Views Comments Previous Next Search Wonderzine

КрасотаВизажисты, бьюти-блогеры и редакторы — о хранении косметики
и её минимизации

Визажисты, бьюти-блогеры и редакторы — о хранении косметики
и её минимизации
 — Красота на Wonderzine

Что делать с ненужными средствами

Блогеры, бьюти-редакторы и визажисты чаще других сталкиваются с излишками косметики, ведь консилеры, тональные кремы и румяна — их основные рабочие инструменты. Как хранить всё необходимое, сократить до минимума потребление новых средств и как разумно избавиться от неподошедших, рассказывают те, кто сталкивается с этим ежедневно.

Текст: Таня Решетник

Маша Ворслав

визажистка и основательница проекта Dragzina

 Мне кажется, для визажиста у меня не очень много косметики. Всё, что не использую, я стараюсь раздавать. Поэтому почти всё помещается в чемодане размера ручной клади, с которым я езжу на работу.

Моё первое правило для рабочих и личных хранилищ — всё должно быть видно. Если банку не видно, она пропадёт. Второе — до неё должно быть удобно добраться. Если для того, чтобы достать контейнер, вам приходится делать много движений, скорее всего, вы его забросите. Так, по крайней мере, получается у меня. Не всегда выходит с первого раза расположить банки удобно, но со временем вы увидите, что простаивает, и сможете это переставить. Когда чем-то не удобно пользоваться, это не вы тупой, а дизайн (в этом случае — пространства) не до конца продуман.

Косметика у меня разделена тематически. Всё для ногтей в одном месте, накладные ресницы — в другом. Помады, тени, карандаши, кисти, пудры, тональные — всё лежит группками. У меня есть отдельный поддон Muji, в который я складываю декоративную косметику, которой сама крашусь. Её немного, иногда я её меняю. Поддон помогает не разбрасывать всё по дому. Ещё у меня несколько настольных мусорок в разных комнатах, чтобы было легче делать уборку.

Уход я храню в ванной. На стиральной машинке два небольших поддона со средствами для тела, стайлингом и большими банками, из которых я переливаю в тюбики поменьше. Это позволяет не хранить высокие и тяжёлые упаковки на полке над раковиной. На ней я стараюсь сохранять порядок: всё тоже должно быть видно, иначе я про что-то забуду.

Если вижу, что каким-то средством не пользуюсь, откладываю его в специальную коробку для свопов/раздач. Ещё есть коробка с новой косметикой про запас — там несколько любимых санскринов, бальзам Elizabeth Arden и другие вещи, которые мне точно понадобятся.

Роксана Киселева

редакторка и авторка канала God Bless Concealer

 У меня дома горы косметики. Ещё до работы редакторкой красоты я много покупала сама, а когда это всё стало сыпаться на меня дождём (бренды присылают косметику бьюти-редакторам для того, чтобы они могли протестировать её. — Прим. ред.), косметики стало столько, что я могу во время уборки найти в шкафу забытый крем для лица за 38 тысяч рублей или обнаружить, что купила карандаш для глаз, хотя абсолютно такой же у меня уже лежал в ящике комода. Я давно практически ничего не приношу из редакции домой, но банок у меня явно больше, чем нужно.

При этом я абсолютно ленивый человек: насколько бы пьяной я ни пришла домой, я всегда смою макияж, но на маски для волос могу забивать до тех пор, пока в волосах птицы не начнут вить гнёзда. Наверное, из-за профдеформации я потеряла интерес к косметике. Её большая часть просто лежит и ждёт своей смерти. Конкретных аутсайдеров у меня нет. Если я понимаю, что банка совсем не зашла и не вызывает трепета в сердце, нахожу ей новое применение или новые руки. А вообще сейчас настолько сложно сделать провальный продукт, что за 2019 год я, пожалуй, не встретила ни одного такого случая.

Косметику храню везде. У меня есть пакет на подарки, пакет с запасными штуками вроде шампуней, тоников и тушей для ресниц, пакет с миниатюрами для поездок. В комоде два небольших ящика занимают палетки теней и помады. Уход храню просто на всех поверхностях квартиры, то, чем пользуюсь регулярно, — в ванной комнате и двух косметичках.

