Views Comments Previous Next Search Wonderzine

КрасотаОт Амелии Эрхарт
до Фриды Кало: 7 ароматов, вдохновлённых великими женщинами

От Амелии Эрхарт
до Фриды Кало: 7 ароматов, вдохновлённых великими женщинами — Красота на Wonderzine

А ещё дым святой инквизиции

Текст: Ксения Голованова, автор Telegram-канала Nose Republic

Сегодня Международный женский день — и мы напоминаем, чему этот праздник посвящён на самом деле. А вообще вспоминать великих людей можно хоть каждый день: наш парфюмерный критик Ксения Голованова предлагает семь ароматов, вдохновлённых женщинами, которые оставили след в истории.

Curium [Cm 96]

One of Those

€110

за 100 мл

Кюрий — исключительно дорогой металл, который используется в ядерных технологиях — был назван в честь супругов Кюри, физиков, исследовавших радиоактивность элементов. Однако Curium итальянской нишевой марки One of Those всецело посвящён половине этого блестящего научного дуэта — Марии Склодовской-Кюри, первой женщине-профессору, первой дважды нобелевской лауреатке и, как её часто называют, матери современной физики.

Сделан он по-научному сдержанно: это лёгкая, но одновременно плотная вуаль с цветочным ядром — заряженной ирисом частицей, вокруг которой, точно электронная атмосфера, пульсирует светлый мускус. По меркам парфюмерной воды период «полураспада» у Curium составляет вечность — десять-двенадцать часов на коже.

Camélia Intrépide

ATELIER COLOGNE

8600 руб.

ЗА 30 МЛ

«Бесстрашная камелия» посвящена Амелии Эрхарт — первой лётчице, в одиночку пересёкшей Атлантику. За свою карьеру Эрхарт поставила множество рекордов: например, спустя год после начала учёбы в лётной школе поднялась на высоту 4300 метров (так глубоко в небо не вгрызалась ни одна женщина-пилот) и первой получила Крест лётных заслуг, прежде вручавшийся только мужчинам-военнослужащим.

«Женщины должны пытаться точно так же, как мужчины когда-то пытались», — писала Амелия в последнем письме мужу, объясняя своё желание взять рубеж, ставший для неё роковым, — полёт вокруг света. И хотя в Camélia Intrépide, вдохновлённой жизнью Эрхарт, нет никакого трагизма, для аромата, который позиционируется как женский, он и впрямь бесстрашный: пахнет кожей лётной куртки, крепким чаем в металлическом термосе и озоном недалёкой грозы.

Paloma y Raíces

Homoelegans

€140

за 50 мл

Название аромата «Голубка и корни» отсылает к одному из самых известных автопортретов Фриды Кало: художница прилегла на землю, а растущий из её тела филодендрон — символ стойкости и жизнелюбия в мексиканской культуре — вовсю пускает воздушные корни.

Raíces, то есть как раз-таки «Корни», — это картина о глубокой связи Фриды с традициями, дающими ей силу и защиту. На автопортретах она нередко изображает себя в костюме сапотекской женщины; в общинах этого индейского племени, к слову, по-прежнему действуют традиционный строй, близкий к матриархату: женщины возглавляют сферы управления и обслуживания и имеют большой вес в бизнесе.

Подобная культура Фриде близка: на картине она, голубка — так Фриду называли её родители, — себя в ней буквально «укореняет». То же происходит и в Paloma y Raíces: дымный и копчёный ветивер заземляет острую зелень и тропическую сладость туберозы, которая практически врастает в плодородную почву — как героиня картины.

Rosa Ekaterina

MORESQUE

21 000 руб.

за 50 мл

Итальянская маска Moresque сидит на двух стульях сразу: от арабской и европейской парфюмерии в ней примерно поровну. С первой её роднит увлечение популярными на Востоке формами — агаром, мускусом и шафрановыми розами, со второй — блестящая работа с цитрусами и явная любовь к родовой знати, некогда единственному потребителю всего ароматного.

