства со стороны покойного мужа.

Предательство Окасека обернулось для неё появлением новых и обострением старых ментальных расстройств, о которых Полина честно рассказывает как в своём инстаграме, так и на страницах крупных изданий. Тема ментальных расстройств, как и честный показ трудностей в жизни с ними, в каком-то смысле даже стала одной из главных в её социальных сетях. «Я страдаю от панического расстройства и генерализованного тревожного расстройства, — пишет она в инстаграме. — Я боролась [с ментальными расстройствами] сама до сорока лет, пока наконец не сдалась и не начала принимать антидепрессанты. Я безмерно благодарна современной медицине за то, что она доступна тогда, когда она действительно нужна нам».

Другая, не менее важная тема — это такая же честная демонстрация своей внешности. В инстаграме модели, актрисы и писательницы можно найти множество фотографий без следов даже самой крошечной обработки. Один из самых популярных снимков Поризкова опубликовала в августе прошлого года — и рассказала о том, какую жизнь она ведёт. Поризкова курила до сорока лет (с перерывами на беременность и роды). Не очень любит полуфабрикаты, зато обожает торты собственного производства. Пьёт вино и коктейли. И тренируется — иногда три раза в неделю, иногда реже.

«Конечно, у меня есть морщины, камера моего айфона любезно скрывает их при хорошем освещении. Конечно, моя кожа провисает, и мне это не очень нравится. Любая сегодняшняя женщина, которая не выглядит на свой возраст, достигает этого не только за счёт хорошей диеты и физических упражнений, но с помощью медицины. В этом абсолютно нет ничего плохого. Нам, кто может так, просто повезло. Но я бы хотела, чтобы мы были более честными и открытыми в этом вопросе. Потому что нет, я не могу выглядеть на тридцать девять, просто соблюдая правильную диету и занимаясь физическими упражнениями», — подписала она свой снимок.

Поризкова также охотно делится тем, что никогда не пользовалась ботоксом или филлерами, и эта честность в общении с публикой иногда играет против неё. В интервью Эшли Бэнфилд она рассказывает, что большинство комментариев в социальных сетях доброжелательные, но есть и отрицательные — их, по словам Поризковой, чаще всего пишут женщины (и, конечно, Полина, которая идентифицирует себя феминисткой, видит в этом внутреннюю мизогинию). «Сегодня нарциссизм — король, а постоянное самосовершенствование — королева. Кто хочет видеть настоящих людей в социальных сетях? Нет, вместо действительного мы хотим видеть желаемое. Нам нужны советы, секреты и быстрые пути к тому, как лучше всего предстать в ярком свете. Мы хотим, чтобы люди завидовали нам, копировали нас, покупали то, что мы им продаём», — заключает она в этой публикации.

Другая проблема, о которой Поризкова говорит так же часто, — это репрезентация женщин старше пятидесяти лет. Полина настаивает: жизнь не заканчивается, когда тебе почти шестьдесят лет. В каком-то смысле Поризкова уже стала ролевой моделью для женщин средних лет, которые не боятся ни показывать свои морщины, ни сниматься обнажённой (съёмка для чехословацкого Vogue в белье не единственный раз, когда модель обнажилась; фотосессию Поризковой в белье недавно сделали и в The New York Times). «Это чертовски сложно — быть женщиной, особенно женщиной, которой больше пятидесяти лет. Нашего мнения не спрашивают, мы как будто не существуем. Взрослые женщины делятся на две категории: есть Джей Ло, которая потрясающе выглядит, а есть [99-летняя актриса] Бетти Уайт. Между ними — пропасть», — рассказывает Полина в интервью CBS.

Сейчас, если судить по постам Полины в инстаграме, её жизнь — в том числе и личная — вновь налаживается. Поризкова много отдыхает, отмечает университетский выпуск детей, снимает бьюти-влоги. В конце апреля прошла очередная церемония вручения «Оскара», где она появилась под руку вместе со сценаристом Аароном Соркином. Церемония награждения, как рассказывает модель в интервью, стала их вторым полноценным свиданием. Сценариста Соркина и модель Поризкову познакомила телеведущая Эшли Бэнфилд — и эта встреча, надо полагать, и стала началом их романа.

«Моё платье Dolce & Gabbana пятнадцатилетней давности — единственное вечернее платье в моём шкафу. Кроме того, я подумала, что благодаря ему я сама выгляжу как „Оскар“ — так что, если Аарон не выиграет, он всё равно может забрать один домой», — пошутила Полина под снимком, на котором широко улыбается.

обложка: Paulina Porizkova / Instagram

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.