Ненужную косметику раздаю подругам или маме. Если средство в упаковке, кладу в специальный пакет, чтобы потом отнести на благотворительность. Гигиенические средства (гели для душа, мыло, шампуни) можно отнести в правозащитные организации. Например, гуманитарную помощь периодически собирает Центр содействия реформе уголовного правосудия. Мы с подругой относили пакет новой косметики в «Альтернативу» (движение, освобождающее людей из трудового и сексуального рабства). 

Минимизировать потребление я стараюсь. Точнее, стараюсь по максимуму использовать всё, что у меня уже есть, чтобы банки не пропадали: обидно выкидывать испортившийся крем, зная, сколько ресурсов было потрачено на его производство. Веду специальную таблицу, в которой размечаю себе план ухода за кожей на неделю и стараюсь его придерживаться (выходит далеко не всегда, но я стараюсь). 

Ирен Шимшилашвили

визажистка

 Вообще, по моим меркам косметики у меня не так много. Но это если не присматриваться, в процессе уборки становится ясно, что этим можно человек пятьдесят накрасить. Храню все средства в большом шкафу, шириной сто восемьдесят сантиметров. Раньше часть средств лежала в коробках.

Всю косметику стараюсь использовать по максимуму, что не подошло — отдаю подругам. Продавать косметику, подаренную брендами, считаю неэтичным. А просроченное и испортившееся отправляется в мусор. Вообще я очень редко покупаю косметику. Многофункциональные средства не люблю. Вместо них стараюсь брать то, что точно закончу. Пластиковые упаковки по возможности сдаю на переработку. Всему остальному стараюсь найти повторное применение.

Катя Сляднева

автор телеграм-канала «Бьюти за 300», контент- и инфлюэнс-менеджерка приложения Sloy

 По моим внутренним меркам косметики у меня столько, что можно всю жизнь красить небольшую деревню. Может быть, рядом с другими блогерами и визажистами это небольшое количество, но для меня трёхлетней давности этот запас просто огромный. Большая часть, конечно, это рассылки и подарки от брендов, но многое покупаю сама.

У меня, к сожалению, одно лицо, поэтому большинство средств — это разовые звёзды для каких-то необычных мейков, например яркие карандаши, чёрные помады, лайнеры из глиттера. У меня есть отдельная косметичка с базовым набором того, что нужно мне каждый день. Она, кстати, совсем не большая и вмещает в себя всего несколько средств. Есть отдельная постоянная косметичка для поездок, где лежат миниатюры, средства гигиены и набор косметики на каждый день.

Аутсайдеры для меня могут стать маст-средствами для кого-то другого, поэтому стараюсь дарить то, что мне не нужно. У нас на работе есть своп-ящик, куда все девчонки приносят косметику, которая не подошла или надоела, там мы меняемся, забираем что-то на съёмки (я работаю с контентом в приложении про моду и стиль, поэтому часто нужны банки в кадр).

Пару лет назад я решилась на гримёрный стол. Это очень удобно. Все ящики у меня разделены на условные тематики: тон, глаза, губы, уход, запасы, средства для сияния. Маски и кремы храню в бьюти-холодильнике. Есть пластиковый кейс для постоянно используемых помад и карандашей для глаз, которые всегда нужны под рукой. Также у меня в офисе отдельный ящик в тумбочке с базовыми средствами для любого типа мейкапов.

С минимизацией потребляемой косметики сложно. Но у меня есть несколько правил: не покупать вещь, если она мне не сильно запала в душу (пробую, хожу пару дней и если постоянно думаю, то возвращаюсь и покупаю), стараюсь не приобретать средство, если у меня в запасе есть аналогичное (не покупаю новый тоник, если не закончился старый), участвую в программах лояльности брендов (например, Kiehl’s), приношу по программе пустые банки и меняю на миниатюры нужных средств.