В коллекции марки есть «Графиня», «Эмир», «Аристократы» и — оттуда же — «Диадема». Теперь Moresque замахнулись ещё выше и выпустили духи, посвящённые Екатерине Великой — фантастической мощи розу, к которой не подъехать на кривой карете. Если любите цветы садовые, в росе и зелени, обходите этот дворец стороной: Ekaterina — взбитая и напудренная, как парик императрицы.

1873

Histoires de Parfums

6020 руб.

за 60 мл

Французская писательница Сидони-Габриэль Колетт прожила несколько жизней: танцовщицы парижского варьете, автора литературных бестселлеров, выдаваемых её первым мужем за свои, второй в истории женщины — кавалера ордена Почётного легиона и первой — президента Гонкуровской академии.

«Женские и мужские возможности примерно равны, лишь в туалетной комнате положение различается», — однажды сказала Колетт, но при этом так и не попала в престижную Французскую академию — на основании того, что принимали туда только мужчин. Впрочем, это не помешало ей стать одной из самых читаемых французских авторов XX века, одинаково любимой интеллектуалами и белошвейками парижских ателье — за остроту языка, правдоподобность персонажей и градус эротических сцен.

Тот же контраст между условно высоким и низким составляет красоту «1873», посвящённого писательнице (название — год её рождения): здесь пышный, царственный флёрдоранж cоседствует с несерьёзным леденцовым аккордом, от которого пощипывает язык.

Marescialla

Santa Maria Novella

9920 руб.

за 100 мл

Женщина, давшая имя пряному одеколону флорентийского дома Santa Maria Novella, была супругой одиозного маршала д’Анкра (отсюда название — «Маршалесса») и молочной сестрой Марии Медичи. Та, выйдя замуж за короля Франции Генриха IV, перевезла во Францию и свою свиту, в том числе Леонору Галигаи, умную и честолюбивую молодую женщину, вскоре назначенную камеристкой новой королевы.

Благодаря вкрадчивой и последовательной протекции Галигаи её муж получил множество должностей и чинов, в том числе звание маршала Франции — но многие говорили, что страной управляет его хитрая жена. Помимо почестей, супруги обзавелись множеством влиятельных врагов, что кончилось вполне предсказуемо: маршала убили, а маршалессу обезглавили и сожгли на костре по обвинению в колдовстве.

Официальное описание Marescialla на сайте марки умалчивает о вышесказанном, но честно обещает «букет пряных и древесных восточных нот». Всё так: «Маршалесса» благоухает мускатным орехом, розой, рассыхающимся паркетом — и дымом святой инквизиции.

Eau Suave

Parfum d’Empire

10 500 руб.

за 100 мл

Жозефина Бонапарт, первая жена Наполеона I, была исключительно деятельной женщиной: купив у разорившегося банкира усадьбу Мальмезон под Парижем, она менее чем за год превратила её в самое пышное поместье Европы. В оранжерее высадили три сотни ананасов. Для отапливания гигантской теплицы построили несколько угольных печей. Из Лондона выписали десятки цветущих культур — редкие сорта георгинов и пионов на протяжении всего путешествия сопровождал британский флорист, которому Жозефина специально для этих целей справила соответствующие документы.

Но главной гордостью императрицы стала огромная коллекция садовых роз, пополнявшаяся до смерти хозяйки, — после развода поместье осталось в её владении. И действительно, Eau Suave звучит как розовый хор, собранный из множества «голосов»: цветочной свежести, зелени стеблей и чашелистиков, фруктовых, ягодных и пряных оттенков роз. Не бойтесь излишней цветочности: это хоть розовый, но шипр — с мшистой крапчатой тенью по периметру цветника.

Фотографии: Molecule (1, 2), One of those, Parfumo, Roullier White, Luckyscent, Salon Parfumer

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.