Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Красота«Мои персонажи носят красную помаду»: Художники об отношениях с внешностью и косметикой

«Мои персонажи носят красную помаду»: Художники об отношениях с внешностью и косметикой — Красота на Wonderzine

О портретах и автопортретах

Наша внешность, при всей кажущейся легкомысленности темы, важнейший инструмент самопрезентации. Для визуалов, и прежде всего для художников — тех, кто видит мир в картинках, она особенно важна. Мы расспросили художниц и художников об их подходе к самому постоянному изображению в их жизни — к отражению в зеркале. А также о красоте, уходе, макияже — и о том, как эти представления о себе отражаются в их работах.

ТЕКСТ: Мур Соболева, авторка телеграм-канала Fierce & Cute

Саша Кац

instagram

 Мой уход после переезда в другую страну стал сдержан как никогда. Я раздала практически всё, что у меня было, и увезла с собой самое необходимое: крем Glass Skin, потому что обожаю его сверкающую жирность, пару сывороток The Ordinary, санскрин La Roche-Posay Anthelios и пенку для умывания Hada Labo. Я очень люблю всё на себя намазывать, но, находясь одной ногой в аэропорту, оценила, как круто ничего не иметь.

Я многие часы сижу за двумя компами и рендерю картинки, от этого у меня проявляются чёрные круги под глазами, но не использую никаких патчей — я считаю эти круги своим украшением. Зато магазины с селективной парфюмерией я стараюсь обходить стороной, потому что каждый раз, когда я попадаю в какую-нибудь «Молекулу», я обнаруживаю, что вот час назад всё со мной было хорошо, а теперь я жить не могу без лежалого фрукта и жжёной резины. Последний год у меня фиксация на манго разной степени гнилостности и разложения: я безумно люблю Xerjoff Cruz Del Sur II, M. Micallef Anando Royal Mango и Vilhelm Parfumerie Mango Skin.

Что касается макияжа, то у меня есть отряд красных помад и турецкая коробочка для бровей ноунейм из Стамбула. Мои любимые помады — Guerlain из линейки Rouge G, красная как кровь и сверкающая, и, как ни удивительно, Bourjois Rouge Velvet — она идеально ложится и достаточно неубиваемая. Ресницы красить я не люблю: когда-то на меня нашло затмение и я нарастила себе ресницы, походила с ними день и поняла, что пугаюсь своего отражения в зеркале. Пришлось убрать — с тех пор я предпочитаю, чтобы мои ресницы были редкими и незаметными.

Я восхищаюсь женщинами, которые меня окружают. Разнообразием пропорций, форм и особенностей кожи. Мои персонажи носят такую же красную помаду, что и я, и похожи на меня и моих подруг. Меня вдохновляют живые женщины и конвенциональное несовершенство. Свисающая грудь, волосы на теле, растяжки на коже — всё это дико красиво.

Анна Игнатьева

facebook

 Я из тех людей, кому повезло родиться с густыми чёрными ресницами и тёмными бровями. Акцентов на лице хватает, и поэтому я почти не пользуюсь декоративной косметикой. Иногда использую карандаш для глаз с эффектом smoky eyes и подкрашиваю ресницы на кончиках. Собственно, и всё. Конечно, походы в парикмахерскую и коррекция бровей — это святое. Зато я просто обожаю духи. Но почему-то всё, что мне нравится, быстро снимается с производства. Например, Flower Poppy Bouquet, Kenzo.

В художественных работах меня очень привлекает естественная красота изображаемой личности — сама тоже стараюсь рисовать подобное. Для меня главное — черты лица, его выражение, игра светотени. При этом удачно подобранные рисунки на лице или теле, подводка или подчёркнутые ярким цветом губы делают персонажа ещё характернее. То есть всё зависит от того, что хочется изобразить и куда заведёт фантазия.

А вообще у всех художниц, которых я знаю, ярко подчёркнутая индивидуальность — каждая находит что-то своё, оригинальное. Будь то косметика или одежда. Но это качество вообще свойственно женщинам: наверное, мы все в той или иной степени художницы.

Почтенный Стирпайк

сайт

 Во всём, я так полагаю, виноват журнал ОМ и его главный редактор Игорь Григорьев. У меня не было отца (он умер, когда мне было три года), и бриться я научился только благодаря этому изданию. Тогда же я узнал, что такое уход за физиономией, так что к концу 90-х я уже усиленно пользовался масками, и кремами. Помню смущённые лица своих первых тестя и тещи, когда они случайно увидели меня в пилинг-маске Green Mama. По их мнению, это был faux pas.

Позже, переехав в Москву, я стал рисовать мангу, отрастил вампирские ногти в семь сантиметров длиной — и начал краситься. Так я и покатился по наклонной. Сначала суровый готический макияж: берётся самый жирный чёрный карандаш, затем всё смывается водой и протирается салфетками. Потом я дорос до кремов Estée Lauder Daywear и Nightwear и угольного карандаша Givenchy — он был жутко твёрдый, но отлично растушёвывался. Ногти покрывались безымянным польским лаком, купленным в переходе с «Пушкинской» на «Тверскую» (иногда я делал это в движущейся машине — не повторяйте моих ошибок). Окружающие шутили, что я без накрашенных глаз даже за хлебом не выйду, — чистая правда.