Никогда не выбрасываю то, что не закончилось, но может пригодиться кому-то другому — раздаю, дарю. И я всегда предупреждаю пиарщиков брендов, что рассылка не гарант публикаций в канале, — обычно это помогает не получать того, что мне не нужно, и минимизировать приток.

Ира Новик

автор издания «Такие дела»,
бьюти-обозреватель

 Я занимаюсь бьюти-обозрением больше десяти лет, писала для Wonderzine, окончила школу визажистов и делала свой бьюти-бокс с российской косметикой. При этом в последние года два я могу назвать себя бьюти-диссидентом. Я уже много лет не покупала косметику.

Сейчас все мои запасы занимают один икеевский стеллаж по имени «Каллакс» на восемь секций — наверняка, многие поняли, о чём я. В нём есть коробки с уходом и коробки с макияжем. Пыталась дополнительно фасовать по небольшим коробкам: очищение, тоники, маски. Но в итоге всё свалила в братскую могилу. Плюс порядка 200 флаконов ароматов. Ароматы красиво расставляю во втором таком же стеллаже вместе с книгами.

Чтобы использовать даже меньшую часть этих средств, мне понадобится обзавестись ещё парой-тройкой лиц и тел. В постоянной ротации всего три средства: очищение, умывание и кислоты. Про тоник и крем для глаз часто забываю, поэтому один флакон стоит по полгода. Маски делаю часто, но мне просто это нравится. Скорее такой эмоциональный опыт, чем желание что-то убрать с лица. Уход храню в самом неподходящем для косметики, но удобном для меня месте — на подоконнике. Для тела банок больше: гель, скраб, пена для ванны, лосьон и крем для рук. Волосы мою любым шампунем. В поездки и полёты беру с собой пробники и тревел-версии, которые есть на данный момент.

В моём случае есть тенденция к уменьшению банок. До того, как два года назад я стала делать благотворительные бьюти-распродажи, косметики было раза в полтора больше. Периодически провожу инвентаризацию, откладывая что-то на будущий сейл, что-то на подарки знакомым.

Когда всего становится столько, что «больше ему не съесть», устраиваю бьюти-сейлы. На них отправляются только нераспечатанные средства или те, которых не касались мои пальцы. Первый сейл случился в конце 2017 года. Я сделала анонс в соцсетях, скидку на всё от 70 % и привезла двенадцать килограмм косметики в Новую Голландию. На собранные 67 450 рублей я купила лекарства для детей из психоневрологического дома ребенка № 3 в Петербурге. Идея всем понравилась, и я решила продолжить. Особенно приятно, что моё решение поддержал магазин Cosmotheca, флейтистка и блогер Ксения Молоткова и многие блогеры, редакторы, бренды. В августе 2019 года мы собрали 110 тысяч для Саввы Сафонова и его бабушки с дедушкой. Я писала про них для «Таких дел» и увидела, как им физически тяжело с внуком. Теперь немного легче, потому что на эти деньги они купили электроподъёмник, чтобы пересаживать Савву с кровати в инвалидное кресло и обратно. В ноябре главный редактор журнала Flacon Тоня Голубева предложила устроить сейл в Москве. Итог — 213 тысяч на антибиотики для подопечной фонда «Во имя жизни» Вари Бариновой с муковисцидозом. Перед Новым годом в Петербурге собрали коробку косметики для хосписа № 4 и фонда «Вера», мешок полезных вещей для разных других благотворительных фондов, которые ежегодно поддерживает Новая Голландия, и 170 тысяч рублей для «Таких дел» (поскольку издание работает за счёт пожертвований). Вся информация о сейлах есть у меня в инстаграме.

Специально я ничего не минимизирую. Разве что кремы для лица со сроком годности в стадии риска наношу на тело. Пожалуй, самая резкая и неожиданная, в первую очередь для меня, метаморфоза произошла в отношении макияжа. Я никогда не делала контуринг и не рисовала брови по трафарету, и почти никогда не красила ресницы, но любила яркие помады, хайлайтер и цветные тени. Сейчас даже тон наношу по каким-то суперпраздникам, типа свадьбы подруги, то есть пару раз в год. Самовыражаться с помощью макияжа у меня потребности больше нет, комплексов насчёт лица тоже, лёгкие синяки под глазами мне даже нравятся. Поэтому в ходу разве что бальзам для губ и корректор, которым перекрываю редкие мелкие прыщики. Всё, что не нужно мне самой, отдаю тем, кому нужно. Наверное, в этом и есть мой вклад.