Потом наступило время сывороток Estée Lauder: Illuminator, Perfectionist, Advanced Night Repair. Плюс мне нравились корейские маски, ликвидирующие последствия вечеринок, и жирные индийские кайалы. Однажды в Аурангабаде я увидел деда с густо насурьменными глазами, торговавшего духами в старых гранёных флаконах, и понял — надо вот так!

Естественно, это отпечатывалось на том, что я делаю в работе, — строго говоря, когда рисуешь, что бы там ни было, рисуешь себя (часто при этом кривляясь перед зеркалом, как в фильме «Переход» с Аленом Делоном). Как только я начал рисовать мангу, стал подражать мохокам, покупал тени MAC из серии про диснеевских злодеев и носил линзы-бельма. После того как я отрастил бороду, краситься практически перестал. Но вот — мне всего сорок два, борода сбрита. Время начинать по новой.

Маша Краснова-Шабаева

сайт

 К косметике у меня подход довольно прагматичный. Во-первых, сколько себя помню, моей целью было иметь как можно меньше средств: мне всегда было очень жалко выкидывать неиспользованные банки. Во-вторых, с возрастом (мне тридцать девять) и особенно после рождения детей моя кожа изменилась — стала более чувствительной, склонной к раздражению, воспалениям и аллергическим реакциям. Мне потребовалось время, чтобы сообразить, что с ней вообще делать, потому что до этого особых проблем у меня не было. Постепенно я поняла, что чем проще средство, тем мне лучше. Стараюсь избегать изысканных ингредиентов и ароматических масел, поэтому чаще пользуюсь косметикой без особенных отдушек и всего такого.

Ещё один важный пункт: я не могу и не люблю много тратить на косметику. Поэтому я ищу не слишком дорогие, но достойные средства. Мне кажется, сейчас я более-менее стала понимать, что мне подходит, и научилась не покупать то, что будет валяться без дела. Долго и упорно к этому шла. У меня сложилась чёткая рутина и набор продуктов, но вот, кстати, подходящий шампунь для волос я ещё не нашла.

У меня нет коллекции средств для тела, гелей и масел для душа. Вся семья, включая моих малолетних детей, моется одним и тем же очищающим кремом Uriage, который я покупаю в литровых бутылках. Могу порекомендовать всем, у кого сухая кожа, как у меня. Молочко для тела тоже всегда одно и то же — Uriage Xémose. До того, как я обнаружила эти два продукта, моя кожа постоянно сохла, особенно в холодное время года.

С лицом сложнее: больше проблем и больше средств. В Нидерландах, где я живу, очень ветрено и дождливо в течение всего года с небольшим перерывом на лето. Осенью и зимой моё лицо отвечает на такую погоду воспалениями, покраснениями и шелушением. В течение года я применяю несколько серьёзных средств, которые положено использовать в моём возрасте (с ретинолом, AHA/BHA, витамином C). Но знаю, что не смогу без последствий использовать эти средства каждый день, особенно зимой, поэтому никогда не использую их все сразу, чередую. В холодное время года пользуюсь ими меньше и осторожнее, летом — более активно (некоторые вообще применяю только весной и летом). Сравнительно недавно я открыла для себя и включила в рутину ниацинамид, спасительный ингредиент от всех моих покраснений и начинающейся розацеа.

Все эти средства, несомненно, помогают моей коже выглядеть лучше. Но основа моей рутины — это регулярное очищение, увлажнение и SPF. И это уже долгое время одни и те же 3–4 продукта, которые я подбирала много лет. Даже с мылом для лица пришлось попотеть прежде, чем найти вариант, который подходит моей коже. Им оказался крем-гель для умывания CeraVe. Иногда добавляется очищающее масло Caudalie: если на мне макияж, то я умываюсь сначала маслом, а потом крем-гелем. Масками, тониками, скрабами, кремом для глаз и т. д. я вообще не пользуюсь. Ещё у меня нет парфюма. Совершенно этим не горжусь, если что. Может, увлекусь этим позже, кто знает.

Мейкапом я пользуюсь очень умеренно и без энтузиазма. Я думаю, на меня повлиял в этом плане ещё и переезд в Нидерланды: тут мало кто ярко красится. Никогда не умела и не любила красить губы, поэтому помад у меня не было и нет в принципе. Любимые продукты в моей косметичке —
BB-крем и консилер. В последние годы только и делаю, что маскирую следы бессонных ночей на своём лице.

Не помню, чтобы сильно переживала из-за своей кожи, — но с образом тела у меня до сих пор проблемы, хотя чем я становлюсь старше, тем их меньше. Я была полной в детстве, меня буллили в школе по этой причине. Да ещё и росла я во времена, когда такой буллинг был чем-то нормальным. Конечно, было нелегко. И неудивительно, что сейчас мне очень интересна тема телесности, то, как тело меняется, как эта трансформация влияет на персонажей. В своих работах я часто касаюсь этого. Прямо сейчас рисую небольшой комикс о такого рода трансформациях под первоначальным названием «Пузырь», частично основанный на моём детском опыте.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.