Вика Вакулюк

визажист

 Довольно сложно оценить, много у меня косметики или нет. Я работаю визажистом, и, конечно, у меня намного больше косметики, чем у тех, кто не занимается этим профессионально. Но если сравню себя с другими визажистами, думаю, косметики окажется значительно меньше. Потому что я покупаю только то, что буду точно использовать, стараюсь не совершать импульсные покупки. С тем, мне лично не подошло, я поступаю так: если средство может пригодиться в работе — отправляю в рабочий кейс; если нет — отдаю подруге. Очень важно следить за сроком годности продукта и, если он подошёл к концу, выкидывать.

Мой кейс состоит в основном из многофункциональных средств — продуктов, которые можно микшировать между собой. Вообще люблю смешивать цвета. У меня есть три цвета первого порядка, чёрный и белый. Из них можно получить любой оттенок. Это экономит место в кейсе и деньги: нет необходимости покупать абсолютно все цвета теней или помад. Круто, например, купить базу MAC Mixing Medium Lash, добавлять в неё пигмент и получать тушь любого цвета, плюс это хорошая восковая основа для укладки бровей. С кистями у меня та же история: нет огромного кита, максимум пятнадцать штук, при форс-мажоре я могу всё нанести руками. После работы я привожу использованные продукты в порядок и сортирую по косметичкам. Дома для них есть отдельная полка, там хранится всё для работы с лицом и волосами.

В целом можно сказать, что я за осознанное потребление. Иметь ограниченное количество косметики очень удобно. Не приходится таскать слишком тяжёлый чемодан, легче за всем следить. Я помню всю свою косметику, всегда знаю, что именно мне нужно, а это существенно облегчает и ускоряет процесс работы.

Фариза Родригез

визажистка

 В последний год я стала разумнее подходить к вопросу приобретения новых продуктов. Раньше я покупала всё, что мне нравилось, не задумываясь о том, насколько это пригодится. Прибавьте к этому все те вещи, которые присылают бренды в подарок или на «затест» (чтобы визажист имел возможность потестировать и составить своё мнение о средстве. — Прим. ред.), и получится невероятное количество косметики. Сейчас я пришла к тому, что выбираю больше многофункциональных средств плюс какие-то особенные продукты, которые мне очень нравятся. Например, золото Pat McGrath или блёстки Fenty.

Аутсайдеры в косметичке тоже случаются, но они бывают разные. Некоторые вещи мне очень нравятся, но возможность использовать их в работе появляется нечасто. Жёлтую помаду при всём желании невозможно использовать так же часто, как нюдовую или красную. То, что мне просто не подходит или не нравится, я отдаю, дарю на дни рождения, раздаю друзьям, знакомым, другим визажистам по потребностям. Ненужную косметику я не продаю. Во-первых, я слишком для этого ленивая, а во-вторых, в случае с подарками такие действия кажутся мне не совсем корректными.

Всю косметику я храню в косметичках, разделяя по функционалу и текстурам: «кремовое для кожи», «сухое для кожи», «для глаз», «для губ» и далее по списку. Есть две отдельные коробки, где лежат воск, латекс, блёстки, перья, кровь, слёзы и разные штуки, которые нужны для арта или грима. В последнее время всё больше мне нравится идея кейса, состоящего из профессиональных предметов вроде миксера, который даёт нужную текстуру и цвета. Но выбор подобных продуктов пока довольно ограниченный, плюс вопрос стойкости для меня пока остаётся открытым. Если работаешь не только на съёмках, где ты постоянно присутствуешь лично и можешь поправить мейк, но и с клиентами, которые позже носят макияж весь день, стойкость и комфорт так же важны, как красивая текстура или интересный цвет.

Фотографии: tashka2000 — stock.adobe.com (1, 2, 3, 4)

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.